Вверх страницы
Вниз страницы

Карибский круиз: последняя ставка

Объявление






Внимание! Ролевая подошла к логическому завершению.
• Выложены интересные факты о ролевой, антология постов-победителей конкурсов и последние игровые события .
Обновление от 14.05.2015:
Ищите нас на:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Разбитый самолет

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

http://savepic.net/2714733.png

Фюзеляж пассажирского самолета, в котором не осталось ни вещей, ни признаков жизни или смерти пассажиров.
http://savepic.su/1726845m.png

0

2

>>>> Тропический лес

Вот честно, Антонина не была самым адекватным в мире человеком, но иногда люди удивляли ее на столько, что на стены хотелось лезть и на луну выть.
Какая в жопу жидкость, о чем она вообще говорит? - кому-то тут нужно срочно перестать топить горе в алкоголе.
Девушка удивленно смотрела на Имельду.
Наше дело обнаружить, а не ослепить или обезглавить, - нож в руке увесистым грузом напоминал о том, что пошли не просто так, но, с другой стороны, и суицид совершать не хотелось.
Она же не какая-нибудь там Тереза...
Если эта телка с пистолетом кого-то одного заметит, то другие смогут найти Джона и Зима, чтобы сообщить им.
- Здесь нет Дайон. Здесь вообще ничего нет. Даже звериной тропы. Сюда никто и никогда не заходил.
А вот это уже, бля, интересно! - она уперла руки в бока, воззрившись на Селин. Слышь, Зверобой говорит, что мы не туда пошли! Так пойдем теперь в другую сторону, - уже обращаясь к блондинке.
Но та не слушала, она смотрела куда-то вдаль, может ошиблась и Дайон таки была тут.
– Нам нужно уйти… сейчас. Что-то приближается…
Тони прищурилась, всматриваясь в море зеленой листвы, пытаясь различить что-то, что объяснило бы высказывание выше. И вот оно! За размашистыми листьями виднелся кусок металл, серый с остатками белой краски на нем и, кажется, сильно содранными синими надписями.
Огосподи, - подумала она и как зачарованная двинулась в ту сторону.
Шаги становились быстрее, уверенней, никаких людей тут не было, зато было это. Огромное заросшее это со здоровенной дырой посредине корпуса.
Это же...это корпус пассажирского самолета, - она тупо указала пальцем в сторону обломков. Боинг или как там они называются, - Антонина глянула на девушек, как-бы приглашая последовать за ней.
Обломки нельзя было назвать такими уж и обломками, фюзеляж сохранился достаточно хорошо. То крыло, которое должно было находиться ближе к ним, лежало обломками на земле и уже заросло зеленью. Тони вскочила на часть крыла и заглянула внутрь через огромную дыру.
Там ничего не было, ни вещей, ни трупов, ни даже костей. Некоторые сиденья все еще стояли вертикально, некоторые разломанные лежали посреди салона.
Ого, я думала такое только в кино бывает...

+2

3

----> тропический лес

обнаружить и скинуть смску нашим могучим рейнджерам? – кинув выразительный взгляд на собеседницу, Стонтон ухмыльнулась и, покачав головой, в стотысячный раз возбранила себя за то, что влезла в эту дурацкую, на грани абсурда, затею. Без оружия, без хоть какой-нибудь подготовки и без плана, мать его – трое, уверяющие окружающих в своей дееспособности, девушек, забрались в джунгли в поисках психопатки с пистолетом, которая по предварительным сведениям убила двоих человек на острове (Имельда как-то сама списала все смерти на нее, ибо опять же, это придавало драматизма ситуации). Подумав над своими выводами, мулатка ухмыльнулась и засучила руки в карманы джинсов. Мы секси, че.
… пока она не спеша будет делать из нас Хелен Шарп, - всплеснув рукой, она добавляет. – Из «Смерть ей к лицу». Брюс там милашка…
Она еще собиралась добавить шутку о некачественном гриме в этом сериале, но Тони ее бесцеремонно прервала, сказав, что они не туда завернули. Мулатка благоразумно умолчала свое замечание, в стиле «эка новость» и, развернувшись, последовала за девушками.
- Мне просто помнится, ты говорила, что не собираешься сидеть на месте. Если мы собирались просто ее выследить, а затем прятаться в кустах, наблюдая за ней… не обессудьте, я пас, ибо это абсурд.
Остановившись, Мел достала бутылку из рюкзака. Намерение уйти в ней крепло с каждой пройденной милей. И она отнюдь не трусила, ибо надежда напасть на след долбанутой в ней умерла в ровно тот момент, когда они дважды прошли мимо одного и того же куста.
К Селин опять что-то начало приближаться, а мулатка сделала несколько глотков воды и фыркнула. Ей богу, с этой блондинкой что-то не так, меня так штырит только когда я под кайфом. И то не всегда… стоп, что за нах?
- Что это? – озвучив вопрос, она последовала за Тони. – Охренееть!
«нах» оказался ничем иным, как пассажирским боингом. Мел сама много раз на таких путешествовала, поэтому при виде искореженной машины почувствовала дискомфорт.
- Что там? – крикнула она брюнетке. Надежду в голосе невозможно было скрыть, если они что-нибудь найдут, значит и шли не зря . – Надо обследовать его. – Последовав примеру длинноногой, мулатка вскарабкалась на левое крыло. Оно успело так зарасти растениями, что не видно было металла под ним. Ну и само собой это делало затруднительным передвижения по крылу. Несколько раз поскользнувшись, Мел все же сохранила равновесие и добралась до крыши, а оттуда соскользнула на нос самолета. Благо, стекла были не на месте, она просунула голову сквозь окно, крикнув девушкам:
- Тут пусто. Совсем.
Она нырнула во внутрь.

+2

4

И все же  найденный самолет ее довольно сильно тревожил. Даже слишком сильно. Это был довольно объемистый, немаленький летун, на поиски которого непременно бы отправили спасательный отряд. Вот только  вокруг покореженного и поеденного коррозией фюзеляжа валялись не менее погнившие вещи кого-то из экипажа.
За ними никто не пришел… а придут ли за нами? – Вопрос рыбьей костью застрял у Селин в горле. Ничего сказать она толком не могла, а поток бессвязных мыслей нарушало лишь тихое пение какого-то тропического существа на высоких ветках.
- Это же...это корпус пассажирского самолета, -Селин посмотрела на Тони.
- Не просто самолета, такого большого пассажирского самолета, вмещающего немало людей. – Она указала рукой на боковую часть фюзеляжа. – Гляди, эта модель уже пару лет как не летает. Давно же он тут…
Имельда уже полезла к самому самолету. Он же, словно тяжело раненный, поверженный хищник, врылся брюхом в землю, а путы из лиан и мха, крепко держали его на месте. Оторванная дверь лежала около дерева, примостившись рядом с отломанный, облезлым крылом, на котором все еще виднелись очертания двигателя. Когда-то яркие краски потускнели,  номер стерся, исчезнув за зеленной растительностью.
Селин осталась около самолета. Неизвестность этого опасного нечто пугала ее, заставляя с опаской оглядываться. Ван-Де-Верде не боялась диких зверей, укусов или отравиться чем-то несъедобным, даже Ли она не боялась, зато этот поверженный металлический гигант наводил на нее страх. По крайне мере от животных и Дайон она знала чего ждать, а от него…
- Самолеты падают намного чаще, чем ты думаешь. – Девушка обхватила себя за плечи и поежилась. Вдруг в голове мелькнула довольно забористая мысль. – Имельда! В кабине пилота должна быть стационарная рация! Посмотри – такой черный ящичек, обычно он рядом с креслом главного пилота!
Что она знала о рациях? Что на каждом корабле, на каждом самолете, должен быть свой радиоузел, что бы в случае бедствия можно было подать сигнал SOS, а в данной случае, после крушения. Это даже не рация, маяк, который подает сигнал вновь и вновь, сообщая координаты. Кто-то должен их поймать и придти на помощь… если поймают.
Она отошла еще на шаг. Даже если они найдут тут эту рацию, то что делать дальше – эта огромная махина, ее не унесут и вдесятером, не то что они втроем. Позвать сюда Джона? Если они его найдут и если Дайон еще не успела приложить к другой группе свои руки. Страшно осознавать, что сейчас где-то не так уж и далеко кому-то угрожает опасность, а ты ничего не в силах сделать.
- Ну как, есть что-нибудь? - Селин приложила ладонь козырьком ко лбу, стараясь высмотреть в мутном стекле фигуру девушки.

Отредактировано Celine Van De Verde (2012-04-12 15:13:31)

+3

5

- Мне просто помнится, ты говорила, что не собираешься сидеть на месте.
А еще я говорила, что у Билли клевый зад. И что? Мне теперь нельзя поменять мнение? - Антонина даже не повернулась в сторону Имельды, ее взгляд остановился на обломках, частично прикрытых зеленью.
Девушка и думать забыла о том, что где-то здесь может бродить злая Дайон с пистолетом. Тем более, Селин говорит, что тут никого раньше не было...
– Имельда! В кабине пилота должна быть стационарная рация! Посмотри – такой черный ящичек, обычно он рядом с креслом главного пилота!
Точно! Хорошая идея. Но, если ты говоришь, что самолет давно лежит, наверное, все не работает...
Старк забралась внутрь вслед за Имельдой, там действительно ничего не было, только несколько кресел и какие-то обломки, много грязи, которую намело сюда за все это время, возможно змеи...
Селин! - позвала Тони. А тут могут быть змеи?
Пока Ван Де Верде мешкала, Тони притаилась, разглядывая поверхность под ногами в полумраке.
Чтобы расколоть фисташку, нужно думать как фисташка...
Она пошла, ступая медленно след в след за Имельдой, если у укусят, так пусть эту грубую сучку, которая постоянно хлещет алкоголь. Дойдя по кабины пилота, девушка остановилась как вкопанная, здесь также ничего не было. Только пыльная приборная панель с разбитым стеклом на датчиках и два пустых кресла.
А где трупы?.. - ее голос прозвучал жутко в полной тишине.

+3

6

Сравнение зада Билли и опасной заварушки со стрельбой? В этом во всем… - она на минуту замолчала, пытаясь придумать не_грубый эпитет. - Непоколебимая логика.
Осмотр самолета занял меньше пяти минут, учитывая то, что осматривать, в сущности, было нечего. Для пущей скрупулезности, мулатка прошлась по разбитой панели руками, из-за чего поранилась осколком стекла. Дерьмо! Порез тянулся вдоль отводящей мышцы и до мизинца левой руки. Вид крови никогда не вызывал у Стонтон ничего даже отдаленно напоминающего дискомфорт, но тут, заметив выступающие красные капельки, невольно вздрогнула и отвела руку. Наверно сказывался стресс и недавно пережитые события, скверно. Мягкотелость для адвоката лишняя черта, придется продлить дисконтную карту у психолога. Если они выкарабкаются, конечно.
От голоса Селин девушка вздрогнула и принялась обшаривать сиденья.
- Тут ничего. – Ровным голосом констатировала Имельда вошедшей в самолет Тони. Однако брюнеточка решила убедится в этом сама и принялась за поиски. Пожав плечами, Мел опустилась на кресло пилота, и заложив ноги на панель, принялась теребить рану. Пусть длинноногая тешит себя мнимыми надеждами, я здесь уже все осмотрела, - подумала про себя она, когда в поле ее зрения появилась Старк.
- Что, нашла склад с начо? – сверкнув белозубой улыбкой, Стонтон облизнула рану на руке. - Ну почему сразу трупы? А может кто выжил?

----- медицинский шалаш

Отредактировано Imelda Staunton (2012-04-29 21:20:47)

+4

7

Пассажирский самолет, немного вытянутый корпус, обшивку кое-где уже поела коррозия, что легко можно заметить. Такое чувство, что кое где на корпусе панели были просто-напросто сорваны? Словно не падение и не время их повредило, а человеческие руки отдирали отдельные куски. Да и вещей в округе просто не было, очень чисто для места крушения…
Селин прошлась вдоль корпуса, проводя рукой по шершавой, поросшей лианами и мхом железной балки, что когда-то была крылом. Удивительно, такое огромное строение, всего каких-то пару лет назад, оно покоряло небо, поднимаясь выше облаков. Никто бы даже представить не мог, что с ним случиться… такое. Тут даже не участь самолета, а участь каждого, кто знает, в какой момент жизни человек рухнет с высоких небес на эту твердую и неприветливую землю, теряясь где-то среди необъятного пространства, что бы кто-то, точно так же как и они сейчас, нашли лишь его кости, кое как напоминающие о былом величии.
- А тут могут быть змеи? – Девушка подняла голову, смотря на то, как Тони ловко перебиралась от одной части самолета к другой.
- Змеи выбирают места похолодней, что бы прятаться от жары… так что держись подальше от сидений, они могут забраться под обивку! – Она сложила руки на груди, осматривая окрестность. Джунгли здесь расступаются, даже больше, образуют небольшую полянку. Солнце  находится слева от нее, значит, что бы попасть в лагерь нужно развернуться на тридцать градусов и стараться не сворачивать.  Что ж… по крайне мере как ориентироваться в джунглях она еще не разучилась.
Подождав, пока девушки закончат осматривать скелет самолета и спустятся обратно, Селин подошла к ним. Времени на обдумывание было мало, но зато была твердая уверенность, что молчать об этом ну никак нельзя.
- Здесь были люди, по всей видимости, они забрали все с собой. Скорее всего, их уже спасли, это хорошо, это означает, что и у нас есть довольно хорошие шансы… - Она провела рукой вдоль поляны. – Я, конечно, не разбираюсь в подобных вещах, точно так же как и рыбак не разбирается в последнем выпуске мод. Но точно уверена, что об этом нужно  рассказать.
Вот только кому? И Тилман, и Мод, и другая добрая половина уже успели дать деру за Дайон, нужно было рассказать кому-нибудь, кто примет эту информацию легко, вроде «занося» ее в свой собственный список важной информации, что бы в какой-то определенный момент, выудить эту самую информацию и спасти положение в любом щекотливом деле.
- Я… видела, кажется, Кристину в медицинском шалаше. Да и вообще в последнее время что-то около него много людей бродит… не к добру все это. Но все же предлагаю найти там хоть кого-нибудь и поведать о том, что мы нашли. Пусть находка ничего полезного для нас не представляет, довольно загадочной кажется мне она.
Ван-Де-Верде всегда считала, что в этом мире ничего просто так не происходит, все имеет начало и конец, каждое событие имеет определенную логику и каждое действие ведет за собой неумолимые последствия. Развернувшись, она направилась сквозь джунгли, туга, где по ее расчетам был шалаш и где были люди, готовые выслушать.

>>>Медицинский шалаш

+4

8

- Что, нашла склад с начо? – Тони фыркнула, подошла к креслу, на котором устроилась Имельда, которая себя облизывала, в темноте салона не было видно, что именно она лижет: ранку или просто кожу...
От начо пердят, как и от алкоголя. Я бы на твоем месте придержала коней с этим, – она сжала губы в утю-утю и, развернувшись направилась к выходу. Если бы выжил, наш следопыт тут же определил бы это, – добавила уже из салона.
Девушка очень аккуратно шла обратно к огромной дыре в корпусе, помня наставления Селин, когда та заговорила снова. По ее мнению, здесь были люди и их кто-то спас. А это уже что-то, хотя сама Тони не представляла как давно это могло быть, ведь все вокруг давно поросло травой.
Если это так, мы должны понять как их нашли, – легко сказать, а сделать еще легче было бы, если бы она что-то понимала в технике, маяках и рациях. Пусть лучше специалисты посмотрят.
Стоя на краю, Тони смотрела вниз, очень хотело пнуть что-нибудь туда и крикнуть «Это Спарта!», но как-то не к месту пришлось бы.
Пусть находка ничего полезного для нас не представляет, довольно загадочной кажется мне она.
Окей, мастер Йода, поддерживаю!
Она спрыгнула. Было грустно на фоне общих событий и этой находки, на фоне того, что ее никто не любил...Ну, как никто, совершенно определенный никто. Вечер неумолимо приближался, нужно было двигаться быстро.
>>> Лагерь

+3

9

------> Лагерь
Ни один день на острове не проходил радужно и беззаботно. Это совершенно не походило на курорт, как шутили местные остряки. Каждый следующий нес новые проблемы, которые по нарастающей добавляли камни в горшок. Когда он переполнится? У каждого свой лимит. Зиму же казалось, что его горе польется через край, когда погибла Мод. Возможно потом, в будущем все утрясется, камни осядут и появится хоть какое-то место для радости, но не сейчас.
Вчера вечером во время и после похорон мужчина стремился быть занятый, говорил с людьми, занимался могилой, помогал кому-то с чем-то, всего уже не вспомнить. А потом отключился как робот без снов и эмоций. Сегодня утром была его очередь идти за едой. Прекрасно! Кто-то предлагал пойти вместо него, но Зим не согласился. Очередь – значит очередь и он был совершенно не против заняться делом снова, чтобы не останавливаться, не проживать увиденное снова, чтобы все это произошло как-бы с ним, но как-бы и нет.
Идя по джунглям с группой людей, он специально сказал, что пойдет глубже, поищет новые деревья, чтобы женщинам в следующий раз не приходилось заходить дальше и нести больше. Прекрасно еще раз!
Ветки били по лицу, серого неба, которое с утра нависало над лагерем, здесь не было видно до определенного момента, пока Джейк не вышел в ту часть джунглей, где деревья стали рядеть, появлялись поляны и маленькие с покрученными стволами банановые деревья. Кроны их клонились к земле, некоторые плоды уже переспели, некоторые валялись на полу изувеченные и потоптанные. Судя по следам, здесь обитали кабаны. Зим решил не тянуть удачу за хвост, срезал несколько гроздей. В рюкзаке было мало места, все уже до верху было заполнено другими фруктами.
- Мда, Тилману не понравится, если я порву рюкзак, - протянул он и кинул бананы на землю, размышляя как поступить.
Очевидным решением было привязать обе грозди за черенки к палке и нести как коромысло. Пока детектив работал, начался дождь. Сначала мелкий, потом сильнее, нужно было возвращаться.
Звуки в кустах вполне могли быть кабанами, поэтому он решил не рисковать и, взвалив ношу на плечи, отправился другой правильной, как ему казалось, дорогой.
Спустя несколько минут пути, он поднял глаза на странную гору посреди джунглей и лишь спустя минуту разглядывания понял, что это вовсе не гора, а обломки пассажирского самолета.
- Охренеть, - выдохнул Зим.
Кажется, этот остров притягивал крушения... Зим подошел ближе и увидел пробоину в обшивке размером с двух крупных сидящих мужчин. Вокруг ничего больше не было, обломки заросли лианами и плохо выделялись на местности. Мелкий моросящий дождь уже превратился в ливень, Джейк взглянул на небо, лицо тут же стало мокрым, как и плечи. Он моргнул несколько раз и закинул вещи в корпус самолета, лучше переждать здесь.
Забравшись внутрь, мужчина стер рукой воду с лицо, отряхнулся. При осмотре, ничего полезного найдено не было, создавалось впечатление, что «все уже разграблено до нас».
Усевшись на самый край огромного неестественного выреза в обшивке, он протянул раскрытую ладонь под дождь. В ней тут же скопилась вода, которую Джейк вылил и повторил упражнение. Тупо глядя на зеленые листья, по которым скатывались крупные капли, он не заметил как отпустил мысли. Вспомнилась Камилла, потом первая смерть еще на месте высадки, затем труп, который позже нашли в джунглях, история с сумасшедшим в спасательной лодке, который съел свою подругу и Мод. Неужели это ждет всех? Безумие, смерть. Тогда почему это должна была быть именно она?
Зим смотрел не мигая, по все еще влажной щеке скатилась струйка воды, которая сформировалась у нижнего века покрасневших глаз. Он не заметил, все равно здесь никого не было, а эмоции выплеснулись наружу, после многих часов тупых действий. Мод словно ждала чего-то в жизни, на сколько он успел ее узнать, ждала чего-то лучшего, чем было с ней до этого. Ранение, работа, отсутствие семьи, попытки заменить ее, Томер... Нереально поверить в то, что такой человек заслуживает смерти от рук больной извращенной женщины.

+1

10

>>> Из лагеря, первый пост 5 дня на острове

Все было сложно. Нет, в жизни Терезы вообще никогда не было по-простому – да и как это может произойти с кем-то, обладающим хотя бы зачатками ума? Но сейчас она запуталась в себе, была дезориентирована собственными страхами и эмоциями. Эмоциями, такими сильными, как никогда прежде. Что же, все бывает в первый раз.
Она просто не могла не пойти за Джейкобом, только не когда он в таком состоянии. Тереза не думала, что он может как-то навредить себе, но она действительно никогда не видела Зима такими. Даже после смерти Камиллы. Какое-то маньячное ощущение заставляло ее преследовать мужчину повсюду, и чем меньше ему нужно было ее общество, тем больше Терезу тянуло оказываться где-то поблизости.
Она осторожно раздвигала листья руками, боясь упустить его из виду, а когда на небольшой поляне увидела остов самолета, то поняла, где именно он может находиться. Тереза постояла некоторое время, прижавшись спиной к холодному, проржавевшему металлу. Ему нужно время. С другой стороны, человек не должен оставаться наедине со своими черными мыслями. Он начинает думать о жизни и делает определенные выводы. В общем, посмотрите на Терезу. Она слишком много думала, и к чему ее это привело?
Начался дождь. Воистину, иногда природа как будто специально угадывает наше настроение. Тереза пошла вдоль остова самолета, к пробитой в борту дыре, остановилась возле ее края, рядом с ним.
- Джейкоб, - позвала она и взяла в руку его ладонь, подставленную под дождь. В голосе было и сочувствие, и вопрос – ну что же ты так? – и какая-то материнская нежность, и понимание. Она склонила голову набок, глядя на его лицо и неловкое движение, которым он размазал влагу по щеке. Дождь усиливался, Тереза чувствовала, как холодные капли напитывают волосы и неприятно стекают по вискам.
Джейкоб Зим всегда был таким сильным, таким уверенным, в нем горел огонь, а эта позиция – я помогу тебе, даже если ты против – пусть и бесила ее, но сама по себе была очень подкупающей. Им всем был нужен именно такой человек – ей был нужен такой человек. И тот, кого она сейчас видела перед собой – разбитый, опустошенный – лишь подчеркнул важность настоящего Джейкоба, верящего в себя и в то, что в этом мире есть место для справедливости.
Все. Край. Она больше не сможет этого выносить.
Все, что Тереза чувствовала к нему, что накопилось за эти дни, захлестнуло ее одним порывом. Она все еще держала его руку, в обеих ладонях, как будто согревала на холоде. Она подалась вперед, заставляя его раздвинуть согнутые в коленях ноги, и, дотянувшись, прижалась своими губами к его губам. Тереза выпустила его руку и обхватила ладонями подбородок Джейкоба, а ртом захватила его нижнюю губу, начиная теплый, неспешный поцелуй.

+1

11

Когда уходишь в себя, мало что замечаешь вокруг. Вполне может быть, что на пути к обломкам Джейку встречалось гораздо больше фруктовых деревьев и даже туша слона, но заметить он этого не смог. Также, как не заметил приближение Терезы. Мужчина вздрогнул больше от неожиданности, чем от страха. Свободной рукой, которая лежала на голени согнутой в колене ноги он быстро провел по лицу, шумно втянув воздух носом.
Кому понравится, если его застанут врасплох да еще и пускающим слезу, да еще и Тереза, которая наверняка не упустит возможности... Стоп. Как сюда попала Тереза?
Что ты тут делаешь? – как-то неуверенно спросил он, глядя то на девушку, то на ее руки, которые обхватили его ладонь.
Она стояла под дождем, волосы намокали и грузом опускались на плечи, такие же мокрые. Сегодня не было тепло, если долго стоять под проливным дождем, можно простудиться. Наверное об этом нужно было подумать, подвинуться и помочь девушке влезть в разломанный корпус самолета. Однако все, о чем мог думать Зим, это ее пальцы, сжимающие его ладонь.
Так странно. Мысли сплелись с какое-то подобие сложной косы, перетекая одна в другую, превращая в желе, он все еще не мог выйти из состояния ступора и сделать что-то адекватное. Зато Тереза могла, она отпустила его руку, потянулась вперед и поцеловала. Что-то щелкнуло в голове. По правде сказать, это была серия щелчков, как взрывы питард или что-то типа того. «Тереза?» - хотелось спросить спросить, сделав удивленное лицо.
Но он не спросил, просто прикрыл глаза и наклонил голову. Поза вышла довольно-таки странной, ему пришлось опустить голову между согнутыми в коленях ногами.
Как этой девушке удавалось быть такой брызжущей ядом и нежной одновременно? Это какое-то страшное колдунство, или дождь, или смерть... Джейк не хотел ничего анализировать, он просто был благодарен за момент, целуя ее влажные мягкие губы, положил ладони на талию и, завершив поцелуй, втянул Доэрти в самолет.
Получилось так, что Тереза стояла на коленях между его ногами и теперь ему приходилось задирать голову, чтобы смотреть ей в лицо. Она была уже совсем мокрой, а у Джейка в рюкзаке в боковом кармане была рубашка, которую он прихватил на всякий случай. И разумнее было бы, конечно:
Ты совсем промокла, лучше переоденься в сухое, – голос был каким-то хриплым, словно с трудом вырывался из груди, а руки все никак не покидали тела девушки.
Теперь она уже сидела на его выпрямленной ноге, ладони Зима тянули вверх мокрую футболку, а сам он целовал белую кожу на ее тонкой шее, убирая тяжелые от впитанной воды волосы назад. Мокрую футболку мужчина на вытянутой руке, практически не глядя, повесил на уцелевшее пассажирское кресло.

+1

12

Говорят, что самыми лучшими родителями становятся люди, которые вообще не любят детей. Что более сильный иммунитет у тех, кто в детстве часто болел. Всё это парадоксы, как и то, что Тереза, так долго прятавшая свои сильные чувства, вдруг обнажила их разом, ничего не утаивая и ни в чем не сомневаясь. Импульсивности в ней было гораздо больше, чем могло показаться.
Тереза целовала его так, как никого прежде, будто он был первым (не был) и единственным (отчасти). Она не пыталась превратить этот поцелуй в нечто, что запомнится ему навсегда или разом "сорвет крышу", но касалась его губ с мягкостью влюбленной и очень одинокой женщины. Если бы он знал, как она на самом деле ценит его...
Джейкоб, что удивительно, не оттолкнул ее, наоборот - отстранившись, он потянул Терезу к себе, помогая забраться внутрь разбитого самолета. Тереза могла видеть, что он улыбается. Она стояла на коленях рядом с ним, смотрела сверху вниз на его лицо, уставшее, осунувшееся, с впалыми кругами под глазами, загорелое, красивое. Мужчина не должен быть красив - Тереза никогда не ставила внешность во главу угла, - но Джейкоб был.
Она молчала, он стягивал с нее футболку. Подавать назад и пытаться остановить его было поздно, да и не хотелось. От его поцелуев Тереза теряла контроль, одни чувства (осязание, вкус, слух, любовь) обострялись, притупляя другие (зрение, юмор, депрессия). У нее уже давно никого не было, а Джейкоб был слишком сексуален.
Оказавшись обнаженной выше пояса, Тереза, не сводя с него взгляда, потемневшего от желания, медленно поднялась на ноги, оставаясь на том же месте между его ног. Она расстегнула пуговицу и ширинку на своих джинсах и, оттянув на боках, спустила их вниз, осторожно выступила из штанин. Следом на полу оказались ее купальные плавки. Она обошла Джейкоба, опустилась на колени за его спиной и, обвив руками его талию, скользнула ладонями под футболку. Тереза целовала его шею, щеку, подбородок, вкрадчиво коснулась кончиком языка его губ, а руками гладила торс, чувствуя упругие мышцы живота и груди.

+1

13

Ее кожа под футболкой была влажной, Зиму вспомнился вчерашний день, а точнее самое начало дня, когда они вместе были на реке, стояли по грудь в воде и Тереза подскользнулась...
Ладони его скользнули вверх по белой коже, одна остановилась на аккуратной груди, накрывая ее и слегка сжимая шершавыми пальцами. Джейк пытался поймать ее губы своими, но Тереза поднялась на ноги, глядя на него. На пол упали джинсы, затем плавки.
Ты прекрасна, - хотелось ему сказать и нужно было сказать, потому что девушка вдруг зашла  за его спину, опустила на колени и...если честно, он не понял, что и.
Это какой-то момент просветления, когда еще чуть-чуть и все закончится. Детектив забыл в Майами свою машинку для чтения мыслей и не понимал, что происходит.
Тереза? - он повернул голову к ней настолько, насколько смог, разворачивая корпус, наткнулся носом на ее подбородок, чуть приподнял голову и девушка сама его поцеловала.
Глупо было спрашивать уверена ли она, тем более он ощутил прикосновение ее ладоней под своей футболкой, поднял руки вверх, позволяя ей потянуть за края.
Одной рукой Зим расстегивал и стягивал джинсы, другой не переставал гладить девушку по волосам, горячо целуя ее. Движения были поспешными от нетерпения, потому комичными в некоторой степени. А вы попробуйте сидя снять с себя джинсы и белье. Не получается? Вот и у него не очень вышло, пришлось встать, проделать все это и только потом поднять Терезу с пола корпуса самолета, держа за руки.
Пятясь назад, Зим наткнулся на то самое кресло, на котором висела мокрая футболка, опустился на него, притягивая вниз Доэрти. Он взял овальное лицо девушки в свои ладони, принялся медленно и нежно целовать ее губы, затем опустился ниже по шее и остановился на ключице. Тереза прогнулась в спине, удерживая ее, он целовал грудь. Пока движения  были медленными и осторожными, будто робкими, будто он все еще не был уверен, что через минуту не последует какое-нибудь замечание или насмешка и все это не окажется сном.
Любому терпению приходит конец, Зим подтянул бедра Терезы ближе к себе и, чуть приподняв ее тело, опустил снова вплотную прижимая к своему. Девушка охнула, он отстранился, заглядывая ей в лицо в поисках реакции, но по нему не читалось ни боли, ни дискомфорта.
Джейк улыбнулся и крепко обнял ее за тонкую талию, касаясь открытыми губами плеча, Тереза начала двигаться.

+1

14

Тереза стеснялась. Это было так противоестественно для нее, так странно – стыдиться своего тела. Ведь она сама говорила (и не лицемерила), что физиология человека – это лишь физиология, без эстетики и прикрас, и человек, особенно женщина, такой какой он есть – всего лишь человек. Но она прижималась к спине Джейкоба, чтобы скрыть свои тощие ребра, и выпирающие кости, и отсутствие груди…. Он превращал ее в женщину, со всеми их слабостями и комплексами.
В другой момент Тереза бы возненавидело его за это, но не сейчас, когда возбуждение сделало свое дело,  и по телу разливалась дрожь, противиться которой невозможно.
Тереза никогда никого не любила. Но за последнюю неделю в этом предложении появилось продолжение – «кроме». Тереза никогда никого не любила, кроме…
Так вот значит это как.
Отдавать всю себя. Идти против своих убеждений. Мыслей. Пристрастий. Быть не одним человеком, а лишь довеском к кому-то. Целовать его губы так, как никогда и никого. Чем больше Тереза сдерживала себя все это время, тем ярче ее желание вырвалось наружу сейчас. Кто бы мог подумать… Возможно, и ей хотя бы раз можно почувствовать любовь? Почему не сейчас?
- Джейкоб, - шептала она ему в губы, поднималась вместе с ним, накрывала ладонями его руки, расстегивающие ширинку.
Мокрые волосы попадали ей в рот, и приходилось судорожно отбрасывать их назад. Она почувствовала, как Джейк притягивает ее вниз, села ему на колени, поддаваясь каждому движению, каждому касанию, и так сладко… Его лицо в районе груди, и Тереза гладила его волосы, и прикрывала глаза, как будто доверяла на все сто процентов. Губы, и так большие, распухли от его поцелуев. Он.
Тереза вздохнула, чувствуя его – она совсем не ожидала, что будет так много и глубоко. Это было удивительно, но приятно. Ей вдруг подумалось:
Так вот почему он такой самоуверенный.
Но эта мысль, едва только появилась, тут же пропала. Ей было не до сарказма. Она занималась любовью.
Она поднималась и опускалась – сначала медленно, но все наращивая темп. Тереза была слишком сложным человеком, и только так могла рассказать ему, как сильно его любит, как хочет, чтобы он жил, как нуждается в том, чтобы он был прежним – сильным, уверенным, благородным. Она прижимала голову Джейкоба к себе, гладила его волнистые волосы, такие мягкие, и глубоко, шумно дышала. Ей было хорошо. Если бы Тереза представляла себя с Джейком, она бы представляла свои ощущения именно так. Ее кожа, влажная от движения, скользила, Тереза гладила его плечи, его татуировки, его спину. Где-то на периферии она думала, что он никогда не простит ее за это, но возбужденное тело перекрывало работу мозга.
Это было сложно.
Слишком много эмоций… он не должен узнать…
Она уткнулась лицом во впадину между его шеей и плечом, вдыхая терпкий аромат влажной кожи, прижимаясь к ней губами. Она, уставшая, замедлила темп.

+1

15

Среди смерти, в неизбежности и страдании можно обрести настоящее счастье. Так бы сказала их персональная монашка, с которой у Зима бывали короткие разговоры. В том случае "Бог в помощь" не совсем работало, нужна была реальная физическая помощь.
Но она была права, в этом была права. За последние 5-6 дней Зим не помнил моментов просвета, ни одного, кроме этого.
То, что происходило сейчас, было прекрасно в каком-то добром смысле, за это он был безмерно благодарен Терезе. Но не в пошлом смысле "спасибо, клево перепихнулись", он вообще сейчас даже не думал об оценке, о сравнении, о классификациях.
Это был искренний момент, который был нужен, кажется им обоим.
Когда влажные уже не из-за дождя тела остановились, все еще было какое-то движение, руки еще прижимали ее тело, по которому прошла мелкая дрожь, Зим слышал ее дыхание, свое дыхание и шум дождя за пределами старого наполовину разрушенного корпуса самолета.
Такими же далекими казались все проблемы, все, что произошло за последнее время. Теперь, как бы глупо, наивно и ванильно это ни звучало, у него была Тереза и она была:
Ты очень красивая, - тихо произнес он, просто почувствовал, что нужно сказать и хочется сказать именно это, - особенно, когда улыбаешься, - словно иллюстрируя слова, Зим улыбнулся, глядя ей в лицо.
Пальцы гладили щеку, мужчина не сводил с нее глаз.
Тебе удобно? - спросил он. Хочешь пересядем? - внезапно засуетился, подаваясь вперед, наклонился в бок, одной рукой вытащил из кармана рюкзака рубашку и накинул на плечи Терезе.
Разгоряченные тела остывали, из-за дождя было холодно, а Доэрти слаба после болезни. Кстати говоря об этом, он надеялся, что физическая активность не повредит ее здоровью еще больше. Зим коснулся губами впадины между двумя округлыми бледными частями тела, которая виднелась из-за расстегнутой рубашки, не удержавшись от соблазна, еще раз поцеловал ее в губы, растягивая поцелуй.
Я только не понимаю, - чуть погодя он снова заговорил, - почему все это время ты вела себя будто ненавидишь меня?

+1

16

"Доктор... вы верите, что в жизни человеку отпущено счастье, за которое не придется платить?"
На какой-то момент ей действительно показалось, что вот-вот, еще немного - и она потеряет сознание. То ли от болезни не отошла, то ли от недостатка еды... а может, просто действительно человек не может выдержать столько счастья.
Да, на несколько секунд Тереза была счастливой. Не думала о том, что будет потом, о себе, о нем. Прогнувшись назад, обвила руками его шею, простонала что-то еле похожее на его имя, и закрыла глаза.
Отрезвление пришло слишком быстро. Незаслуженно быстро. Тереза обнаружила себя в его объятиях, обнаженной, разгоряченной. Она открыла глаза - сначала один, потом другой, и с какой-то опаской смотрела в лицо Зиму, ожидая его реакции. Предсказать оную Тереза не могла. Он вполне сможет прогнать ее - между ними никогда не было хороших отношений, она об этом заботилась.
А на самом деле не хотелось думать ни о чем. Просто лечь где-нибудь и дать себе пару минут отдыха.
Вместе этого он назвал ее красивой и одел в свою рубашку. Меньше всего сейчас Тереза думала об удобстве, она мысленно отбрасывала фразы, одну за другой, впервые в жизни подбирая слова, которые могли бы его не обидеть.
"А ты любитель поболтать после секса, да?"
"Ты перепутал последовательность. Девушку нужно разводить до, а не после".
Ну и все в этом духе. Тереза просто промолчала, лишь внимательно разглядывала его лицо, с какой-то усталостью и грустью. Она проигнорировала оба его вопроса, но разве Зим когда-то нуждался в ответах?
Тереза поддалась поцелую, чуть приподнявшись на коленях и прижавшись к нему животом.
Ты мог бы быть мужчиной моей мечты... Если бы у меня была мечта.
- Я только не понимаю, почему все это время ты вела себя будто ненавидишь меня?
Аааааай.... Ну вот что она может ответить?
- Потому что... - мы не пара. - ...я сложный человек.
Тереза сменила позу и села впол-оборота на нем, приобняв за шею. Она коснулась пальцем ящерицы на его груди, осторожно провела по татуировке, будто бы поглаживая животное.
- Я знаю, что тебе было сложно последние дни... Сложнее, чем всем нам, - из-за Камиллы или по каким-то другим причинам. - Я просто хотела, чтобы ты почувствовал себя лучше.
Тереза перенесла руку ему на лицо, притянула его к себе, на мгновение задержалась в каких-то паре сантиметров, рассматривая, и поцеловала, уверенная, что делает это в последний раз.

+1

17

Они были сейчас так близко и Тереза прижалась к нему всем телом, это вызывало такое приятные ощущение завершенности, будто все так и должно было быть с самого начала.  Джейк почувствовал, что Терезе сложно далась близость, в какой-то миг она ослабла, обмякла и потеряла контроль над своим телом. Это была не одна из тех реакций, которые идут в нагрузку с оргазмом, просто ей нужно было больше есть и отдыхать, а не ходить по джунглям за ним и потом активно приседать...
Черт! О чем я думаю?
Он был очень рад, искренне рад, что она здесь и что все так сложилось. Это был момент счастья, который не хотелось портить. Только вот Тереза, кажется, не разделяла его мнения.
- Потому что... я сложный человек, - она поменяла позу, Зим помог девушке пересесть, все еще используя каждую возможность, чтобы прижать ее к себе, обнять, осторожно провести ладонями по телу.
Ее пальцы коснулись татуировки на его груди. Джейк представил как знакомит ее с сестрой. Летнее утро, племянники возвращаются с прогулки, сестра все еще в фартуке, она очень хочет понравиться этой "сложной" девушке.
Наверняка Зим единственный мужчина на земле, который думает о будущем после первого секса. Но для него как-то все сложилось, он не собирался отпускать Терезу, не собирался давать ей возможность чувствовать себя несчастной.
- Я знаю, что тебе было сложно последние дни... Сложнее, чем всем нам, - он не совсем понимал, о чем она.
Слова Терезы звучали сейчас алогично после всех этих нападок на него из-за Камиллы и...Стоп. Нападок из-за Кэм? Неужели Терезе он нравился раньше, еще до острова, т.е. тогда он был прав на Ямайке, девушка не случайно натыкалась на него на палубе? Какой-то бред.
Зим  нахмурился, свел брови, от чего образовалась морщина между ними.
- Я просто хотела, чтобы ты почувствовал себя лучше,и тебе это удалось.
Ответив на поцелуй, он положил ладонь на ее бедра, сжимая кожу пальцами.
Тереза, - тихо проговорил мужчина у самого ее лица, я тебе благодарен за это, - с трудом удалось открыть глаза, переборов себя, еще один раз будет лишним, - но трудно было не только мне...и... - он сглотнул, в горле пересохло, - не подашь воды? Я не смогу дотянуться.
Подождав бутылку с водой, детектив сделал несколько глотков и, закрыв бутылку, поставил ее  на пол. Поразмыслив, он все же встал и надел белье, а потом подошел к девушке, обнимая ее сзади.
Если хочешь, надень мои джинсы, чтобы не замерзнуть, - он поцеловал ее в плечо через рубашку, потом в шею и добрался до губ.
Мне тяжело разговаривать, глядя на твои ноги, - Джейк улыбнулся, - слабеет самоконтроль. А я не хочу, чтобы ты чувствовала себя хуже, - он все еще не выпускал ее из объятий. Дождь все не прекращается, нам придется переждать тут.

+1

18

Ему как будто было сложно говорить, Джейк буквально выдавливал каждую фразу. Тереза удивленно приподняла бровь, глядя на него, потом подала воды, но ответ получила уже вскоре, со фразой:
Мне тяжело разговаривать, глядя на твои ноги, слабеет самоконтроль. - Так вот оно что, ненасытный ты наш.А я не хочу, чтобы ты чувствовала себя хуже.
Казалось, они играли в "окажись сзади". Его руки до сих пор оплетали талию Терезы, она кожей чувствовала его дыхание и улыбку - она не хотела, чтобы он ее целовал еще, потому что это было слишком хорошо, она была не вправе испытывать это счастье, со всеми ее тайнами, и секретами, и скелетами в шкафах.
Лучше было не поворачиваться, чтобы не смотреть ему в глаза. Как она сможет исполнять принятое решение? Как человеческих сил вообще может на это хватить?
- Джеееейк... - тихо, слабо, почти просительно, - ...об.
Она собиралась признаться, что ей было слишком хорошо с ним, и хуже просто исключено, но вместо этого:
- У меня ведь есть и свои джинсы.
Рубашка на ее плечах пахла им. Ой, ну давай, как школьница, заройся в нее лицом и разрыдайся от умиления. Странно, но Тереза не озвучивала свои мысли вслух, хотя обычно такая потребность всегда присутствовала. Она и злости не чувствовала... Это все гормоны. Да, дело в них. Лечебная сила секса... или Джейка.
Тереза выскользнула из его рук, подошла к своим вещам, натянула сначала оставшуюся половину купальника, потом джинсы. Холодно ей не было, и даже одевшись, она продолжала чувствовать себя обнаженной под взглядом Джейкоба. Она смерила его влюбленным оценивающим взглядом и вдруг улыбнулась.
- А тебе все-таки удалось сломать лед.
Как быстро все здесь происходит! Шум дождя за ее спиной, казалось, затихал. Тереза с щемящей болью в груди осознала, что они с Зимом будут вместе только до тех пор, пока идет дождь. Как лить перестанет, они вернутся в лагерь, и там все будет кончено.

+2

19

Тереза протянула его имя так будто он ее пытал и не хотел освобождать пока не услышит всей правды о том, кто в действительности взял ее лифчик. Машинально мужчина разжал пальцы, отступая назад.
- У меня ведь есть и свои джинсы.
Он пожал плечами и учтиво указал рукой  в сторону спинки кресла с ее одеждой.
Думал, ты предпочтешь одеть сухие...
В общем, не так важно какие именно джинсы одела Тереза, она была все также привлекательна в его рубашке не по плечу, как и без нее. Он последовал тому же примеру, одел свои брюки, оперся одной рукой о верхний край пробоины в корпусе, глядел в джунгли, словно ждал чего-то.
Капли дождя, которые попадали на кожу, приятно охлаждали тело, Джейк задумался о том, что, в общем-то, проблемы не исчезли, смерти нельзя перечеркнуть, а дождь – своеобразное ограждение от лагеря, в котором столкновение с реальностью неизбежно. Чтож, как говорил старший инструктор в полицейской академии «палец сломал, больно, да? Смирись с этим!» и Зим мирился, тем более,  теперь это было гораздо проще и приятней делать. Он перевел взгляд на Терезу, рассматривая очертания ее фигуры сквозь одежду, больше даже вспоминая их.
- А тебе все-таки удалось сломать лед, – он засмеялся, опуская глаза на пояс, из-за которого выглядывала резинка от, простите, трусов с надписью «айсбрейкер».
Раз я сломал лед, а ты не хочешь, чтобы я тебя обнимал, давай поговорим. Например, – он не двигался, так и стоя у своеобразно входа, упершись одной рукой в стену, - почему ты не хочешь, чтобы я тебя обнимал? Или я не знаю, кто такой Алекс? – на мгновение лицо стало серьезным, но потом Зим улыбнулся снова. Ты просила его позвать в бреду.

+2

20

Тереза удивленно воззрилась на Джейкоба, когда тот с видом обиженного ребенка отвернулся к пробоине в борту самолета, а засим пару раз повторил, что она – цитируем! – «не хочет, чтобы он ее обнимал». Тереза даже растерялась.
Что происходит? В его мире высоких прыжков и тантрического секса слова обладают противоположным значением?
Она вздохнула, обхватила руками свои плечи, как бы закрыв грудь.
А сейчас спросишь, почему я не хочу, чтобы ты смотрел на мою грудь?
- Алекс… Ты действительно не знаешь, кто он, - она нахмурилась, сделала шаг по направлению к Джейкобу, а когда расстояние между ними стало малым до напряжения, опустила руки – они повисли вдоль тела. Тереза же приподняла голову, заглядывая ему в лицо.
Смерть больше, чем любовь, или сама – любовь. От этой темы нас отвлекают утраты. Утрата тех, кого мы любим, родины, надежды, дома, нашего места в истории и в собственном повествовании. Утрата больше, чем любовь, или сама любовь; больше, чем смерть, или сама смерть. - вряд ли он бы понял, о чем она, если бы Тереза озвучила эти мысли. Поэтому она не стала. Заговорила более конкретно.
- Он был моим лучшим другом. Мы все делали вместе. Росли вместе. Учились вместе. Вместе боролись с диабетом, - она сделала красноречивую паузу, взгляд остановился на губах Джейка. – С ним никогда не было скучно.
Она несколько раз часто моргнула, отвела взгляд, смотрела на дождь. Она никогда не любила мокрую погоду, и море не любила. Всю жизнь прожила в Калифорнии, а местной не была никогда.
- Но это уже не важно, тем более здесь. Что прошло, мне уже не интересно. Сожалеть и раскаиваться – это бессмысленные занятия.
Она знала, что не для Джейкоба. О нет, в его случае это были самые интересные, занимательные и вообще лучшие способы времяпровождения – почему иначе он постоянно был увлечен именно ими? Тереза и не надеялась, что может как-то изменить его. Менять людей вообще неблагодарное занятие, такое же бессмысленное. Потому что люди не меняются.
Возможно, это единственный шанс сказать то, что она собиралась сказать. Раз уж у них момент откровения. Впоследствии он будет ненавидеть Терезу.
Она аккуратно коснулась его груди, покрытой темными волосами, самыми кончиками пальцев, и, облизнув губы, сказала:
- Помнишь, тогда, перед самым крушением, мы были на корме, и ты сказал мне… - о, он много чего сказал. Помнится, там фигурировали тезисы «ты говно», «обосралась от страха» и подобное… Джейкоб Зим не стеснялся в выражениях. – Что я лицемерна. Ага, а потом поинтересовался, не хочу ли, чтоб ты меня грубо трахнул. Как будто ты умеешь.Ты до сих пор так считаешь?
Ей не нужны были заверения в том, что она единственная и самая прекрасная, потому что это было не так, и обоим это было известно. Тот факт, что они переспали, изменил их отношения, но не их самих. Люди не меняются. Меняется наше представлении о тех, кого мы знаем.
А Тереза… Тереза всегда знала, что была для Джейкоба Зима архетипом - только призраком той женщины, которую он не смог спасти. И каждый раз, когда Тереза была на пороге смерти, - будь это тонущий лайнер, змеиный яд или больная на голову норвежка, - Зим словно возвращался туда, в электрогенераторную Селебрити, где на полу в луже крови, с пробитой головой лежала другая женщина.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC