Вверх страницы
Вниз страницы

Карибский круиз: последняя ставка

Объявление






Внимание! Ролевая подошла к логическому завершению.
• Выложены интересные факты о ролевой, антология постов-победителей конкурсов и последние игровые события .
Обновление от 14.05.2015:
Ищите нас на:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тропический лес

Сообщений 21 страница 40 из 64

21

- Может быть, их еще не сдует ветром. - поразмыслив, решила Николь. Девочке совсем не хотелось в новый шалаш, Николь только-только успела привыкнуть к уже построенным. - А где здесь жить? Ты построишь новый шалаш? Из веток? - Николь посмотрела наверх, пытаясь решить, что можно построить из веток побольше и поменьше, и годятся ли они вообще для строительства. - Как найдет дорогу Паркер? - девочка перевела взгляд со Слава на Паркера. Он, конечно, напугал ее тогда, и прогнал жабу - почему-то же она ускакала, услышала, наверное, Паркера, но бросать его одного в джунглях Николь было жалко. - Эдди тоже хотела уйти жить в джунгли. Только вчера стало темно, и она не успела, а сегодня испортилась погода. - Николь рассказала о вчерашних масштабных сборах Эдди, закончившихся, правда, не в джунглях, а на пляже. - Ты теперь замерзнешь?.. - Николь подтягивала рукава - у нее похожие на длинные птичье крылья, чтобы высунуть руки. Мокрая снаружи кофта оказалась пока сухой и теплой изнутри, и Николь стала довольно быстро согреваться.
Все собрались было куда-то идти, и девочка тоже собралась. Но, Николь не успела и толком понять, что происходит, как стала куда-то падать. Ухватиться было не за что, и Николь нырнула под воду, непривычно холодную и грязную. Вынырнув и наглотавшись воды, девочка пыталась откашляться. Испуганная, Николь озиралась по сторонам, в полумраке понимая только, что и Папкер, и Джин, и Слав тоже оказались сдесь, то ли в яме, то ли в колодце - они как будто провалились в открытый люк, как в смешном кино, только в самом деле, и было Николь очень страшно, а совсем не смешно.

+3

22

Радослав ждал, пока Джин оденет Николь. На реплику девочки:
- Ты теперь замерзнешь?..
Он многозначительно положил ладонь на зад певицы и ответил за нее:
Я ее погрею.
Вряд ли какой-нибудь нормальный человек сказал бы что-то подобное при ребенке и сексуально встревоженном подростке. Но это был Слав, который мало что смыслил в общении с маленькими людьми.
В какой-то момент получилось, что все четверо стояли на небольшой площади грязи, по ногам текла вода, обувь застревала. А потом земля вдруг ушла из-под ног и они полетели вниз. Приземление было мягким, серб упал на колени, опираюсь руками впереди себя, поэтому сначала его голова оказалась под водой. Быстро мужчина выпрямился, вода стекала струями по лицу вниз, сливаясь с той, что сейчас была ему по грудь. Слав попытался подняться с колен, поискать глазами Джин, а потом услышал:
- Ебаная кочерга, ДЕРЖИ НИКОЛЬ!
На глаза попалась бултыхающаяся девочка, которую мужчина за капюшон вытянул выше уровня воды и помог добраться до земляных стен с выступающими из них корнями.
Держись, - сказал громко, чтобы она услышала, дождь лил как из ведра создавая гул вокруг них.
Это был какая-то яма, не похоже не то, что выкопанная руками, просто природная яма, которую рыли какие-то животные под норы, а потом заполнили корни деревьев.
...все целы? - вместо того, чтобы ответить на вопрос, Слав вытер лицо ладонью и повернулся к Джин.
Ты как? - странно, что она спрашивала его об этом.
Мужчина улыбнулся, хотел сделать шаг по направлению к ней, но запутался в корнях, всем корпусом подался вперед, туда, где наполовину висела Николь. Он схватился за висящие корни, вторая ладонь уперлась во что-то твердое и острое. Внезапное ощущение боли, он налетел на ребенка, девочка вскрикнула или ему показалось...
Радослав отпрянул, поднимая ладонь над водой, небольшая ранка, практически царапина, видно какая-то палка.
Нужно лезть по корням вверх, - он моргнул, потом потряс головой.
Кажется, вода в уши попала...и в глаза, ходить было трудно, наверное из-за грязи.
Лезьте вы, Паркер, потом Николь, я помогу ей, потом Джин...и следом...я, - он растерянно озирался, все вокруг кружилось, трудно было сфокусироваться.
Слав посмотрел на Джин, широко раскрыв глаза, слабость, закоченение. Он рухнул, уходя с головой под воду.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2012-06-12 22:53:28)

+3

23

Первой реакцией, характерной для человеческого существа, бегом искать безопасное место. Наплевать на законы морали, по головам выбраться наружу, утопить всех, лишь бы самому ступить на твердую почву, отряхнутся от грязи, зашугано рвануть подальше отсюда. Но, во-первых, мораль, она такая штука, во-вторых, хрен же выберешься так легко.
Паркер неловко замялся, право слово, тут уже не до метафор, но обоссался он знатно. Решив упустить из внимания этот небольшой факт, честно говоря, никому ничего не заболит от этого, он вцепился в Николь, придерживая ее.
- Держись крепко, сейчас выберемся.
Он кивает на слова Векослава. Внимательно осматривает стенки ямы, прикидывая, как лучше всего будет выбраться. Тут и там торчат корни, в целом, грамотно распределив вес, если вы понимаете что восток и ямы дело тонкое, можно выбраться. Главное сразу не делать резких движений, например этот сочный корень обязательно насмехнется над тобой, ибо все херня, все сыпется, как твою налево. Паркер никогда не попадал в такую засаду, это вам не раздевалка, где тебя повесили на крючок собственной курткой, там легко вылезаешь из куртки – проблемы нет. Правда история умалчивает о народной забаве с трусами, но ей богу такого не было. Он как дурак пытается прощупать, где почва более ли менее не отслаивается, где есть хотя бы какой-то намек на опору.
Он обеспокоенно оборачивается на Слава, у того, кажется, язык заплетался, и..
- БЛЯ МУЖИК ТЫ ЧТО.
Он рванул к нему, не так быстро как хотелось, помогая вытаскивать его из воды. Он взвалил на себя одну руку серба, тем самым придерживая его, внимательно следя в то же время за Николь.
- Я сделаю, так как он сказал, надо вытащить Николь. Ты продержишься тут пока? – Спрашивает он, с некоторой потугой. Чертовы люди становятся в сто раз более тяжелыми, черт подери, когда они, черт, без сознания. – Может он долбанулся башкой обо что-то, ща попустит.
Конечно Паркер не медик, его слова Джин до лампочки. Как бы она вообще не дала ему по морде за говорливость и находчивость. Хотя кого я обманываю, я хочу свалить отсюда, без обид ребят, но вы тут хоть вскройтесь. Все хотят быть героями, чтоб обосраться и не запачкаться, всем нравится, всем помочь. Чертова мораль.

+4

24

Слав оступился, и Джин попыталась удержать его, но безрезультатно, однако, – вот уж не подумала бы, что он такой тяжелый, хотя столько раз ощущала его, скажем так, вес на себе.
Вот что ей нравилось в нем, так это то, что Слав не терялся в сложных ситуациях. Тогда, когда он нашел тело Кейна у нее в каюте, он тоже сразу сказал, что нужно делать. Так и сейчас.
Джин еще подумала, что из него получился бы неплохой лидер, но, увы, Слав выбрал иную стезю, на которой талант сохранять здравомыслие и быстро реагировать тоже пригодился.
Все это было скомкано где-то на периферии сознания, в действительности же Джин лихорадочно соображала, как бы так зацепиться, чтоб не поскользнуться и не оказаться по уши в дерьме в прямом смысле.
И тут она поймала взгляд Слава – черт, наверное, она никогда не забудет этот взгляд! Шок, опустошение, непонимание слились в нем, заставив ее нехило так напрячься.
- Эээ… ты чего? Слав? СЛАВ!
Она рухнула в воду вслед за ним, нащупала его плечо и потянула вверх. Рядом возился Паркер, вдвоем им удалось поднять серба так, чтоб голова того оказалась выше поверхности… дерьма.
- Слав! Слав! Очнись! – она прислонила его бесчувственное тело к склизкой стене ямы, сама привалилась с другой стороны, не давая снова упасть, и теперь била по щекам в попытке привести мужчину в себя.
- Я сделаю, так как он сказал, надо вытащить Николь. Ты продержишься тут пока?
- Не вздумай бросить нас тут! – голос походил на рычание, злобно брошенное Паркеру. – Если не вернешься – найду и яйца скручу.
Она повернулась и одной рукой дотянулась до Паркера, схватила его за шиворот и притянула к себе, да так близко, что ткнулась носом в его нос. И сквозь зубы:
- Ты понял меня? Понял? Не будет тебя – не будет яиц.
Слав снова начал падать, и ей пришлось отпустить Паркера. Перед глазами замелькали виденные где-то сцены – как у человека приоткрывают веки, прислушиваются к дыханию, меряют пульс… Пульс!
Джин стала щупать его шею, но не смогла найти сонную артерию. Тогда она, подперев его под мышкой плечом, достала из-под воды покрытую грязными разводами руку. Как-то раз ей уже приходилось делать это, когда у Блэйка был передоз. Джин нащупала нужную точку на запястье, накрыла ее своим большим пальцем – по глазам резануло, что под ее коротким ногтем скопилась черная полоска грязи.
Ну же.
Еще секунда.
Давай!!!
Пульса не было. Жилка не пульсировала, кровь не текла по венам, сердце не стучало. Значить это могло только одно.
- Черт, нет, Слав! У него нет пульса!
Голос сорвался на крик. Джин открыла его рот и начала вдувать в него воздух, один раз, второй, третий… Потом, мятущаяся, начала его трясти.
- Не умирай! Пожалуйста! Нет!
Этого не может быть. Это не произойдет со мной. Нет. Нет. Только не сейчас!
Во всей этой суматохе она как-то забыла о Николь, хотя когда они только провалились в яму, девочка была первой, о ком Джин подумала.

+3

25

Николь, вцепилась руками за извилистые корни деревьев, торчащие из «стен» их ямы, девочка пыталась нащупать ногами дно их ловушки – еще недавно, только что, воды было ей почти по грудь, теперь же стало чуть выше плеч, и девочка была уверенна, что они уже почти тонут – это было, пожалуй, даже страшнее, чем возможность остаться в джунглях, если размоет дорогу, или перспектива встретить кого-нибудь страшного, вроде Сникерса, только в несколько раз больше, и злого.
Девочка кивнула Паркеру и вцепилась в корни деревьев еще сильнее. Скользкие и шершаво-колючие, они заставляли Николь то и дело хвататься по-удобнее и, когда Слав споткнулся обо что-то и почти упал, Николь полетела следом испуганно запищав. Но, отпустив свою "опору" девочка как по горке соскользнула по стенке ямы и, ощутив ее дно под ногами, постаралась ухватиться за корешки снова. 
- Что с ним? - Николь испуганно глядела на Слава, сперва ушедшего под воду, в теперь придерживаемого Джин и Паркером. Шмыгая носом, девочка пыталась не заплакать, хотя совсем тихие всхлипывания постепенно переросли в плач погромче - разговор Паркера и Джин, помноженные на страх и испуг не оставляли сомнений, они теперь точно не выберутся из этой ямы.

+3

26

Лонсдэйл хотел было ударить ее по руке, но сдержал порыв.
Не бесись подруга.
Паркеру немного поплохело, он почему-то поверил ей на слово. Конечно, хотелось съязвить, мол, если он бросит ее тут, одному богу будет известно, что она здесь. Но уж Джин воскреснет и закопает его голыми руками, а сверху кинет его… Лонсдэйл нервно улыбнулся, хотя ситуация не предрасполагала. Ему и правда показалось что дело тут во временной потере сознания, но Джин окончательно впала в какое-то подобие паники.
Твою мать!
Ему захотелось отскочить и отряхнутся, но он сцепил зубы. Он крепче подхватил бессознательного серба, и как-то на автомате прижал пальцы к его шее. Паркер смотрел на тщетные попытки Сиберг привести Слава в порядок, он не смог удержать непроизвольного покачивания головой, нет, не проснется.
- Это бесполезно, Джин, он мёртв. – Отчеканил он. 
Лонсдэйл бросил взгляд на Николь, не хватало еще детской истерики, ведь они и так в заднице полной, а еще это. Добро пожаловать во взрослый мир.
- Ты не вернешь его криками, - как-то совсем холодно констатировал Паркер. – И ты понимаешь, что у нас не хватит сил вытаскивать тело из ямы? – Явный намек на «брось его, брось».
Ему пришлось прислонить Векослава к стенке ямы, чтоб он опять не упал в грязь, хотя ему уже все равно, Джин сама не сможет держать весь его вес.
Он снова подсадил Николь повыше, чтоб та не захлебывалась в воде.
- Не плачь, все хорошо. Устал он.
Как-то не по-божески врать ребенку прямо в его лицо, но, наверное, так и поступают, во благо благ.
Зажмурив один глаз, он  возвращается к той стенке, которую уже осматривал. Настало время карабкаться вверх. И, честно говоря, это было чертовски сложно, потому, что подошва постоянно соскальзывала. Паркер срывался пару раз, с головой уходя под грязную воду, чертыхаясь сквозь зубы, тихо, чтоб не разрушать образ интеллигентного подростка. Хотя бы какой-то результат ему удалось получить только когда до него дошло, что нужно немного зарываться носком кеды в землю, тем самым создавая подобие ступенек. Руки чертовски болели из-за непривычных усилий. Еще и это скольжение по корням, пришлось вживаться в роль Индианы, крепко захватив эластичный корень, кое-как обматывая его как веревку вокруг ладони.
Ему вспомнились те случаи, когда в спортзале над ним подшучивали, из-за неумения отжиматься 20 раз, и нет, ему не стало стыдно или обидно. Паркер просто представил свое лицо, если бы ему сказали что когда-то ему придется вылезать из гребаной, серьезно, могилы. Может он хотя бы немного серьезней отнесся  к упражнениям с канатом.
Наконец–то рука ухватилась за край, Паркер задержал дыхание, главное не долбануться в чертову грязь, в этот раз будет больно. Он делает небольшой рывок, уже подтягиваясь, чуть ли не вбивая локоть в почву, Лонсдэйл наконец затаскивает свое бренное тело наверх. Прошло от силы пять минут, может немного больше, но казалось, восхождение бесконечно. Он смотрит в серое небо, ему больно заливает глаза, вот и все, казалось бы. Паркер подрывается с земли, заглядывает вниз и машет рукой.
- Сейчас всех повытаскиваем.
Он оценивает что "могила" стала больше похожей на мини-бассейн, только для эконом класса.

Отредактировано Parker Lonsdale (2012-06-14 22:49:19)

+4

27

- Это бесполезно, Джин, он мёртв.
- Иди нахрен!

Джин бы зажала уши и начала орать что-нибудь, лишь бы не слышать этих слов. Мертв? Слав? Она отказывалась верить этому. Пока ты сама не признаешь, этого не произошло. Она не признает.
Из глаз бежали горячие слезы, Джин этого даже не замечала. Они продолжала прижиматься к телу серба, такому теплому и родному, которое обнимала несколько минут назад, даже не подозревая, что все произойдет…
А что произошло? Что вообще за нахрен случилось?
И ты понимаешь, что у нас не хватит сил вытаскивать тело из ямы?
- Я его не брошу, - она прекрасно понимала, к чему Паркер ведет. – Вылезай сам. Доставай Николь. Я останусь здесь.
Говорила Джин решительно, это было единственное, в чем она была уверена на сто процентов.
Джин трясло. Да, вода была холодной, сверху лило как из ведра, но дрожь была другого рода. Это все нервы. Проклятые нервы. Ей бы закурить. Такое уже было – на следующий день после смерти Кейна… Слав тогда принес ей сигареты. Слав.
Джин сжала зубы – просто в некоторых ситуациях лучше притвориться. Она повернулась к Николь, через силу улыбнулась. Получилось нечто вроде оскала.
- Хей, ты как? Не бойся, пупсик… Все будет в порядке.
Она не могла ничему помочь девочке – подсадить ее значило бросить Слава. Тут уж Паркеру придется справиться самому.
Для справки – Джин прекрасно понимала, что произойдет. Вода уже поднялась ей по грудь. Паркер прав  - вдвоем им, мальчишке и костлявой Джин, не вытащить серба из ямы. Скоро вода заполнит ее.
Ну что ж… Умирать Джин не хотела. И не собиралась. Но бросить Слава – нет, это выше ее сил. Где-то внутри нас всегда есть ребенок, который верит: любая история заканчивается хорошо, злодеи наказаны, а добро торжествует, так и никак иначе.
А может, в этой сказке зло – это мы, и наше наказание уже началось?
И как Слав, такой сильный, такой здоровый, её Слав может быть мертв? В каком, блядь, гребаном мире это возможно – потерять то, что едва обрел? Нет. Нет.
Нужно что-то делать. Соберись.
- Так, Николь. Ты плавать умеешь? Плыви ко мне, - Джин освободила одну руку, другую с силой вдавила Славу в грудь, не давай упасть, и, полуразвернувшись к девочке, потянулась к ней, готовая схватить едва будет такая возможность.
Размер ямы был довольно большим, метра два в диаметре, даже больше. Высотой она была в полтора раза больше Джин. Но если Николь вскарабкается ей на плечи, Паркер сможет ее достать.
- Паркер... люди не умирают просто так... им разбивают головы... их душат... в них стреляют... но никто не умирает просто так, без причины.

+5

28

Девочка кивала и Паркеру, и Джин - хорошо, если они не обманывают, только Слав выбрал слишком уж не подходящее время, чтобы отдыхать - яма глубокая, вода холодная и грязная, дождь и ветер такой сильный, что любой проснется. - Умею. - Николь, глотая слезы и шумно втягивая в себя воздух, неуверенно кивает - вчера-то она точно умела плавать, но днем, под палящим солнцем, почти у самого берега было совсем не страшно, а в этой ловушке, уже почти заполненной водой, с ругающимися Паркером и Джин, решившим "отдохнуть" Славом, все могло оказаться наоборот. Отпустив торчащий из стенки корень, Николь, как могла быстро, поплыла к Джин - девочка путалась в ее длинной кофте, рукава слетали, мешая плыть. Но, расстояние не было слишком большим, поэтому даже барахтаясь Николь его преодолела и, как только смогла дотянуться, ухватилась за протянутую руку. - Я там чуть не утонула. - доплыв и переведя дух, сообщила девочка. Теперь воды стало уже так много, что она, даже стоя на носочках, едва-едва оставалась над поверхностью, и отпускать руку Джин Николь боялась, поэтому держалась крепко. - Не оставайся здесь. Воды уже очень много. Мы утонем. - попросила девочка, вспоминая совсем недавний разговор Паркера и Джин. - Я замерзла. Давай мы лучше тоже вылезем? - Николь иногда переводила взгляд наверх, на Паркера. Но дождь бил по глазам и долго смотреть у девочки не получалось, приходилось все время жмуриться, а прикрыть одной рукой глаза Николь боялась - она тогда не удержится и точно утонет.
--Медицинский шалаш

Отредактировано Nicole Hill (2012-06-21 01:30:26)

+3

29

- Ты же утонешь, черт бы тебя побрал, - Лонсдэйл злился, как и в случае с угрозами, он понимал, что Сиберг просто так не оставит серба на естественное погребение.
Ему вспомнилось, что его тетя тоже умерла просто так, просто потому, что так сложились обстоятельства. Потому что, видите ли, небесам было так угодно, в канцелярии ничего не попутали, все идет по плану. Каждое ружье выстрелит. Не суть важно, порезали человека либо вынесли ему мозги выстрелом, либо он был достаточно кретином, чтоб сутками сидеть за компьютером и забыл пожрать раз в три дня. Что-то да было катализатором, может у этого, с виду здорового, мужика давно пережимал сосуд в мозгу, а сейчас после встряски, наконец, «чердак затопило». Паркер не знает. 
- Все умирают просто так, Джин, и дело вовсе не в способе.
Он стал оглядываться вокруг себя, ему нужно было что-то, что упростило бы операцию по спасению. Лонсдэйл бросился в сторону, ну он точно не уверен, кустов, в поисках палки, было бы очень круто найти веревку и попить, пожалуй. Ни единого намека на, он снова возвращается к яме.
- Я поищу палку, - он снова заглянул вниз, - и подам ее, слышишь, Николь? Тебе надо будет крепко схватиться за нее.
Мокрая одежда стесняет движения, но не замедляет его, на полусогнутых он ныряет в, можно ли это называть так, чащу. Совсем потемнело, а тут было еще темнее, он шарился руками по земле, вглядываясь, не вцепится ли он в какую мартышку, вместо нужного. Пальцы легко прошлись по чему-то длинному, гладкому, он автоматически схватил это, перебросил в другую руку. Паркер решил выискивать сразу несколько вариантов, чтоб потом, по-быстрому, проверить на прочность. Будет нехорошо, если дерево разломится уже, когда Николь будет висеть на нем.
Собрав порядком пяти палок, две из которых были тоньше, другие были более широкие в диаметре, Лонсдэйл задом начал пятиться назад. Он опять пятерней прилизал назад налипшие на лоб волосы, вот напасть, и начал рассматривать добычу. В целом, те, что были толще, логично, были более крепкие, одна оказалась гнилой, а вот… Паркер прищурился, ему показалось, долгое времяпрепровождение в воде оставляет свой отпечаток в сознании, вызывая галлюцинации, он приближает к лицу одну из «палок».
У него разом перехватило дыхание, опять появилось желание непроизвольно отбросить от себя раздражитель. Гладкая и белая, с фрагментами земли в трещинах и шероховатостях, и вовсе загрязненная там, где должна соединятся с другой, Паркер готов выдать себе грамоту, но то, что он держал в руках было ничем иным, как костью. Опять же, небольшой флешбэк в школьные будни. Поход в палеонтологический музей, он невнимательно слушал, больше пялясь на экспонаты, и материнской платой клянется, ни одна тварь земная не обладает такой костью, кроме человека. То есть тут без вариантов.
Лонсдэйл распрямляется и отходит как можно дальше, чтоб с силой запустить находку куда подальше. Паркер старается забросить достаточно далеко, нечего другим это видеть. Он и думать не хочет, как это сюда попало, кому она принадлежала, да что с этой вселенной не так?
- Сейчас, сейчас.
Паркер занимает удобную для себя позицию, он делает упор на колено, другое отставляет немного назад.
- Сейчас.
Это уже не успокоительное слово, а команда, Лонсдэйл упирается о край ямы ладонью. Когда Николь хватается за палку, подсаженная Джин, он плавно начинает подтягивать ее.
- Ща, ща, ща.
Ладно, практика подсказала, что взрослые мертвые мужчины крайне тяжелы, даже кошка, в расслабленном состоянии точно мешок с дустом, но ребенок. Откуда в этом маленьком ребенке столько веса? Паркер подхватывает ее за футболку и рывком тащит на себя.
- Наконец-то, - с невероятным облегчением выдыхает он, по инерции приземляясь на задницу, перехватывая Николь рукой, в которой держал палку.
Он встает, отряхивает Николь, думая, достаточно ли она промерзла чтоб потом заболеть, заглядывает вниз, и немного запыхавшись кричит:
- Я позову на помощь, Джин, жди. - Он тащит за собой Николь. - Бежим, согреемся.

====>>>Мед.шалаш

офф

Николь - в руки благоразумных взрослых которые осмотрят\обогреют.
Сам - потом сольюсь быстрым постом что ушел помогать\звать на помощь

Отредактировано Parker Lonsdale (2012-06-18 04:58:00)

+6

30

- Я там чуть не утонула.
Джин свободной рукой притянула девочку к себе.
- Ничего, милая, чуть не считается, - она всхлипнула – разговор сквозь слезы получался не очень воодушевляющим. Что-то слишком много слез пролито на землю этого острова.
Мы все умрем.
Эта мысль внезапно произвела эффект разорвавшейся бомбы: Джин разозлилась. На всё. На мир. На судьбу, которая отбирает самых дорогих людей именно в тот момент, когда привязался и меньше всего ждешь подвоха. Земля уходила у нее из-под ног давно, когда она на концертах бросалась в толпу, когда в худшие времена своих затяжных кокаиновых пиршеств не могла стоять ровно, когда лайнер, в конечном счете, затонул – сейчас же земля просто разверзлась под ней.
Нихера подобного!
Чувство «обозления» было сродни тому, что Джин испытала, когда вчера разговаривала с Геликой: ты можешь быть сильнее. И плевать на всё.
Так что она вытерла слезы (фигурально, ибо руки были заняты) и подсадила Николь, помогая забраться ей на плечи.
- Пупсик, была когда-нибудь в цирке? Видела, как акробаты делают? – кто бы мог подумать, что Джин Сиберг умеет общаться с детьми. – Делай так же – встань мне на плечи. Не бойся, я сильная, я и не такое выдерживала… - Мы с Кидисом тогда славно побухали, но повторять это я не решусь.
- Не оставайся здесь. Воды уже очень много. Мы утонем.
Джин хрипло рассмеялась. Мышцы руки, которой она удерживала Слава, затекли.
- Не волнуйся: такие, как я, не тонут.
- Я замерзла. Давай мы лучше тоже вылезем?
- Мы со Славом тоже выберемся, только попозже. Не ссы.

Наверху слышалось кряхтение Паркера, ноги девочки уже были на плечах Джин, и свои силы она явно переоценила – было тяжело. Джин скрипнула зубами и попыталась не представлять, как выглядит со стороны. Действительно, цирк. Дю, мать его, Солей.
Парниша был хилым – ну что там, вытащить девочку из ямы слабо?
- Черт, Паркер, ты чё, физру прогуливаешь?!! – сквозь кряхтение вырвалось у Джин. Он пропустил ее слова мимо ушей, и правильно. Наконец Николь оказалась на верху – а у Сиберг в прямом смысле упала гора с плеч.
- Я позову на помощь, Джин, жди.
- Нет, бля, сейчас встану, уйду и не дождусь!
– она сомневалась, что Паркер мог это услышать.
Освободившись, Джин снова обхватила Слава и теперь прижимала его к себе, как маленькое дитя. (Ну или сама навалилась на него, прижимая телом к стене ямы, это уж как посмотреть.)
- Ты не можешь умереть, просто не можешь! Не поступай со мной так, Слав, не бросай меня, - она шептала ему на ухо, ни капли не сомневаясь, что он ее слышит, как и в том, что не оставит ее.
Она прижалась к его колючей щеке губами, глубоко вдохнула его запах.
- Мы выберемся из всего этого дерьма и уедем далеко, где нет ни гребаного песка, ни херова океана. Мы будем жить на верхнем этаже какого-нибудь дома, и единственные, ради кого мы будем выбираться из постели, - разносчик пиццы и маленький китайский мальчик, который будет приносить мне кокс и сигареты. Пусть все остальные будут думать, что мы умерли, но мы будем жить так, как, блядь, никому еще не удавалось…
Вода в яме уже доставала ей до шеи. Становилось действительно холодно – у Джин посинели губы, а кожа покрылась мурашками. Она подняла голову – сквозь плотную листву неба не было видно. Лишь крупные капли дождя, падающие с него.

+3

31

Начало игры
- Послушайте, Дуглас, - Тамара зорко смотрит в глаза этому немолодому человеку с цепкой ухмылкой на лице, - Мне нужно с Вами поговорить.
Спросить хотелось о многом. Этот мужчина не так прост, как кажется, в наблюдательности ему не откажешь, Тамара не удивилась бы, если бы нашла в его журнале краткие характеристики каждого из людей, оставшихся на острове. А если бы ей удалось – она обязательно покопалась бы в его вещах. Сейчас, в чрезвычайной ситуации, стоит забыть о правилах приличия. Но Дуглас со своим журналом не расставался, что просто таки вынуждало Тамару поинтересоваться у него обо всем, что ее интересовало, напрямую.
И вот сейчас этот умный, бесспорно, мужчина, ее удивляет. Пару секунд он, не моргая, смотрит прямо в лицо Тамары своими яркими, холодными голубыми глазами, а потом отворачивается и уходит куда-то в джунгли.
Тамара сжимает кулаки от злости. Она не любит вот таких вот надменных, самовлюбленных людей, которые носят свои знания, как полную чашку чая, не оглядываясь по сторонам и опасаясь пролить хотя бы чуточку на пол.
Конечно, в любой другой ситуации она ни за что не стала бы бросаться за ним следом, хотя бы из чувства собственного достоинства, но сейчас ее одолевают вопросы, поэтому Тамара, глубоко вздохнув, берет себя в руки и следует за Уолтером.
Она идет прямо и быстро – все таки она – не девочка на побегушках и умолять никого не будет. Кроме того, ее раздражает отчасти непонятное поведение Дугласа – Тамара не была уверена, но ей казалось, что она-то Уолтеру небезынтересна.
И вдруг – такое холодное реагирование на ее просьбу, с чего бы? Может быть, Дуглас просто решил отойти от лагеря подальше, чтобы поговорить со Спэйси без посторонних глаз?
В пару больших шагов Тамара нагоняет психиатра и теперь идет вровень с ним, стараясь не отставать. Дуглас идет прямо, будто палку проглотивши, смотрит вперед, он будто идет куда-то целеустремленно, и Тамаре не нравится, что она о месте назначения не знает ровным счетом ничего.
- Дуглас, - начинает Тамара, стараясь не сбиться с ритма ходьбы: голос ее спокоен, в нем сквозит металл – да она и хочет показать, что недовольна, - У меня к Вам один вопрос. Как считаете, это этично – скрывать некоторые проблемы, - она выделяет слово «некоторые» интонацией, - одного из выживших от всех? Люди подвергаются опасности по незнанию, а вот Вы-то наверняка наслышаны о проблемах мисс Фокс, но упорно не желаете сообщить правду остальным. Это ведь не эксперимент, здесь могут пострадать люди.
Тамара останавливается, складывает руки на груди и ждет ответа. Только ненормальный бы не заметил некоторые отклонения в характере Гелики Фокс, а сама Спэйси, как профессиональный психолог, сразу заметила психические проблемы девушки. Кроме того, ей показалось, что Дуглас Уолтер и Гелика Фокс были знакомы и ранее, еще до парохода, а если сам психиатр наслышан о проблемах психики, наверняка серьезных, то почему же он этого не расскажет остальным?

+3

32

Он не любил дождь. И суши. Поэтому китайский ресторан на Пятой Авеню в октябре оказывался в пролете, как и мисс Спэйси, чей оклик он услышал, едва высунул нос из палатки и попал под дождь, который, как мы помним, доктор Уолтер не любил.
Что может быть хуже, что разговор двух психологов? Это напоминает джедайскую битву на световых мечах – или рыцарскую на шпагах, это уж зависит от века, в котором вы родились: один неверный шпаг – и острие оппонента вас коснулось. Как бы двусмысленно это ни звучало…
В общем, когда ее пронзительно-металлический голос раздался где-то в пределах досягаемости доктора Уолтера, он поступил так, как поступил бы любой порядочный мужчина: развернулся и убежал. Вернее, ушел, но очень быстро.
Он шел прочь от лагеря в надежде, что широкие листья верхнего яруса джунглей укроют его от дождя, пневмонии и взора Божьего, причем что их этого пугало доктора Уолтера больше, история умалчивает. Увы, от взора Тамары Спейси его не укрыло ничего – вот она поравнялась с ним, и хотя доктор Уолтер полминуты делал вид, что ее не существует, а шел себе как и прежде, так и не отстала.
- Дуглас.
Внутренний вздох – и ответ, со спокойной иронией (доктор Уолтер сегодня в настроении).
- Тамара.
- У меня к Вам один вопрос. Как считаете, это этично – скрывать некоторые проблемы одного из выживших от всех?
- Не волнуйтесь, я никому не расскажу о том, что вы озабоченная нимфоманка, - он усмехнулся, но женщина шутку не оценила и продолжила гнуть свою линию.
При имени Гелики Уолтер закатил глаза и остановился, повернулся лицом к Тамаре. Это начинало надоедать. Вчера – Кристина, сегодня – снова разговор о белокурой шизофреничке.  Но почему я? Почему никто не говорит об этом с ее дружком Векославом, или Зимом, которому не все равно?
Он прищурился и заговорил, глядя женщине прямо в глаза. При этом доктор Уолтер искренне надеялся, что его собственный взгляд – один глаз серый, другой темный – произведет обычный пугающий эффект, и она отстанет. Иначе придется ее оскорблять. Способов много, он же все-таки занимается тем, что изучает человеческие слабости.
Световые мечи, Уолтер, не забывай.
- Вы олицетворяете все то, что пугает меня в женщинах: красота и ум в сочетание с редкостной стервозностью. Конечно, это можно принять за комплимент, но я не хотел сказать ничего хорошего.
Он скрестил руки на груди.
- Мисс Спэйси, не существует человека, который был бы полностью здоров психически – ткните в любого на острове, и я назову диагноз. Прискорбно, что вам не объяснили это на первом курсе колледжа – Принстон? Гарвард? Йель?  Как и того, что врач всегда должен быть на стороне пациента.
Он приподнял левую бровь.
- Вы ведь не лечащий специалист, не так ли? Собственной практики у вас нет – оно и заметно. Где вы работаете? 

+4

33

- Почему Вы так стремитесь унизить или задеть других? - поинтересовалась Тамара, покусывая кожу на большом пальце. Она смотрела на Уолтера с некоторым интересом, хотя в голове поставила беспардонный диагноз в присущей ей манере: "Хамло редкостное", - Это что, какие-то комплексы родом из детства? Или несостоятельность в жизни?
Кстати, вполне себе жизнеспособная теория: доктор Дуглас Уолтер в свои пятьдесят с хвостиком не добился того, чего хотел в жизни. А теперь еще застрял на острове, и неизвестно, сможет ли выбраться отсюда. Еще бы - не начать срываться на людей, пусть даже они, эти самые люди, ничего тебе не сделали.
- Я не хотел сказать ничего хорошего.
- А Вы вообще умеете? Правда в лицо и хамство отличаются друг от друга, - спокойно парировала Тамара. Едва ли ее выпад задел Уолтера, впрочем, его слова Спэйси тоже не трогали.
Они забрели куда-то, довольно далеко от лагеря. Погода портилась, капли дождя пока не капали на Тамару, но лишь благодаря почти непроницаемой кроне деревьев. Впрочем, скоро это не поможет, и пора была возвращаться к лагерю, чтобы потом решить, где прятаться от надвигавшегося урагана. Но пока что они оставались в лесу.
Тамара уперла руку в бок и мелко улыбнулась. Давайте, господин Уолтер, расскажите мне о профессиональной этике. Уж чем-чем, а этим Вы точно не страдаете. В самом деле,  слова психиатра даже как-то смешно было слушать, потому что люди, которые смотрят на пациентов как на предмет исследования, обычно не заморачиваются с вопросами об этичности.
- Какой же тогда диагноз у Вас? Скрытая агрессия по отношению ко всему живому, зачатки тирании, попытки манипулировать людьми - как Вы назовете это? - поинтересовалась Спэйси и сорвала с куста листочек. Повертев его в руках, отбросила.
- Не лечащий, - подтвердила она, - Я работаю в ФБР. И пока никто не жаловался. Впрочем, мы отвлеклись. Хотела бы попросить Вас рассказать, что происходит с Геликой. Ее неадекватное поведение заметила не только я, еще там, на берегу, после того, как она нашла самоубийцу. Люди имеют право знать.
Или хотя бы я. Рано или поздно, но Тамара поймет, что именно происходит с мисс Фокс. Но может быть упущено время, а то, что Уолтер намеренно скрывает информацию, вызывает подозрения. И этика тут вовсе ни при чем.

Отредактировано Tamara Spacey (2012-06-20 23:59:37)

+2

34

О, это начинало становиться интересным. Битва интеллектов, сцепление мысли, острота языка… Хоть один достойный собеседник в этом оплоте уныния. Тамара дважды поинтересовалась, какой у него диагноз, и доктор Уолтер лишь развел руками – он не считал нужным скрывать это.
- О, не клинический случай. Нарциссизм, комплекс Бога и немного социопатии – в легкой форме, разумеется. Видите ли, моя мать, а потом и все три мои жены повторяли мне, что я лучший мужчина в мире – а я склонен верить всем женщинам, которые видели меня обнаженным. Возможно, когда-нибудь и ваши слова я буду принимать на веру без фактов, но не сейчас.
Он ухмыльнулся самым наинаглейшим образом. Реакция женщины была ему интересна – с виду холодная, она наверняка сдержится и не выскажет все, что думает об его девиантном поведении: слишком уж Тамаре хочется получить ответ на свой вопрос.
- Не лечащий. Я работаю в ФБР. И пока никто не жаловался.
А кто бы мог жаловаться? Маньяки и убийцы? Они не из тех, кто любит поговорить о своих проблемах. Тебя не так-то легко пронять – тебе не раз приходилось выслушивать угрозы от тех, кто по твоей милости и характеристике оказался по ту сторону закона.
Но все же была существенная разница между ними, вряд ли заметная обывателям: доктор Уолтер был, прежде всего, врачом, а мисс Спэйси скатывалась в область криминалистики.
- Ее неадекватное поведение заметила не только я, еще там, на берегу, после того, как она нашла самоубийцу. Люди имеют право знать.
- Я спросил про вашу работу затем, - он завел прежнюю шарманку, возвращая разговор в нужное ему русло, - чтобы убедиться кое в чем. Видите ли, мы оба работаем с психически нестабильными людьми – с людьми больными. Вот только я этим людям помогаю и лечу их, а вы – вы их обвиняете и отправляете за решетку. Представим – чисто гипотетически, разумеется, - что мисс Гелика Фокс и вправду больна. Обвинение. Чего вы хотите? Чтобы я надел плащ инквизиции и отправил ее на костер?
Доктор Уолтер сделал полшага вперед, сокращая расстояние между ними. Ухмылка сползла с его лица, он неожиданно заговорил зло и жестко.
- Да вы хоть представляете, что с ней сделают, если узнают, что у нее есть диагноз? Свяжут и оставят рядом с Сократом – в лучшем случае. А в худшем… - он многозначительно замолчал. – Хотите получить информацию – поговорите с самой Геликой. Пронаблюдайте ее. Составьте психологический портрет. Проведите исследование – методика вам ясна. А будите сеять среди людей панику – получите остров, забитый такими же, как она.
Доктор Уолтер знал, что Гелика опасна, но таковой ее не считал. Он умел управлять этой женщиной, знал все ее особенности и контролировал: пока он наблюдает за Геликой, она не причинит никому вреда. Она – не самое страшное, что есть на этом острове.

+2

35

Тамара фыркнула в ответ на слова Дугласа - черт, каким же он был самонадеянным. Хотелось сказать что-то едкое, но Спэйси сдержалась и лишь тряхнула головой, будто отгоняя непослушные мысли. Поупражняться в острословии у них время еще будет, а вот узнать ответы на вопросы может и не получиться в другой раз.
- Разница между нами в том, что Вам вряд ли приходилось лечить людей, которые наматывают кишки соседа на дверную ручку и говорят о том, что сосед слишком много носил зеленого - а их бесит этот цвет. А если Вам и приходилось сталкиваться с убийцей - то не так часто, как мне, - женщина сжала губы, взгляд ее стал жестким и холодным, - Вот поэтому я и отправляю их за решетку. Помогаю, так сказать, потенциальным соседям. Санитар общества, если хотите, - какая ирония.
Дуглас подошел ближе. Всю веселость с него как ветром сдуло, и это Тамаре не понравилось. Она стояла прямо и смотрела на собеседника прямо, чуть сощурившись.
- Разумеется, гипотетически, - согласилась она, - Но не припомню, чтобы я говорила о наказании.
Посмотрим правде в глаза - за общество Тамара не радела - лишь бы она сама была в порядке. Поэтому она настаивала на том, чтобы Дуглас сообщил людям о проблемах Гелики, преследуя всего лишь одну цель - узнать самой как можно больше. Что становится валютой, когда все материальные ценности пропали? Правильно, информация. Вот этой самой информации Тамара и хотела собрать побольше. А если учесть, что кроме нее в людях хорошо разбирается Уолтер - у них бы вышел неплохой тандем.
На самом деле, власть опьяняет. Тамаре много раз приходилось решать, достоин человек наказания, или нет, и какого. Со временем она даже убедила себя в том, что ее цель - помогать очищать общество, поэтому преступников она не жалела. У нее всегда был свой кодекс чести и морали.
- Диагноз - не так опасно, как убийство, - сказала Тамара, - Вина Сократа будет побольше. Гелика же никого не...Постойте.
Ее глаза расширились, она впилась зрачками в лицо Дугласа. Почему он говорил о диагнозе так, будто это было что-то... противозаконное? Или это и было?
- Я не требую рассказывать всем, - наконец сдалась Тамара, и прищурила один глаз, - Я прошу рассказать мне.
Давай, выкладывай все карты на стол перед этим самовлюбленным, хотя, нельзя не признать, что умным, врачом. Хотя ничего постыдного в желании обезопасить себя и собрать больше информации, нет. Зачем-то ведь доктор Уолтер записывает в свой журнал сведения об островитянах - и явно не за тем, чтобы написать диссертацию - вряд ли они выберутся с этого острова.

+4

36

- Вам вряд ли приходилось лечить людей, которые наматывают кишки соседа на дверную ручку. - Джерард Льюисс, 1887 год, тюрьма округа Колумбия - говорят о том, что сосед слишком много носил зеленого - а их бесит этот цвет - Элизабет Густав, 1974, женская колония для несовершеннолетних, маниакальный синдром – правда, это было из-за насвистывания.
О, у доктора Уолтера была обширная практика, и в ней найдется достаточно материала, чтобы переписать «Молчание ягнят», «Пилу» и всего Хичкока. Доктор Уолтер занимался в жизни самыми различными вещами и не обо всех из них можно разговаривать.
- Вина Сократа будет побольше. – Доктор Уолтер приподнял левую бровь. Фраза «А кто это доказал?» едва не сорвалась с его языка, но он решил послушать, что еще ему может рассказать блудливая мисс Конгениальность.
- Я прошу рассказать мне.
Так вот оно что. О своей шкурке беспокоишься. Прозорливо.
Пару секунд он мерил Тамару оценивающим взглядом, а потом чуть наклонился вперед и, сверкнув глазами, поинтересовался:
- А вы мне что взамен?
Выражение лица женщины не изменилось – профессиональная выдержка, но взгляд вспыхнул, красноречиво свидетельствуя о том, какие мысли ее посетили. Доктор Уолтер рассмеялся прежде, чем она ответила.
- О, перестаньте, я не на секс намекаю – без обид, но вы староваты для меня. К тому же это было бы одолжение от меня – вам, - а вы думали, его три жены любили его за покладистый характер и огромный счет в банке? Ну, разве что только вторая, Джулия.
- Мне в самом скором времени понадобится ваше профессиональное мнение. Ничего криминального и позорящего вас, не волнуйтесь. По рукам? – она кивнула, и Уолтер довольно констатировал: - По рукам.
Он отвернулся от нее, сделал несколько шагов до ближайшего дерева, коснулся его ствола пальцами. Кора была сухой, сюда не попал дождь. Это навевало приторно-романтическую метафору о том, что иногда, какая бы буря не шумела снаружи, внутри человек может остаться нетронутым, неизмененным. Увы, к Гелике Фокс это не относилось.
- У мисс Гелики Фокс шизофрения, развивающаяся с самого детства. У меня не было возможности диагностировать ее родственников, но я более чем уверен, что это наследственное, - Поэтому мне бескрайне любопытно пообщаться с ее сестрицей, благо такой шанс – редкая удача. Все на одном острове!Полный букет симптомов, все – в запущенной форме:  галлюцинации, бред воздействия, эмоциональное снижение на фоне легкой возбудимости – и, что все уже на острове могли заметить, диссоциация эмоциональной сферы: печальное вызывает у нее смех, а веселое - слезы. Она исчезла из моего поля зрения семь лет назад, и когда я встретил ее здесь, то увидел, что болезнь только прогрессирует.  Психотерапия – единственное, что я могу сделать, на острове почти нет никаких медикаментов, которые помогали бы ей. Эта женщина, мисс Спэйси, с самого детства находится в глубокой яме, выбраться из которой ей не суждено. Но я уверен, что могу помочь ей хотя бы выглянуть наружу – и вот это как раз эксперимент.
Доктор Уолтер намеренно умолчал про садизм, ибо сказанного им и так было более чем достаточно.

+3

37

- А вы мне что взамен?
И о чем же, интересно, Тамара могла подумать? Когда мужчина, сверкая глазами, спрашивает об оплате информации, невольно возникают подозрения. Тамара укусила себя за щеку и подняла глаза на Уолтера. Тот поспешил ее разуверить.
- О, перестаньте, я не на секс намекаю.
Упоминание о возрасте Спэйси снесла спокойно, хотя иронично посмотрела на Уолтера - мне, вообще-то, только тридцать. Впрочем, не тут же, в этом лесу, сейчас спорить по дурацкому поводу?
Потом Дуглас рассказал, что потребуется от Спэйси. В ее голове бешено закрутились мысли, и она была удивлена, что сам психиатр не слышал, как щелкали воображаемые шестеренки у нее в голове. Кто знает, что он потребует? Тамара знала, что обычно происходит, когда на ограниченной территории собирается большое количество людей. Сначала они пытаются мирно сосуществовать, потом начинаются размолвки и ссоры, а потом люди просто передушат друг друга, как пауки в банке. И Спэйси не хотела высовываться, чтобы у кого-то появился повод... С другой стороны, ей нужно узнать правду, чтобы знать, кого остерегаться, и хотя по-настоящему в обещания Дугласа она не верила, Тамара не думала, что он может подставить ее. Она кивнула и отозвалась эхом:
- По рукам.
Дуглас отвернулся и начал вещание. Тамара замерла и превратилась во слух. Уже первые слова врача подтвердили то, чего она опасалась. Значит, все таки шизофрения. Как понятно из следующих слов психиатра - прогрессирующая. Без достаточного медикаментозного лечения - усиление симптомов и ухудшение состояния.
- Как Вы думаете, она принимала что-то, что могло бы ей помочь, до острова? Или пустила болезнь на самотек?
В сущности, если все симптомы ярко выражены, можно предположить, что уважаемая Гелика не принимала никаких таблеток, чтобы замедлить течение болезни. Черт.
- Выглянуть? Думаю, всего на пару минут, чтобы потом опять скатиться на дно, - не любила Тамара метафоры, но сейчас невольно подстроилась под изложение доктора Уолтера. Она отступила на шаг и сказала:
- Я лишь надеюсь, что Ваши эксперименты не причинят вред ей... и остальным людям.
Бегать по лагерю, указывая пальцем на Гелику, Спэйси не собиралась, но вот держаться от нее подальше решила.

+3

38

И тут Джин услышала голоса. Привел ли Паркер помощь, или это просто кто-то шел мимо – не важно. Она уже открыла рот, чтоб позвать этих людей, как осеклась и застыла, не шевелясь. Разговор был не для посторонних ушей.
- Люди подвергаются опасности по незнанию, а вот Вы-то наверняка наслышаны о проблемах мисс Фокс.
Гелика? Больная на голову Гелика, мать ее, Фокс?
Джин не могла бы это объяснить, она скорее почувствовала, будто присутствует при разговоре секретном, тайном, едва ли не криминальном, и вместе с тем разговор этот касался самой Джин напрямую.
Гелика Фокс - заклятый враг, история с ней не окончена и наверняка будет множество проблем.  Джин с сомнением взглянула на Слава. Его глаза были по-прежнему закрыты, ни один мускул на лице не двигался. А если эти секунды – решающие для него? Если из-за любопытства и собственного эгоизма она погубит Слава?
Джин решила, что послушает хотя бы немного, а потом позовет их. Как назло, Уолтер и Тамара (а они не скрывались и называли друг друга по имени) тянули резину, обменивались саркастическими выпадами и трепались о работе.
Хватит тарахтеть за жизнь, переходите к Гелике! – хотелось ей крикнуть. Вода в яме уже касалась ее подбородка. Земля, ставшая грязью, разъезжалась по ногами Джин, стоять было неудобно, а удерживая Слава – неудобно вдвойне.
И наконец прозвучало:
- У мисс Гелики Фокс шизофрения, развивающаяся с самого детства.
Бляяяяяяяяяяя…
Джин, конечно, знала, что Гелика ненормальна, но не настолько: одно дело, когда просто наглая телка угрожает отрезать тебе пальцы, а другое – ненормальная с подтвержденным медицинским диагнозом. Джин почувствовала, как что-то липкое и холодное упало на нее. Это был Слав. Пришлось приложить все силы, чтобы вернуть его в прежнее положение.
Хренова, мать ее, шизофреничка!

+3

39

Одна из самых ядовитых в мире существ - Жаба-яга, она не примечательна на вид. Ее кожа и внутренние органы пропитаны буфотоксином — ядом судорожного действия. У отравившегося человека учащается пульс, появляются рвота и судороги, а потом наступает смерть от паралича сердца. Еще одно хладнокровное ядовитое существо имеет яркую окраску, предупреждая об опасности. У древолазов кожа пронизана железами, выделяющими микроскопические доли яда, которых вполне достаточно, чтобы убить ягуара.
Лягушка, с которой играла Николь, имела несколько отличные от перечисленных више особенности. Железы на ее коже выделяли паралитический яд, который не смог бы убить или отравить взрослого человека через кожный покров. Николь, упав в яму, все еще держала в руках ту самую палку, которой тыкала в лягушку. Пытаясь помочь девочке, Радослав споткнулся, налетел на нее, вывставив руки вперед, острый конец палки проткнул кожу на его ладони, яд попал в кровь. Действие окружающие могли наблюдать незамедлительно.
Забавная штука в действии паралитического яда – все думают, что ты умер. Пульс замедляется,  дыхание почти не слышно, если не прикладывать к носу зеркало, человек не контролирует свое тело, зато слышит все, что происходит вокруг.
Сколько раз вы представляли себе день ваших похорон? Люди плачут, стоя у гроба, если вообще приходят. Радослав ужасно бы замерз в этой яме с холодной водой, если бы ощущал свое тело. Губы его посинели, кожа стала холодной. Это мог почувствовать единственный человек, который остался рядом с ним в тот момент – Джин Сиберг.
Нет, он не стал бы винить Паркера, если бы выжил, не стал бы пытаться убить его без причины просто так, слишком развито было то полушарие, которое отвечало за логику. Но он навсегда выйдет из списка тех людей, которым Сла помог бы.
Слышать крики и плач Джин было невыносимо, еще более невыносимо было находиться в полной темноте. Глаза серба закрыты и он не понимал, где находится: это какой-то метафизический ад, в котором ему приходиться переживать собственную смерть в отместку за смерти, которым он был виной, или это совершенно реальная ситуация, в которой... Очень трудно было отличить эту грань и остаться в сознании. Иногда он соккользал, иногда возвращался. Последнее, что Радослав услышал, были голоса мужчины и женщины, он знал их, это были два человека, которых серб сторонился больше всего на острове. А теперь эти люди помогут им... Или нет?
Речь шла о Гелике, когда Слав в очередной раз вернулся в сознание. Что-то изменилось, ему стало холодно. Стало холодно! Невыносимо холодно. И от этого мужчина улыбнулся, но не мысленно, кончики губ действительно дрогнули в какой-то кривой усмешке, а затем  медленно поднялись тяжелые, налитые свинцом, веки, с ресниц капала ледяная вода.
Серб открыл рот и вдохнул влажный воздух полной грудью, он еще ничего не мог сказать, по всему телу только прошло легкое покалывание. Он почувствовал, что кто-то не дает упасть, удалось немного повернуть голову, темнота и размытый образ женщины, вода которой достает до подбородка. Кискинов хотел бы ей помочь, но пока не мог.
Джж... – выдохнул он, губы дрожали, все тело дрожало.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2012-06-22 15:08:39)

+4

40

- Как Вы думаете, она принимала что-то, что могло бы ей помочь, до острова? Или пустила болезнь на самотек?
Доктор Уолтер нехорошо усмехнулся. Он прекрасно помнил, как в первые дни Гелика шарила по аптечкам из шлюпок. В конечном счете ей приходилось переводить запасы аспирина.
- Викодин, кодеин, возможно. Вы должны понимать, что ее мучают мигрени, сильными приступами. Этой женщине физически больно. – Доктор Уолтер говорил отстраненно, словно зачитывал доклад на кафедре. А его рука незаметно скользнула в карман – пальцы коснулись небольшой баночки, содержимое которой позволит ему выдрессировать зверя по имени Гелика Фокс.
На что вы пойдете, чтобы перестать сходить с ума? Чтобы заставить голоса в голове умолкнуть? Какую цену вы готовы заплатить, чтобы хотя бы на несколько часов стать нормальным? Когда боль станет непреодолимой, вы будете готовы сделать все. И вы будете умолять, чтобы появился человек, который сможет вам это делать.
Когда люди вокруг начнут сходить с ума - а они начнут, если спасатели не появятся в ближайшее время, - то будет только один способ для них вернуть рассудок. И это, увы, не любовь.
Все счастье человечества – в руках доктора Уолтера, в буквальном смысле слова: парацетамол, пентазоцин и гидрокодон* под голубоватой оболочкой. Успокоение, расслабление, эйфория, пристрастие, болезнь.
Тем временем Тамара продолжала говорить. Она даже не подозревала, какие черные мысли роятся в голове Дугласа, и осознание этого ласкало его.
- Я лишь надеюсь, что Ваши эксперименты не причинят вред ей... и остальным людям.
Он пожал плечами. Отрицательный результат – тоже результат, и вред иногда может сказать гораздо больше, чем польза.
- Люди на острове обращаются ко мне за помощью, мисс Спэйси, кое-кто – регулярно. Им здесь плохо, и это можно понять. Так что куда уж хуже? А я еще помню клятву Гиппократа, и «не навреди» упоминается там отнюдь не между слов.
Он достал руку из кармана. Взглянул на женщину оценивающе, исподлобья.
- Но учтите: если хоть одна живая душа на этом острове узнает о том, что я диагностировал у Гелики шизофрению – заметьте, слова «я» и «шизофрения» здесь основные, - у вас будет много проблем. Вы ведь этого не хотите, не правда ли? – тон был дружелюбным, в отличие от ледяной улыбки, сопровождающей эти слова.


Упаси меня Боже перечислять здесь настоящий состав сего варева ;-) Набор произволен, ни к одному из существующих лекарств не относится.

Отредактировано Douglas Walter (2012-06-23 00:43:59)

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC