Вверх страницы
Вниз страницы

Карибский круиз: последняя ставка

Объявление






Внимание! Ролевая подошла к логическому завершению.
• Выложены интересные факты о ролевой, антология постов-победителей конкурсов и последние игровые события .
Обновление от 14.05.2015:
Ищите нас на:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Карибский круиз: последняя ставка » Отыгранные флэши » Человек, который продал мир


Человек, который продал мир

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Флэш носит статус сюжетного, в качестве исключения администрация приравнивает его к отыгрышу в реальном времени.
Название: Человек, который продал мир
Участники: Erika Dalton, Jean Seberg
Время, дата: 19 июня 2011 года, 11 день круиза, 6 день на острове. 5.00 - 6.00, рассвет
Место: кладбище
Внешний вид:

Свернутый текст

http://www.theplace2.ru/archive/natalie_portman/img/55902_Natalie003_123.jpg
http://savepic.su/2073282.jpg

Краткое описание: Гелика убивает Чейси и обвиняет в этом Сократа и Эрику, которые, сбежав с места преступления, становятся изгоями. Им нужно придумать способ вернуться в лагерь и восстановить справедливость.

- Наверное, нам нужно узнать, что происходит в лагере… что все думают о случившемся. Нам все равно придется туда вернуться, вдвоем мы не сможем выжить на острове. Не пойми неправильно, но я не хочу снова оказаться связанным за то, чего не совершал. В лагере есть кто-то, кто доверяет тебе, кто безоговорочно поверит в твою невиновность и не выдаст остальным, если увидит?
- Нет. Я не могу никому полностью довериться. Вряд ли меня там встретят с распростертыми объятиями. Наверняка устроят мастерский допрос. И хорошо, если не свяжут, подозревая в «измене».
- У вас есть поговорка: враг моего врага – мой друг. Если никто не верит нам, нужен тот, кто точно не поверит Гелике. Ты знаешь людей в лагере лучше, чем я, - может быть, есть кто-то, кто не станет ей верить? Кто ее не терпит, может даже ненавидит?
- Джин Сиберг.

Сократ рассказывает Эрике, что все это время именно Джин приносила на кладбище цветы. Вряд ли грядущий день станет исключением, а значит, у Эрики есть шанс поговорить с рок-звездой с глазу на глаз и убедить ее помочь.

Вдохновения!

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/9/11b63b11.mp3|David Bowie – The Man Who Sold The World[/mymp3]
[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/0/a/af1429ac.mp3|Nirvana[/mymp3]

+1

2

Когда я подсаживаюсь к костру, мне кажется, я знаю, о чем они думают: смотрите-ка, звезда снизошла с Олимпа, теперь ей нужно быть как все. Но о чем думаю я?
Я вспоминаю, как я возвращалась пьяной домой и пыталась выглядеть не такой пьяной; как мама встречала меня и пыталась выглядеть на такой пьяной. Джин с тоником решали все вопросы.
Я вспоминаю газовую плиту в нашем доме; требовалось около десяти минут, чтобы разогреть что-то дешевое и отвратительное. Этого времени мне хватало, чтобы переодеться: снять блядское платье и надеть рваные шорты и майку AC/DC. После выпитого в подворотне очень хотелось есть. Мама смотрела телевизор на полной громкости только затем, чтобы не видеть, в каком состоянии я вернулась домой. Соседи нас ненавидели.

Каждый гребаный день в этом богом оттраханном месте Джин возвращалась мыслями к своей матери и к тому, что с ней сейчас. Неизвестность выворачивала душу наизнанку. После того, что они узнали вчера, ко всему прибавился страх. Впервые Джин думала о том, что умрет здесь. Вот так. На острове с толпой незнакомцев, окажется закопанной в той же чертовой могиле, в которой свалено еще больше незнакомцев, просто откинувшихся на пять лет раньше. Еврейка в братской могиле, смотрите-ка, как оригинально.
Ну здравствуй, клуб 27.
Хотя ей всегда было интересно узнать у Курта, стоило ли оно того.
Вставать по утрам и тихо пробираться по острову вошло у нее в привычку, хотя того чувства вины, которое вело Джин к кладбищу все эти дни, уже не было. Что-то очерствело в её груди. Засыпая, она думала о сексе со Славом или о еде, о том, что завтра может быть слишком жарко, или что снова пойдет ливень, что ее одежда уже начинает рваться, - но никак не о раскроенном черепе Кейна в её сортире.
Но приносить цветы на могилы было чем-то вроде ее таинства - секрет, недоступный остальным, нечто, что Джин могла сохранить там, где все было общим. Увы, она еще не знала, что ее секрет давно перестал быть таковым.
Рассвет был алым, а Джин - недостаточно впечатлительной, чтобы оценить и как-то интерпретировать это. Кладбище после вчерашнего выглядело неприбранным; одной могилой больше. Джин не была хороша в собирании цветов, не так как Николь. Она разложила кучки кое-как подобранных друг под друга растений с ярким оперением на могилах, задержалась возле могилы Мод. Провела пальцами, скучающими по струнам, по выщербленному поверх креста имени.
Скоро мы все будем тебе завидовать, подруга. Такие дела.

Отредактировано Jean Seberg (2012-08-28 11:19:02)

+2

3

Усталость сморила еще днем. Сон был спокойным, без сновидений. Зато потом пол ночи не удавалось сомкнуть глаз. Девушка честно пыталась уснуть, чтобы избавиться от мыслей. Только вот напрасно. Она не придумала ничего лучше, чем просто сидеть на прохладном песке, обхватив себя руками. Да и чем еще можно заняться в такое время и в таком месте.
Океан казался черным, неприветливым и пугающим из-за отражающегося в нем ночного неба. Эрика вздрагивала от шорохов, доносящихся со стороны деревьев. Какие-то ночные птицы или звери, не больше. Она даже была отчасти рада, что не спит. Ночь – рассадник зла. Загадочное и непонятное время суток. Недаром ведь именно ночью и поздно вечером происходит столько преступлений. Нарушители закона думают, что темнота им помогает, укрывает их, возможно даже подталкивает и придает уверенности. Забирается в потаенные уголки души и вытаскивает наружу прогнившую сущность. А когда в твоей жизни происходит столь ужасное событие, как смерть близкого человека прямо на глазах, поневоле начинаешь ждать подвохов, боятся. Особенно здесь, на этом острове, в окружение этих людей, которые в любой момент ради спасения своей шкуры вполне способны подставить подножку или даже ударить ножом в спину.
План, если его можно так назвать. Их с Сократом план нужно было привести в исполнение рано утром. Подгадать так, чтобы успеть пересечься с Джин на кладбище. Главное, чтобы ничто не нарушило ее ежедневный ритуал. Эрика действовала словно на автомате. Как будто робот, которому заложили определенную программу. Чувства были смешанные. И страх, и решительность одновременно. И еще что-то непонятное, тревожное такое. Девушка снова и снова думала о сплетении всех событий, снова и снова удивлялась тому, как все быстро, страшно и неожиданно.
Она тихо пробиралась среди деревьев, старалась не шуршать, не наступать на сухие ветки. Почти не дышала и слышала, как гулко бьется сердце в груди. Чувствовала себя не то шпионом, не то преступницей. Боялась, что кто-нибудь ее увидит и поднимет шум. Благо, время раннее, весь лагерь спал.
Еще издали Эрика увидела свежую могилу. К горлу подкатил знакомый ком, от чего пришлось больно стиснуть зубы. Даже не попрощалась… На глаза невольно навернулись слезы. Не время, не время для них. Нужно было поговорить с Джин. Она стояла у одного из импровизированных надгробий. Мод. Далтон выдохнула и все так же тихо направилась к брюнетке. Пугать ее не хотелось, поэтому пришлось сделать небольшой крюк, дабы не подходить со спины. Ну мало ли у девушки моментальная реакция, и она владеет приемами каратэ, вдруг двинет ногой в живот от неожиданности.
- Джин, - негромко позвала Эрика, остановившись на некотором расстоянии, в тени деревьев. Хотелось подойти к могиле Чейса, упасть на колени и раздрыдаться в лучших традициях драмы, но вместо этого Далтон лишь сильнее сжала плечи руками.

+3

4

Сиберг вздрогнула, услышав свое имя, - она была полностью уверена, что находится здесь одна. Обернувшись, увидела Эрику.
- Эрика, бля, нельзя так подкрадываться! - она приложила руку к груди, сердце учащенно билось. Пару секунд потребовалось, чтобы до нее дошло. Эрика. После вчерашнего.
Джин прищурилась, скрестила руки на груди, но не сделала ничего, чтобы уйти. Она не боялась этой девушки. Во-первых, если кто-то здесь и может надрать задницу, да хорошенько, так это сама Джин. Да и любопытно было, чего ей вдруг понадобилось. Случайная встреча? Возможно, но Джин сомневалась в том, что прогулки по кладбищу в рассветный час - отличная идея для беглецов.
- Какого хера ты здесь делаешь? Ты вообще в курсе, что вас с этим долбанным греком в лагере поджарят, если увидят?
У Джин были свои причины не участвовать в охоте на ведьм, ибо и у нее была собственная избушка на курьих ножках. Но Сократ с Эрикой навели вчера шорох в лагере, хотя Джин чувствовала, как от всей этой истории несет, ибо в ней была замешана Гелика. Слишком много дерьма пролегло между ними, чтобы Джин так легко поверила, будто блондинка может быть невинной жертвой. Гелика? Увольте. Не она ли пообещала отрезать Джин пальцы?
Но решать кто прав, кто виноват, она не собиралась. У нее был собственный ад с блэкджеком и шлюхами.
О, в этот котел я не полезу.
Она огляделась вокруг, рассчитывая увидеть неподалеку Сократа. В памяти вспыли слова Уолтера на собрании - недостаток доказательств, все, что было у них, - одни слова. Причем слова, как пафосно говорят в зале суда, лиц заинтересованных.
Сократа рядом не было.

Отредактировано Jean Seberg (2012-09-02 23:09:59)

+2

5

И все-таки испугала, хотя старалась этого не делать. Ей бы шпионом быть с такой способностью бесшумно подходить сзади. В принципе Эрика была готова к любой реакции. Неизвестно, к какому выводу насчет смерти Чейса пришли выжившие в лагере. А значит, и Джин могла встретить беглянку совершенно неожиданным образом.
- Прости, я не хотела пугать, - Далтон еле заметно, даже как-то виновато, пожала плечами и взглянула на девушку. В голову закралась мысль: вряд ли Джин была в восторге от того, что кто-то нарушил ее своеобразный ежедневный ритуал. Это личное, со своими особенными мотивами, но делать было нечего.
Поджарят? Ну, учитывая все то, что творится на острове, это с какой-то стороны даже и не удивительно. Если серьезно, то Эрика почти не сомневалась, что против них с Сократом ополчился лагерь. Она уже, видимо, не походила на ту милую, тихую и очаровательную девочку с большими карими глазами, добрым сердцем и способностью прийти на помощь практически любому. И ладно бы просто скрылась с места преступления, это списали бы на испуг и желание спасти собственную жизнь. Так нет же, Далтон была в сговоре с убийцей, сбежавшим из-под надзора.
- Джин, - чуть понизив голос, произнесла девушка. Она заставляла себя не смотреть в сторону свежей могилы. Получалось. Только вот мысли путались, и Эрика не знала, как лучше начать разговор и что вообще стоит говорить. Хотя какие тут варианты? Нужно говорить правду. Скрывать нечего. - Послушай, ни я, ни Сократ не виноваты в смерти Чейса. Она смотрела серьезно, нахмурившись, пытаясь не вспоминать кровавые картины вчерашнего дня. Почему-то с каждой минутой крепла надежда в то, что Джин все-таки поверит Эрике. Пока неизвестно, что там наплела Фокс, но сама мысль о том, что Далтон убила своего лучшего друга или убежала с его убийцей – несколько абсурдна. В плен ее тоже не брали, иначе сейчас она не стояла бы тут. Разве что все это могло смахивать на хитрый план, но для него нужно иметь воображение как у шикарного писателя детективов.
- Его убила Гелика. Вот оно, признание. Почти с места в карьер, но ходить вокруг да около не было смысла. – Она хотела убить и меня… Не знаю точно, как Сократ освободился от веревки. И правда, об этом Эрика почему-то до сих пор не задумывалась. – Но он схватил меня за руку, и мы убежали. Кажется, в каком-то смысле грек ее спас, выдернув из ступора. Так все это странно. Замолчав, девушка внимательно посмотрела на Джин, ожидая реакции и, пожалуй, рассказа о том, что же все-таки говорят в лагере.

+2

6

Джин продолжала сверлить непрошеную гостью недоверчивым взглядом, руки все так же были скрещены на груди.
- Послушай, ни я, ни Сократ не виноваты в смерти Чейса.
Ага, это оно же так и было, когда вы пришли.
Но дальнейшее заставило Джин забыть ехидство. Прозвучало имя Гелики, оно - как красная тряпка для быка с клеймом "Сиберг" под хвостом. Джин напряглась, глаза ее заблестели, будто она была хищником, который учуял добычу.
- Зачем Гелике убивать кого-то? - протянула она.
Последние дни на острове научили ее осторожности, и она решила чуть проверить Эрику, не показывая сразу, что поверила ее словам. А она поверила, моментально и безоговорочно. Потому что Гелика давно напрягала ее, и чего-то такого Джин и ожидала со дня на день.
Ну серьезно, посмотрите на эту Эрику, маленькую и, чего уж там, жалкую со своими большими оленьими глазами - и на Гелику, которая всем кругом обещает отрезать пальцы и ведет себя, как долбанная Леди Гага.
Картина того, как Сократ спасает Эрику от когтей невменяемой маньячки, очень отдавала голивудщиной, и по всем законам жанра вечером того же дня они должны были предаться страстной и отчаянной любви на земле рядом с костром. Ой, не спрашивайте, почему Джин в такой момент подумала всякие пошлости, в ее голове много чего приосходит, что и не снилось нашим мудрецам.
Тем не менее недоверие в ее глазах сменилось интересом, она опустила руки и теперь ожидающе смотрела на Эрику. Джин чувствовала, что оказалась втянута в историю, в которой сыграет не последнюю роль.

+1

7

- Ты видела ее взгляд? Должна была видеть. В глазах Фокс было что-то темное и по-плохому загадочное, что не укроется от внимательного человека. И это лишь тогда, когда она строит из себя милую дружелюбную блондинку. Эрике же удалось увидеть глаза Гелики, подернутые настоящим безумием. В кино с таким взглядом обычно изображают всевозможных маньяков, психопатов и убийц. Будто бы человек действует, не контролируя себя. Как робот или зомби. – Мне кажется, что у нее какие-то проблемы. Кажется? А ведь это уже почти доказанный научный факт. Проблемы тут у всех, но Джин наверняка поняла, что Эрика имеет в виду голову и психику блондинки.
- По-моему, она хотела прикончить Сократа. Мы с Чейсом, - взгляд на долю секунды скользнул по могиле парня. – мешали ей. Девушка не бралась утверждать точно, потому что события прошлого дня представляли для нее один большой запутанный узел. Некоторые детали были размытыми, но самые страшные картины ярким пятном стояли перед глазами Эрики.
- Джин, - вновь произносит она имя девушки, словно это какой-то доверительный жест. – Нам с Сократом нужно вернуться в лагерь, потому что одни мы долго не протянем. При определенных усилиях и большом желании, конечно, можно попробовать. Только вот слишком это опасно. Особенно, когда напрягаешься от каждого шороха, то и дело ожидая, что кто-нибудь из местных Суперменов решит сделать облаву и поймать предателей.
- У нас с ним разное положение. Да, ведь это не Эрику называли местной убийцей. – И я понимаю, что скорее поверят мне, чем Гелике, но зная наших вершителей правосудия… Есть риск, - девушка замолчала и еле заметно передернула плечами, потому что в памяти мгновенно всплыло избитое тело Сократа. Будет неудивительно, если Далтон привяжут к ближайшей пальме, не дав сказать ни слова.
- Все это очень мутно, согласна. Но мне нужна твоя помощь, Джин. Фактически девушка втягивала Сиберг в скользкую историю. Никто не знает, чем все это может обернуться, но другого варианта пока не предвиделось.

Отредактировано Erika Dalton (2012-09-12 15:38:19)

+1

8

В последнее время у Джин было слишком много мыслей в голове. В ее небольшой и, чего уж там, не слишком красивой голове, волосы на которой без расчески спутались в еще большее воронье гнездо, чем она обычно пыталась сделать с помощью лака и начеса. А ей не нравилось, чтобы ее голова была забита чем-то помимо сигарет.
Но что она могла поделать? Остров брал свое.
Ей вообще казалось, что этот остров - какое-то одушевленное существо, которое живет собственной жизнью и играет по своим правилам. Играет. Это слово получило дополнительное значение.
И все, что Слав предлагал в течение последних дней, - бросить лагерь, уйти вдвоем, найти собственное место под пальмой - теперь не казалось такой уж романтической глупостью. А Джин была готова согласиться. За этим, собственно, и пришла сюда - ну, как за этим. Она уже приняла решение, а это утреннее посещение кладбища должно было стать последним. Прощание. С Мод, с иллюзиями на счет "свободы, равенства и братства", с надеждами на спасение извне. И, что важнее, с сожалениями о смерти Кейна. No more, как говорил Честер Беннингтон, sorrow - редкостный придурок, кстати, и что-то общее с Кейном у него есть...
Сегодня она вернется в лагерь, разбудит Слава и скажем ему только одно слово - уходим.
И вот в этот план втиснулась Эрика.
- Вам с Сократом нужно вернуться в лагерь? - переспросила Джин, брови изогнулись.
Да хера с два. Я не буду помогать этому ублюдку, он же... - она мысленно запнулась, несколько секунд смотрела на девушку, а потом лицо ее разгладилось. Эрика не знала про то, что Сократ был на острове пять лет назад. И не могла знать - вчера, когда всплыла тема с хижиной, списком и вискарем, ее уже не было в лагере.
Сиберг не была великим теоретиком. Она не управляла многомиллионными компаниями и не умела проворачивать хитрожопые сделки, а также наебывать людей и манипулировать ими. Зато она была еврейкой, а это, знаете ли, генетически обязывает. И ей сейчас до неба хотелось задать пару вопросов Сократу - например, какого хуя он забыл на этом острове и что, блин, вообще происходит. При всем при том она понимала, что задавать эти вопросы, не имея в руках убедительных аргументов, бессмысленно. А значит, в беседе поучаствует Слав.
Ты, наверное, считаешь себя очень умной и хитровыебнутой. Подловила меня, сыграла на том, что я терпеть ненавижу эту белобрысую суку, и ждешь, что я кинусь вот так помогать? Да нихера оно мне надо?! Мы сегодня все равно свалим из лагеря, а вы уж там хоть перегрызите друг другу глотки, лично мне - по дешевому барабану. Ну ничего, детка, я не первый раз на родео и сама тебя попользую, мы еще споем дуэтом.
Если Сократ может что-то рассказать, то лучше, чтобы Джин и Слав узнали об этом первыми. Джин прикусила губу, раздумывая, как бы получше провернуть это дельце.
- Гелика - редкостная дрянь, и я знала, я знала это с первого дня! Я не знаю, почему остальные тупят и не понимают этого... В лагере на вас все пипецки злы. Но если это Гелика убила Чейса, они не смогут просто отвернуться. Им придется послушать меня... - она вздохнула, помялась, словно принимала трудное решение. - Окей, я помогу вам. Ты хорошая девочка, Эрика, не то что эта блядина... Я только должна знать, что меня не шарахнет этим по голове. Так что пока в лагере лучше не знать, что я с вами общаюсь.
Она подумала еще немного.
- Давай так. Я подниму сегодня эту тему, а вечером встретимся и расскажу, что да как. Только чтоб без всего этого... - она обвела пальцем кладбище, подразумевая то, как Эрика выцепила и напугала ее. - Где вы с Сократом тусите? Я сама к вам приду.

+2

9

Эрика как будто шла по минному полю. Прекрасно понимала, что многие люди вокруг куда более хитрые и расчетливые. Саму себя она видела такой запуганной и наивной девочкой с потухшими глазами. Казалось, что любой неверный шаг может стоить жизни; будто бы некоторые только и ждут, пока Далтон оступиться. Она пешка, не более. Как бы это не звучало, насколько печально и неприятно не выглядело, все же факт есть факт. И идти против сильных и, скажем так, натасканных людей девушка не планировала. Или просто не хотела.
Джин думала о чем-то, и это неудивительно. Предложение Эрики и ее отчасти странная просьба о помощи любого заставили бы поразмыслить. Может быть кто-то согласился бы сразу, кто-то, наоборот отказался бы, прекрасно понимая, во что-то ввязывается. Девушка не считала себя подобной главному герою сериала «Lie to Me», поэтому даже и не зацикливалась на поведении Сиберг в данную минуту. Не искала подвох. Хотя может быть и надо было.
Ну то, что Гелика та еще зараза, было понятно уже, кажется, всем. А вот то, что вся эта история не выйдет боком и «не шарахнет по голове» - большой запутанный вопрос. Быть может, как-то пронесет, и все получится не так страшно. Но все-таки нужно быть реалистами и готовиться к не самым приятным последствиям. Иначе на этом острове не бывает. Тут даже птицы в случае чего могут кинуть редкостную подляну.
В итоге Джин согласилась, и Эрика благодарно кивнула, вроде бы даже незаметно выдохнула с облегчением. Значит, не зря она пробиралась в лагерь всякими окольными путям, боясь, что ее вот-вот заметят. Зато вопрос Сиберг заставил слегка прикусить губу и задуматься. Стоит ли говорить? Ведь наверняка Сократ не будет рад, узнав, что их «тайное место» вдруг рассекретили. Но со стороны Эрики было бы неправильно не доверять Джин после того, как она согласилась помочь. Все это очень запутанно. Наверняка Далтон сделала неправильный ход, объяснив девушке, как пройти к той самой части пляжа, где они с Сократом прятались и выжидали время. Скорее всего, спустя всего лишь несколько минут в голову Эрики закрадутся сомнения на тему «а стоило ли все-таки говорить?», но будет поздно.
Распрощавшись с Джин, девушка все так же тихо пошла обратно, стараясь быть максимально незаметной и осторожной. Перед этим она вновь кинула взгляд на могилу Чейса. Как же ей не хватает его поддержки и совета. Ужасно. Невыносимо. Чувство собственной незащищенности, уязвимости окутывало Далтон все больше и больше. Но надежда на благоприятный исход всей этой истории умрет последней.

+1

10

Свернутый текст

Я так полагаю, что флэш мы закрываем, поэтому пост напишу как последний ;-)

Как легко пропустить тот момент, когда плохие мысли забираются тебе в голову и надолго укореняются в ней. Джин никогда не была человеком, мыслящим категориями добра и зла. Тексты ее песен были далеки от пафоса и претензий на глубокий смысл. Любовь, встречи и расставания – вот основная их тема.
Категории удовольствия - совсем другое дело. Здесь же, на острове,  ей, возможно, пришлось несколько переосмыслить свое существование и, против своей воли и желания, поумнеть.
Она слушала, как Эрика объясняет дорогу, запоминала и уже продумывала, в каких примерно словах перескажет это Славу. Серб поистине сможет гордиться своей девочкой. Впервые на острове она порадовалась, что у ее избранника такая деликатная профессия - кто как не он сможет заставить Сократа говорить.
Кейн, Томер, Сократ... Было бы неплохо пополнить их список женским именем, и одно у Джин есть на уме.
Она сделала шаг к Эрике. Та выглядела измученной - сказывалась ночь вне лагеря; да и сама Джин не блистала красотой. Алкогольная и никотиновая детоксикация были, что называется, налицо: на бледном, несмотря не загар, полупрозрачном лице пролегли глубокие, преждевременные морщины, а глаза, неожиданно большие, блестели так, как никогда от наркотиков. За время, проведенное на острове, Джин похудела, хотя кто мог бы ожидать этого от и того тощей наркоманке? Волосы спутались, чтобы расплести их, требовалось бы много усилий и времени, и Джин просто не занималась этим. Их проще было вовсе остричь.
Так вот. Она шагнула к Эрике и протянула руку, просто коснувшись её плеча. Чуть сжала его тонкими пальцами, но получилось сильнее, чем рассчитывала.
«Сократ – не тот, за кого себя выдает. Он был на острове в 2006 году и все это время знал, что нас ждет. Из-за него погибла Салли Бергман,» - следовало сказать.
- Я постараюсь помочь. Обещаю, когда-нибудь мы выберемся отсюда, - и ободряюще, хоть и через силу, улыбнулась.
Под «мы» Джин подразумевала их со Славом. Уходила она, когда уже окончательно рассвело, не бросив последнего взгляда на могилы.
Придя в лагерь, Джин взяла нож Слава и обрезала свои волосы так коротко, как смогла. Ощущение, будто продала мир.

+2


Вы здесь » Карибский круиз: последняя ставка » Отыгранные флэши » Человек, который продал мир


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC