Вверх страницы
Вниз страницы

Карибский круиз: последняя ставка

Объявление






Внимание! Ролевая подошла к логическому завершению.
• Выложены интересные факты о ролевой, антология постов-победителей конкурсов и последние игровые события .
Обновление от 14.05.2015:
Ищите нас на:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тропический лес

Сообщений 1 страница 20 из 64

1

http://savepic.su/1197821.png
Иначе - джунгли. Густой и в некоторых местах непроходимый тропический лес, в котором можно встретить представителей как экзотической, так и не очень флоры и фауны. Занимает около 50% острова, хотя у тех, кто не смотрит с высоты птичьего полета, может сложиться впечатление, что остров полностью состоит из джунглей.
Джунгли на этой части острова становятся более густыми, если двигаться от реки к скалам.

0

2

>>>Лагерь

Селин вдыхала аромат остатков утра, что сохранились в еще не испарившейся росе, защищенной от палящего солнца тяжелыми зелеными навесами. Каждый шаг сопровождался хрустов меток под ногами и отдаленным шуршанием мелких грызунов, убегающих от невиданной напасти в лице человека. Они раньше не видели людей, по крайне мере  качавшийся на тяжелой ветке ленивец еще долго рассматривал ее удивленным приоткрытым глазом,  прежде чем со скучающей физиономией  поползти от нее.
Природа довольно странная штука. Здесь выживает не сильнейший, не хитрейший, а тот, кто четко знает свое место. Животное знает, на кого можно напасть, а кого обойти стороной, у человека этот инстинкт самосохранения притупился, не давая четко оценивать ситуацию. Ван-Де-Верде ловко перебиралась через очередные кусты, прислушиваясь к окружающему миру.
Карту острова было очень тяжело составить хотя бы потому, что размером он был не таким уж и маленьким. Она могла ориентироваться только по тому, где и в какой местности  обитали те или иные животные. Примерно где-то на северо-западе забили первого кабана, а если взять южнее, то можно заметить остатки того кострища, которое они развели пару дней назад. Все продолжало жить: кострище потухло, ветер разметал остатки  углей по периметру скал; кабан уже давно покоился грудой костей где-то под песком. Все было взаимосвязано и просто, как некая формула, четкая и хорошо построенная. Жизнь простая с одной стороны и сложная с другой не разменивалась на любезности. И если кто-то не успевал поспешать за ней, то она просто оставляла его позади.
- Осторожней!
– Селин указала на стройный ряд гусениц, ползущих друг за другом по коре дерева ровным рядом. – Это походные шелкопряды, не дотрагивайтесь. Их волоски ядовиты…. Не смертельно, но чесаться будет еще долго, а это не самое приятное.
Она вновь была там, где и должна быт – среди тропических лесов, среди той жизни,  которую вела до лайнера. Она была… дома. И дом этот с удовольствием принимал ее. Он строил высокую тень, не давая солнцу опалить голов, он дарил прохладу от полусырой от влаги земли, он наполнял лес прекрасными звуками, щебетанием и стрекотанием. В какие-то моменты она и забывала, что пролезает здесь для дела, что за ней карабкаются еще двое людей. и что у них тут вообще-то спасательная операция или нечто вроде того.  Ей просто хотелось двигаться дальше, идти и ощущать  знакомые звуки и запахи, что дарят ей воспоминания о доме.
Они вышли на небольшой участок джунглей, где деревья расступались, образовывая арку и создавая небольшую полянку, поросшую высокой ярко-зеленой травой. Здесь джунгли немного расступались, давая полоску яркого света.
- Хм… - Селин осмотрелась. – Здесь что-то не так… не то…
Внутри все перевернулось, тяжелым камнем упала тревога. Внутренний голос говорил непонятные слова предостережения, что превращались в помехи.

+3

3

>>>Лагерь

А эта блондинка - прямо Рэмбо в шортиках, - Тони облизала губы.
Всю дорогу она крутила в руках нож Тилмана, посматривая на него, пару раз чуть не уронила споткнувшись о корягу. А Селин все шла вперед.
Эй, помедленней! - прокричала она и остановилась, наткнувшись на плечо Ван Де Вере. Я не хочу...
- Осторожней! Это походные шелкопряды, не дотрагивайтесь. Их волоски ядовиты…. Не смертельно, но чесаться будет еще долго, а это не самое приятное.
Она указала на гусениц. Антонина саркастически улыбнулась и вместо "сдохнуть от какой-то фигни", как собиралась, сказала:
Смерть дышала мне в лицо, - передразнивая тон Билли.
Эх, где он сейчас? Жрет, наверное, рыбу, которую поймал Санджай, а она ведь даже не успела позавтракать. Если честно, идея пойти в джунгли за убийцей казалась ей уже не такой привлекательной.
Старк отпихнул Селин и двинулась дальше, обходя гусениц стороной. Жутко хотелось есть, желудок лип к хребту.
Слушайте, - она заговорила просто, чтобы не молчать, молчание угнетало еще больше.
Возможно кто-то и наслаждался тишиной, созерцанием природы, а вот Тони не нравились влажные джунгли, бьющие по лицу листья и тучи насекомых.  Ей нравилась вода.
Вы думаете мы найдем ее, это Диану? А, если найдем, то что будем делать? - вероятный вариант, который крутился в голове - сбежать с криками "мама, роди меня обратно", но это же не то, чего от них ждут, не то, на что они подписывались.
Тем временем они вышли на открытую поляну, деревьев здесь было гораздо меньше, листва кое-где притоптана.
- Хм…  Здесь что-то не так… не то…
Девушка обернулась, посмотрела на блондинку, стараясь не двигаться.
Что опять? Еще жуки?

+3

4

Вооруженная палкой и хмурым лицом, Стонтон рассекала джунгли, вздрагивая от каждого шороха. Она шла последней, но от этого только усиливалось чувство беззащитности, ведь долбанутая могла напасть сзади. Невероятно, что делает с человеком страх. Он сжимает в тиски, не дает свободу движениям и дыханию, заставляя подчиняться ему полностью и беспрекословно.
Думать о мотивах, побудивших ее, несмотря на такой большой страх, пойти в джунгли, казалось, не было времени, слишком все сложно. Но следовало бы, ибо сконфуженный взгляд Тони мулатка все же поймала. Совершенно ни к чему, чтобы ее здесь считали психопаткой. Тем более, что длинноногая брюнетка сразу же понравилась Имельде. И тем более из-за того, что, судя по всему, они застряли здесь надолго.   
Из размышлений ее вывел голос, а точнее возглас Селин. Здесь что, прям все норовят спасти твою задницу? И с каких пор меня это выбешивает?
Ходить было трудно, три дня беспробудной пьянки давали о себе знать. Пару раз она даже поскользнулась, но хвала всем Дилерам, удержала равновесие. Похоже кроме нее на острове все были приспособлены к такой жизни, энергичной поступи Селин и Тони можно было позавидовать. 
Лишь изредка девушки останавливались, чтобы выслушать поучительную лекцию блондинки. По правде говоря, Мел даже радовалась поводу перевести дух. Что касается ее болтовни, она все пропускала мимо ушей, ибо жуков не особо боялась. Ее больше страшило дуло пистолета.
- Хороший вопрос, Жанна Д'Арк. Рада, что он тебя осенил, - сарказм резанул по ушам, вышло жестче, чем она рассчитывала. Остановившись, мулатка глубоко вздохнула. – Прости, это от нервов. Главное ее найти, а там как-нибудь решим, - она умолкла на минуту, обдумывая следующий шаг. – У меня тут есть кое-что, что поможет нам ее вырубить… - ее перебила Селин.

+2

5

Стоит ли говорить о том, что  в джунглях, когда идешь по следу тетки с пистолетом (кстати, никто из них не был следопытом, на сколько Тони было известно) втроем сугубо женским коллективом с ножом, палкой и возможно косяком, яйца сжимаются конкретно, превращаясь в характерный такой сухофрукт.
Сейчас Антонина чувствовала себя как Паркер, как голодный Паркер без футболки и надежды на потерю плода с веточки в таких экстримальных условиях как нынешние. Пацан уже, наверное, бегает вокруг Зима с криками «я не хочу умирать девственником!»  Или она ошибается и парень заработает дополнительные баллы к великому и светлому «возможно, че, а с кем не бывает», ведь бутылка текилы так и осталась спрятаной в ее сумке в общем шалаше.
- Хороший вопрос, Жанна Д'Арк. Рада, что он тебя осенил, – Тони уперла свободную от ножа руку в бок, расставила ноги на ширине плечей, подняла обе брови, воззрившись на Имельду с характерным выражением лица «ты че, берега попутала?»
– Прости, это от нервов. Главное ее найти, а там как-нибудь решим, – вот, вот он корень зла, все идиоты считают, что как-нибудь выйдут из ситуации, когда все уже произойдет.
Не будем высовываться, как старпом сказал, – аторитетно подтвердила она, а яйца-то уже почти в изюм превратились, куда-то делась храбрость, порыв, все куда-то делось.
Дома, точнее не совсем дома, в Нью-Йорке, ей часто говорили: «больная, остановись, что ты творишь вообще?», но Тони была слишком глупой или слишком независимой, а может и оба варианта, хорошо приправленные гиперактивностью, чтобы останавливаться.
Иногда все получалось, иногда приходилось подниматься с земли и начинать с нуля. Но здесь совсем о другом, здесь вопрос жизни и смерти.
– У меня тут есть кое-что, что поможет нам ее вырубить… – и лучше бы это оказалось пушкой.
Селин завороженно смотрела на какую-то очередную растительную хрень, которая была прекрасна, или таила невероятную опасность. Тут поди разбери, как на взгляд Старк, это было еще одним сорняком.
Нексколько секунд она делала вид, что заинтересованно смотрит, на самом деле взгляд ее шарил по кронаам деревьев в поисках чего-то съедобного и наконец нашел.
Погодите, – девушка перехватила нож поудобней и направилась в сторону зарослей, еще несколько шагов и она скрылась в густой листве от взоров Селин и Имельды.
Там среди зарослей какой-то фигни сияло спасительным светом дерево с сочными спелыми плодами, ветви уже клонились к земле от тяжести и Тони охотно помогла, оборвав пару штучек. Один плод упал на траву, девушка наклонилась, подняла и, когда разгибалась, ее взгляд встретился с мелкими бегающими глазками какого-то животного, которое находилось вдали в зарослях.
В памяти всплыла борьба с кабанок, но ни Билли, ни Санджая тут не было. Она медленно попятилась, стараясь держать в поле зрения животное. Выйдя на поляну, Тони бросила один фрукт Имельде, второй всучила в руки Селин, взяла ее под локоть и потащила вперед.
Пошли, надо валить, там какая-то зверюга, я тебе потом такой же кактус найду, – она устремилась вперед.

>>> http://lastbet.rolka.su/viewtopic.php?id=619#p26712

Отредактировано Tony Stark (2012-04-08 00:02:43)

+3

6

Издеваешься? – скривившись, Стонтон медленно поворачивается к Селин. – Мы идем вслед за долбанной психопаткой, у которой в заложницах беспомощная девушка, а ты находишь полезным любоваться растением? Сейчас? – с расстановкой проговорив два вопроса, девушка сокрушенно махнула рукой, опустила голову, и через несколько вздохов собралась было снова рассыпаться в извинениях, но вдруг резко подняла голову, и с более располагающей к беседе миной пробормотала. – Да ты не торопись, че.
Переменчивость настроения и резкие изменения решений были основными проблемами Имельды, так говорил ее психолог. Незнакомых людей сначала, мягко говоря, смущали эти «перемены», но со временем все привыкали. Насчет «беспомощности девушки» она приврала, блондинку Терезу она знать не знала, и судить о ее физической и моральной закалке не могла, ей просто показалось, что это привнесет больше драматизма в ее речь.   
Стыдно признать, но мулатка просто ужасно, ужасно потела. Было жарко, в горле першило, а организм отчаянно требовал немного счастья, оставшегося с ее ночного рандеву с испанцем и кабаном. С улыбкой мелькнула мысль о том, что Мел взбиралась на высоченные горы, спускалась в самые низкие лощины, изъездила почти полмира, отлупасила девятнадцать блондинок в розовых панталонах (она вела статистику), испробовала почти все виды наркотиков и алкоголя. Но сейчас, она, не задумываясь, променяла бы все это на что-нибудь холодное.
Поправляя лифчик, чтобы хоть как-то облегчить страдания кожи, девушка впервые задумалась о том, что в их сугубо женском коллективе не хватало пару стройных ножек.
- Куда она делась? – наверно вопрос был задан слишком тихо, потому как ответа не последовало, а может блондинка была слишком занята разглядыванием цветка. Пока Имельда занялась придумыванием максимально жесткой гибели Антонины в недрах джунглей (упала в яму с дикими гиенами, стала похищенной стаей шимпанзе,  расцарапала ногу о ядовитый куст, подвергается насилию со стороны тех же самых шимпанзе), она, как ни в чем не бывало, вынырнула из джунглей, да еще и с едой.
- Ох, женщина, я тебя люблю, - с жадностью впив зубы в плод, мулатка почувствовала такое неземное счастье… которое было прервано репликой брюнетки.
От резкого чтоо? Мел выплюнула добрую доли содержимого своего рта, но взяв себя в руки и дожевав фрукт, она произнесла:
- А смысл нам тогда идти за ней, если будем прятаться и бездействовать? – не отставая от темпа, взятого Тони, девушка продолжила. – Надо нашим появлением застать ее врасплох. Смотри.
Потянувшись за маленькой бутылочкой в сумку, мулатка достала и протянула его брюнетке.
- Это «хура взрывающаяся». Редкая тварь, - скривившись, словно припомнив неприятную картину, она продолжила. – Если облить эту суку этим, она ослепнет. К сожалению, совсем ненадолго, но и то дело.
Помолчав несколько секунд, она спрашивает:
- Сока совсем мало, поэтому надо обливать с близкого расстояния, чтобы попасть в глаза. Что думаете? 

------------> разбитый самолет

Отредактировано Imelda Staunton (2012-04-10 16:25:02)

+2

7

Тяжелые мысли окутали разум Селин, она перестала различать все окружающее пространство. Если бы ее потеряли в джунглях, то она стала бы прекрасным Маугли.  Окружающий мир словно говорил с ней, примятая трава с юго-запада говорила, что не так давно здесь прошло какое-то млекопитающее, скорее всего травоядное, уж слишком четко отпечатались следы  тяжелых лап на влажной от невысохшей росы земле. С лиан свисали грозди растений-падальщиков, что обвивают и душат дерево, паразитируя на нем  и распускаясь белыми бутона, не несут в себе абсолютно никакого запаха.
Имельда и Тони размышляли о возможном нападении на Дайон, если они ее обнаружат, Ван-Де-Верде не принимала участия в их ожесточенном споре, продолжая внимательно осматривать окрестность. Дайон перестала быть интересна, она исчезла из ее поля зрения, растворившись в потоке мыслей, что каждый раз штурмом пытались взять ее самообладание. За все пребывание на острове она так ни разу и не впала в отчаяние, не думала о том, что с ними будет далее. Девушка просто продолжала делать что-то, что делала всегда, конечно, это резонно отличается от того, что она привыкла делать на лайнере, но….
Укравшую пистолет поймают, ее обезвредят, а что потом – убьют? Возможно. В этом диком мире нельзя ничего сказать наверняка, Селин лишь надеялась, что окружающая среда не превратит невольных островитян в зверей. А может и по другому, из страха и боязни голодной смерти они скатятся в самое простое варварство. Уйдет этика, придет поклонение кому-то более сильному, но на его место всегда будет претендовать другой, так что будет литься кровь, вне зависимости от обстоятельств.
- Здесь нет Дайон. – Коротко сказала Селин девушками, присаживаясь  перед одним из деревьев. – Здесь вообще ничего нет. Даже звериной тропы. Сюда никто и никогда не заходил.
Она выпрямилась, осматривая округу. Деревья здесь расступались, обнажая открытое пространство, деревья заслонили их от палящего солнца, словно беседка где-то у бабушки в загородном доме, накрывая их. Тяжелый, перенасыщенный кислородом воздух, заставлял голову идти кругом, весь мир вращался.
- Мы не туда зашли… нужно идти в обратную сторону, в другую. – Селин тряхнула головой. На миг удары молота внутри черепной коробки прекратились, окружающее пространство стало куда более четким. Девушка даже смогла различить  яркое соцветие где-то чуть поодаль, растущее прямо перед…  металлическим?
Да, точно, это был действительно металл. Затянутый буйно цветущими растениями он все еще поблескивал лаже при малых лучах света. Что бы это ни было, но Ван-Де-Верде это уже не нравилось. С одной стороны было понятно, что не стоит задерживаться в неизведанной местности, хотя бы потому, что здесь слишком легко заблудиться, а ночевать в джунглях, как то делали та рыжая Смит и Лейн ей не хотелось.
- Кхм… - Девушка указала на видневшийся издали обломок (если это был он). возможно, здесь когда-то кто-то точно так же потерпел крушение, возможно, что даже смог выбраться. А еще возможно – что это место стало для него могилой, от этого было плохо на душе. – Нам нужно уйти… сейчас. Что-то приближается

Отредактировано Celine Van De Verde (2012-04-06 08:35:14)

+3

8

В лагере невозможно было уединиться. Даже при учете отдельного шалаша, звуки слишком хорошо разносились по маленькому пространству молниеносно. И речь здесь идет не о звуках, издаваемых при определенных обстоятельствах.  Мы говорим об элементарных вещах - о разговорах. Последний раз, когда Радослав с Джин обсуждали убийство Томера, их услышала Николь.
Лучший способ избежать вопросов и провести какое-то количество времени наедине - уйти из лагеря пока никто не видит, а это значит, пока все спят.
В это утро было прохладно, даже слишком для тропического климата. Они пошли, как и днем раньше вдоль берега к бухте. Радослав, помимо всех прочих приятных вещей, которыми можно было заняться наедине, надеялся еще раз увидеть подводную лодку. Но ничего, кроме начинающейся бури, порывов ветра и высоких волн, не увидел.
Там же их застал мелкий накрапывающий дождик, который со временем превратился в хороший такой дождь. Кискинов не раз слышал, что дождь  приносит счастье. Он как-бы смывает все то невезение, которое было до этого. На самом деле, на его памяти дождь смывал только кровь и следы.
Серб обнял Джин, когда они шли обратно в лагерь.
Пошли по джунглям, так мы меньше намокнем, - они свернули, устремляясь к укрытию под деревьями.
Я вот думаю, - продолжил говорить несколькими минутами спустя, - в лагере негде греться и скрыться от дождя... Нужно место понадежней.

+1

9

Насколько Джин знала, нет в мире проблемы, которую нельзя было бы решить, основательно напившись. Поскольку с алкоголем на острове было туго, как и с куревом (а она с искренностью ребенка продолжала надеяться, что где-то в джунглях затеряно текильное озеро с табачными берегами), то в качестве наркотика она использовала Слава. Да-да, как в том фильме про вампирюг – ты мой личный сорт героина, кокаина, никотина, этанола и клея.
Вещь, которая ей нравилась в сербе больше всего, - с ним не надо нагружать язык, с ним даже молчать было комфортно. Только с ним Джин чувствовала себя как прежде – когда она оказывалась в компании с любым другим человеком на острове, она остро ощущала свое положение. Со Славом же все было как раньше, там, на лайнере, когда она считала, что сама распоряжается своей жизнью.
А еще Джин чувствовала, что ей вот-вот предстоит перейти рубеж. И, кажется, она была к нему готова.
Она всегда легко переживала неудачи, потери и разочарования. У Джин их в жизни было немало. Сбивали с ног – вставала. Поэтому смерть Мод осталась во вчерашнем дне. Нужно было жить дальше, пока есть такая возможность. И брать от жизни все то малое, что осталось.
Работа тела сменилась работой мысли, Джин глубоко задумалась, когда они возвращались в лагерь, и даже не заметила, что пошел дождь. Лишь слова Слава вернули ее к реальности – она кивнула. Джунгли так джунгли, чего уж там.
След от удавки, символ вчерашнего дня, никак не заживал и продолжал саднить.
- Я вот думаю…
- М? – она отвлеклась от разглядывания растительности под подошвами своих кед и подняла голову.
- ...в лагере негде греться и скрыться от дождя... Нужно место понадежней.
Here we go again…
Слав в той или иной форме заговаривал об уходе из лагеря уже несколько раз, начиная со вчерашнего дня. Джин его намеки игнорировала либо напрямую, либо, как сейчас, включала дуру.
- Можно, типа, предложить всем перебрать поглубже в остров. Куда-нибудь к скалам. Там клево.
И она отправила ему самый честный и невинный взгляд, который вообще касался ее глаз.
- Иди сюда, - Джин несильно потянула его за футболку на груди под ближайшее дерево – дождь стал сильнее, они уже наполовину промокли. – Давай подождем здесь, пока все закончится.

+2

10

Женщины его всегда поражали, Радослав старался меньше с ними пересекаться, если только речь не шла о взаимовыгодном сотрудничестве. Но, что и говорить, серба, как и любого другого нормального мужчину (условно нормального) к ним тянуло. Второе рождение, как бы пафосно это ни звучало произошло из-за первой женщины в его жизни - из-за матери. К слову сказать, черты ее лица стерлись со временем из памяти, он помнил какие-то мелочи: светлая кожа, тонкий стан, длинные пальца, которые гладили ребенка по голове, голос, голубые глаза... Первое преднамеренное убийство (потому, что были и другие) из-за женщины, он тогда не чувствовал угрызений совести, только отчетливо ощущал собственную глупость. Можно было обставить все совершенно по-другому, но у него словно пелена перед глазами повисла.
Первый отказ от дела из-за женщины. Слав не жалел о том, что пришлось разобраться с Кейном или убить Томера, он не жалел обо всей этой ситуации с Джин, однако факт оставался фактом, серб совершал необдуманные поступки, продиктованные непонятным для него порывом.
Эпический провал, наверняка, также ожидался из-за женщины.
Вся проблема в том, что, пытаясь абстрагироваться от них, он не смог научиться ими манипулировать. Вот и сейчас не получилось. Радослав повернул голову к Джин, понимая, что она просто уходит от темы, как и в предыдущие разы, а заставлять он не хотел. По крайней мере, пока не хотел. И это раздражало, очень раздражало.
- Иди сюда. Давай подождем здесь, пока все закончится.
Слав поддался, не сводя глаз с ее лица. Когда-то он ее обидит и все закончится чьей-нибудь смертью, по-другому нес ним бывает. Уже можно делать ставки на время, место и способ.
Перестань, - он прижался спиной к дереву, - я не хочу, чтобы ты притворялась, так у нас ничего не выйдет.
А вот так Кискинов говорил об отношениях, "умело" и "красноречиво". А что должно вообще выйти?
Дождь усилился и они оба уже намокли, Славу мало верилось, что можно переждать под деревом, но он все же остановился, ведомый желанием поговорить, которое возникало не так часто.
Ты хочешь, чтобы я вел себя как Джейк? - внезапный вопрос завуалированный настолько, что он сам поморщился, осознав это.
Радослав притянул к себе Джин, заводя под крону дерева так, что их тела плотно прижимались друг к другу.
Хочешь, чтобы я делал что-то чего не делаю? Вел беседы с жителями лагеря, приносил цветы и показывал тебе красивых бабочек? Может быть, играл с Николь?
Звучало таким тоном, как если бы любой другой человек спрашивал ждут ли от него расчленение трупов и массовых убийств. Все это время, пока Слав думал, что им лучше не быть вместе, он упускал из виду одну деталь: у него не было раньше отношений настолько длительных, чтобы можно было обо всем об этом думать.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2012-06-04 15:41:34)

+2

11

- О чем ты, Слав? У нас за последние двенадцать часов уже вышло три раза, и поверь, во время них я не притворялась.
Она послушно последовала с ним под дерево, пальцы прошлись по его плечу, с него – на шею и остановились, обхватив ее под затылком.
И тут произошло что-то странное. Сначала Джин подумала, что он так неудачно шутит – ну серьезно, кому в голову может прийти, что ей нравятся мужики вроде Джейка?
- А ты хочешь, чтобы я строила замки на песке, боялась змей, целыми днями загорала и умилялась при виде Сникерса? – по-еврейски парировала она, усмехаясь. Но ее шутка не прокатила.
- Ты, типа, прикалываешься? – она удивленно переводила взгляд с его глаз на губы, надеясь, что он сейчас засмеется или что-то типа того. Но пришлось констатировать: - Нет, ты серьезно. Ладно.
Она вздохнула, помедлила, собираясь с мыслями, потом положила обе руки ему на плечи. Безумно хотелось курить.
Ну все, я иду к тебе, Господи.
- Джейк, конечно, похож на Хью Гранта, принимающего колеса, но при чем здесь он? Наш корабль приплыл на остров «Чао», и ты единственный человек в этой помойке, кому я доверяю больше, чем себе – потому что в себе, если честно, я вот вообще даже на полшишечки не уверена. А ты... Ты всегда рядом, когда нужен, а нуждаюсь я в тебе всегда. В лагере много хороших – действительно хороших! – ребят, но слишком много дерьма пролегло между нами. И если ты начнешь собирать цветы вместе с Николь, я первой забью тревогу.
- Почему ты вообще заговорил об этом? Может быть, это ты хочешь, чтобы я "сделала кое-что, чего пока не делала"?
Она украдкой оглянулась по сторонам, убедилась, что никого вокруг нет, и начала опускаться на колени.

+2

12

- О чем ты, Слав? У нас за последние двенадцать часов уже вышло три раза, и поверь, во время них я не притворялась.
Почему-то она не посчитала другие разы...
Радослав внимательно слушал, глядя сверху вниз. Ему было важно поговорить, не суть когда: через двенадцать часов или три дня. В прошлый раз серб получил другие ответы на эти вопросы, а женщина даже не знала о том, что он киллер.
Ему либо очень крупно повезло с Джин, либо он влип по самые помидоры. Кстати, о них: намек Джин звучал ободряюще и неожиданно приятно. Хотелось сказать "а давай", но Слав все же остановил ее, сжав предплечья и подтянул вверх, снова прижимая к себе.
Как показывает практика, не все, кому ты доверяешь, хорошие люди, - и в первую очередь он говорил о себе, а потом уже о Томере и о Кейне.
Ладони скользнули по женской спине и остановились на ягодицах, серб склонился, касаясь кончиком носа ее губ, и отстраняясь, чтобы можно было нормально смотреть в лицо.
Я просто хочу поговорить, пока мы тут стоим, - он улыбнулся и поцеловал ее, коротко прижав губы ко лбу. И ты уже делала это не Ямайке в отеле, так что ничего нового, - кривая улыбка, даже усмешка на его лице.
Более глупо он смог бы чувствовать себя только, если бы сейчас вошло пятеро детей, потом мать Джин и они все поговорили бы о свадьбе, поэтому он решил сменить тему.
Но если ты не хочешь говорить, - он начал поцелуй, прижимая Джин к себе, наклоняясь вперед.
Дождь тут же предательски намочил волосы, струйками спускаясь за ворот футболки, холодными разводами оседая на ткани.
Черт, - он вернулся к исходному положению под деревом, - я помню, что на моей родине постоянно шел дождь, особенно весной, - зрелище было не из приятных, особенно из окна комнаты, в которой он спал с другими детьми в интернате.
Из стоков постоянно лило, заполнялись подвалы, - и тогда Горан выходил на этажи, претендуя на его чердак, - повсюду были дохлые крысы, а стены интерната пропахли сыростью. В это время года все болели, особенно слабые, - Михал одной весной провалялся с воспалением в лазарете, это спасло его от псов Горана.
Не знаю, зачем говорю тебе это, - Слав улыбнулся и убрал мокрую прядь волос с лица Джин. Каким было твое детство?

+2

13

- Как показывает практика, не все, кому ты доверяешь, хорошие люди.
- Как показывает практика, я до сих пор жива, - Джин подмигнула ему, немного удивленная реакцией Слава. Как известно, мужчины хотят быть первыми во всем – в отношении Джин это было очень сложно, ибо в жизни она была ой как искушена.
Интересно, он обрадуется, если узнает, что он у меня – первый, кто отказался от отсоса?
Озвучивать эту шальную мысль Джин не стала. Все-таки она не была дурой, хотя и очень старалась. А еще она была романтиком – минет под дождем…
Впрочем, сейчас она прижалась к сербу не из тяги к романтизму – было сыро, мокро и холодно, а Слав был большим и теплым. А еще от него вкусно пахло. Но сейчас не об этом.
Он вроде был настроен игриво (а Джин-то что? она вообще в любое время в любом месте готова), но быстро оставил эту затею – гребаный дождь. И тут произошло нечто странное.
Нет, не просто странное – ужасающее в своей неординарной неожиданности.
Слав заговорил о своем детстве!
Из тех обрывочных разговоров сначала на лайнере, потом на острове Джин поняла, что его жизнь – в частности, прошлое – в еще большей частности, детство – закрытая тема. И открывать эту тему, как бы любопытно ей не было (а ей было), Сиберг не собиралась. И оттого была так удивлена, что Слав сам заговорил.
Она знала, что его зовут не Вякослав Ютт, а Радослав – фамилия-наверняка-тоже-другая, и знала причину этого обмана, что у него не было семьи, вырос в интернате и что он собственными руками, вот этими самыми, которыми нежно коснулся ее лица, убирая мокрую прядь, убил больше сорока человек. Что она чувствовала по этому поводу? Да она, блядь, охуевала от себя!
- В это время года все болели, особенно слабые.
Она склонила голову, разглядывая черты его лица в попытках представить, каким Слав был тогда, в то время, о котором только что рассказал.
- Но ты слабым не был никогда, - тихо добавила она.
- Каким было твое детство? – она пожала плечами.
Каким мы вспоминаем свое детство? Большим размытым пятном, в которое отдельно вплетаются какие-то события и образы – разбитые колени, отобранный у соседа бутерброд, правила детской игры, потертые фишки и уличные коты. Джин что-то уже забыла, что-то путала, но совершенно точно знала, что:
- Оно было счастливым. Мы с мамой жили вдвоем в Бруклине, правда, иногда не было денег и нам приходилось сбегать из дома ночью по пожарной лестнице, чтобы не платить за квартиру. Однажды один из хозяев проснулся и пытался догнать – видел бы ты, как он в одних подштанниках бежал за нами три квартала, - она засмеялась, вспоминая.

+2

14

- Но ты слабым не был никогда, - мужчина услышал это, но не стал комментировать.
Был ли Слав слабым? Это очень спорный вопрос и не секрет, как он к ним относился. С того самого дня, когда мать прикрикнула на него и заставила остаться в другой комнате за прозрачными шторками, он уже никогда не был маленьким Радо, который мог капризничать по мелким вопросам. Но разве не слабость –  зарабатывать на жизнь смертями других? Или это безразличие? Все так запутанно, что он предпочитал не задумываться.
Когда приходит определенный возраст, мужчина обстригает кудри, одевается так, чтобы нельзя уже было пить молоко и отбирает из случайно собранных в детстве камней только драгоценные.
Теперь он должен обладать ножом, которым соберет урожай пшеницы, убьет волка и отрежет пуповину своего первенца.
Эта концепция для Радослава подходила больше, чем та, в которой говорилось о доме и дереве, он никогда не мечтал об этом. Однако и нож появился у серба в десятилетнем возрасте, а вместо молока матери стоял запах крови, четкое темное изображение, стоило только закрыть глаза. Он уже не помнил собственного плача и винить в жизни было некого.
То, как воспринимала счастье Джин... Наверное, поэтому она могла быть с ним, зная то, что знает. На большее Кискинов и не расчитывал, было бы нечестно с его стороны выливать еще больше грязи между ними. А выливать было что.
Женщина не говорила о том, что ей не нравилось в детстве, даже негатив был в радость. Для самого серба было больше безразличия и размышлений, которые остались в воспоминаниях. Он мог бы рассказать пару историй о Михале, который называл его другом, о старой кухарке, о Горане, о стороже, чью собаку они случайно убили и о младшем мальчике, который умер с их молчаливого согласия. Точнее с его согласия, Михал кричал и рыдал. Это был первый случай в жизни Радослава, когда пришлось силой заставить парня заткнуться и убедить его в том, что в случившемся он не виноват. Кажется, это что-от напоминает...
Дождь усиливался. Слав улыбнулся, заставил Джин поменять позу, теперь прижимая ее к стволу дерева, одной рукой упираясь повыше ее головы. Так на женщину не капало, зато по его спине потекли струи холодной воды.
Как тебя мама в детстве называла? Джинни? – улыбка стала лукавой, слегка похабной.
Он не хотел продолжать разговор о детстве, этого достаточно,  чтобы показать причастность к жизням друг друга.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2012-06-07 14:53:10)

+2

15

===>>> Родник с пресной водой

Паркер чувствует себя хищником, он старается идти достаточно быстро, чтоб не упустить ее из виду, но не приближаться слишком близко, чтоб быть замеченным. Может, это первобытная форма играть с младшим в племени, может, чутка поучить его. Всегда быть начеку, всегда боятся всего, всегда-всегда. Паркер пару раз замирал у широких листьев неизвестной флоры, потому что Николь оборачивалась. Видимо, все же какая-то живость была интересней чем он, что несколько огорчило его. Но он быстро забыл об этом, снова вживаясь в роль старшего брата\долбо*ба преследующего ребенка вместо того, чтоб сразу словить его, и надавать по сраке.
- Попалась, - опустив на маленькое плечо руку, загробным голосом сказал Паркер. – Мы так не договаривались, Николь, только не в такую погоду. – Он убрал прилипшую прядь волос со лба, постепенно, все возводилось в степень мини-катастрофы.
Он хотел было еще что-то сказать, но боковым зрением приметил что-то, что выбивалось из общего фона. Он прищурился и стал вглядываться, его брови непроизвольно поползли вверх. Лонсдэйл напряг память, и сам для себя кивнул, подтверждая правильность информации – там были Джин и Векослав. Он часто видел их вместе, сдается, они были хорошими друзьями, хотя Паркер был уже достаточно взрослым, чтоб понимать, что, возможно там дело не только в дружбе.
Но его это не особо волновало. Он никогда не задумывался ни о ком из товарищей по беде, ни об их отношениях, главное, чтоб его не трогали.
Паркер не хотел мешать их, возможно, трогательному моменту, но с некоторой опаской оглянулся на дорогу, больше уже походившую на еще один ручей.
- А сейчас мы приступим к главной нашей задаче – мешать.
Лонсдэйл снова схватил руку Николь, будто боясь, что та даст дёру от него, но скорее по инерции, и решительно направился к парочке. Нацепив на лицо самое невинное выражение, он сначала вежливо разразился чахоточным кашлем, а потом начал:
- Привет, ребята. Там в лагере полный дестой и ад, тут потише будет.
Ребята, впрочем, единственное, что пришло в голову как обращение. Ребята, наверное, очень удивятся.

+3

16

- Джинни? О неееет! Не вздумай так меня называть!
Она, смеясь, прогнулась в спине.
- Просто Джин. Как из бутылки – исполняю желания. Даже самые сокровенные, - на последней фразе она понизила голос, рука скользнула вниз, пальца коснулись зоны джинсов в районе ширинки, потянули пуговицу.
В стороне раздался кашель. Джин не стала резко отдергивать руку, просто повернула голову и, увидев Паркера, подняла ладони вверх.
- Привет, ребята. Там в лагере полный дестой и ад, - И поэтому вы приперлись в наш собственный персональный рай? - тут потише будет.Эх, чувак, пришел бы ты на три минуты попозже и услышал бы такое… Ну да ладно.
Джин с двусмысленной улыбкой разглядывала Паркера. Она очень хорошо помнила Блэйка в его возрасте и что того тогда волновало. Прямо-таки очень волновало.
Вспоминать о Блэйке сейчас, рядом со Славом, было как-то… некрасиво? подло? неуместно? Джин всегда втайне гордилась, что не ставит прошлое своих партнеров ни во что – какая разница, в ком побывал его член, если сейчас ты у руля? И на острове ей действительно было плевать, кто был у Слава и в каком количества, даже Гелика ее не интересовала – до тех пор, пока эта безумная сучка не цеплялась к самой Джин. У нее самой было множество мужчин – хороших и плохих, преимущественно распутных и порочных, но все же, хард-рокеров, инди-рокеров, альтер-рокеров… Но любимым она называла только Блейка. Да, только по нему она страдала, боготворила, сходила с ума... Имеет ли это какое-то значение для Слава? Внутренний голос подсказывал, что эту тему с ним лучше вообще не затрагивать. Никак. Даже косвенно.
Вернемся к нашим баранам. Джин перевела взгляд на Николь, и переключиться на другие мысли не получилось.
- О, Паркер у нас нянечка? – с иронией поинтересовалась она. – Хэй, Николь, как дела?
Вчера она все ж ничего не слышала. Слышала б – растрындела бы по всему лагерю.

+3

17

---Родник с пресной водой
Родник должен быть где-то рядом, поэтому Николь, потеряв из виду жабу-проводника, решила, что и сама найдет дорогу обратно. Идет дождь, поэтому не слышно, где журчит вода, но, когда родник окажется совсем рядом, Николь его точно услышит. Девочка прошла не так уж мало и уже начала сомневаться, что жаба все-таки жила у родника - в ту сторону они так долго не шли, когда кто-то схватил ее за плечо и сообщил, что она "попалась". Уже собравшись закричать, Николь развернулась и замерла, увидев перед собой Паркера. - Ты меня напугал! - Николь, легонько размахнувшись, пнула Паркера по ноге. - Я думала, что это кто-то другой и испугалась! - девочка скрестила на груд руки, снизу вверх глядя на Паркера. - Ты сказал, что можно будет не только у родника сидеть. - напомнила Николь. - Мне там надоело, и я ушла. За жабой. Я хотела посмотреть, куда она пойдет, а она пропала. - рассказала, где она была, девочка. - А ты что здесь делаешь? - подозрительно прищурившись, Николь снова глядела на Паркера. Это же он выбрал, куда они пойдут, вот и сидел бы у своего родника дальше. - И что мы будем делать? - Паркер уже потянул ее, и Николь пришлось идти следом. - Привет. - увидев Слава и Джин, поздоровалась Николь, высвободив свою ладошку и поочередно разглядывая каждого вокруг. - Ага. Там очень сильный ветер и дождь. Скоро все шалаши сдует, и жить будет негде. - рассказала девочка, заодно подтверждая слова Паркера. - Хорошо. - Николь улыбнулась Джин. - А дождь скоро кончится? Если нет, то дорогу смоет, и нам будет не вернуться в лагерь.

Отредактировано Nicole Hill (2012-06-09 00:36:41)

+3

18

- Джинни? О неееет! Не вздумай так меня называть!
Он и не собирался. Радослав вообще не понимал ласкательно-уменьшительные в случае со взрослыми. Дети - другое дело, их нужно как-то выделять, их детство нужно как-то разграничивать с жизнью взрослого человека. Серб предпочел бы, чтобы его называли Радославом, но на западе людям сложно было запомнить полное имя, а с его точки зрения лучше сокращать, чем коверкать.
- Просто Джин. Как из бутылки – исполняю желания. Даже самые сокровенные, - Слав улыбнулся.
Понятно к чему все шло, любой разговор они старались, если не замять, то завершить на такой ноте. Мужчину это больше, чем устраивало. Пару дней назад, он пытался понять, в чем же дело, что склеило их в таком странном союзе. Размышления привели к выводу, что дело не в сексе, совершенно не в нем. Однако секс был прекрасной частью их общения, тем более, Слав хотел ее всегда, даже сейчас, когда спина совсем промокла под дождем, а вокруг пахло сыростью.
Только он собрался помочь с раздеванием, как позади раздался кашель. Слав ругнулся по-сербски.
- Привет, ребята. Там в лагере полный дестой и ад, тут потише будет.
Прекрасно, это Паркер и та девочка, которая вчера подслушивала у кладбища. Что может быть чудесней, чем замена уединения с женщиной на присутствие двух детей?
- О, Паркер у нас нянечка?
Мужчина развернулся к детям лицом, привалившись боком к стволу дерева. Оба они промокли, а в руках у девочки была какая-то палка. Кажется, дождь им не очень мешал, зато они сами мешали!
Ага. Там очень сильный ветер и дождь. Скоро все шалаши сдует, и жить будет негде, - тяжелый взгляд на Николь.
Нет, ему определенно нельзя заводить детей, они могут пасть жертвами собственной глупости. Но это ему, а финансисту Векославу она могут даже нравиться.
Ничего, попросишь Паркера, он сделает новый. Вы же подружились, да? - так, а теперь сделай лицо попроще и начни улыбаться, ты сможешь...
- А дождь скоро кончится? Если нет, то дорогу смоет, и нам будет не вернуться в лагерь, - да ты не переживай, мы выложим отметки твоими внутренностями...
Накомец серб выдавил из себя улыбку.
Тогда будешь жить в джунглях со мной и Джин. Хочешь? - а куда денется Паркер история умалчивает.
Ему самому стало смешно от этой мысли. Слав взял Джин за руку, вспоминая ее слова о том, что, если он станет собирать цветы с Николь, то она первой забьет тревогу.
Дождь усиливается, нам лучше идти, - он кивнул на потоки дождевой воды, которые ручьями лились между корнями деревьев, потянул Джин за руку по направлению к детям, которые стояли рядом друг с другом.

+3

19

Паркеру бы напрячься уже от второго упоминания о жабе, хотя бы потому что, это могла быть змея. А пресмыкающиеся, как известно не очень любят, когда нарушают границы их территории.
- Не нянька я, - демонстративно накуксился Паркер.
Он исподлобья глянул на Слава, у которого явно руки горели, как хотелось прогнать их с Николь. Он едва заметно дернул плечом, мол, ничего не поделаешь, остров только кажется громадным. А сам, куда не сунься, скопление осточертевших тебе людей. Паркер хотел было вякнуть что-то, но вовремя укусил себя за кончик языка. В целом Слав создавал впечатление человека, к которому лучше не лезть. Проводя параллель с школьной иерархией, Векослав был аутсайдером, но не из тех кого за трусы подвешивают в раздевалке. А из тех, за кем тянется темный шлейф сплетен и историй, от который волосы в заднице шевелиться начинают даже у игроков в футбол. И никто не спешит спросить, правда ли то, что о нем говорят. Лонсдэйл не знает почему, ему кажется так, если сравнивать с Джейкобом, меньше всего оставаться наедине хочется с сербом. Что касается Джин. Чисто по-человечески Джин была симпатична Паркеру, хотя он толком и не общался с ней.
Паркер отвлекся от критического оценивания пары, кивнул на слова Слава о том, что лучше двигать. Он уже с усилием отлепил ноги от земли, развернулся и сделал первый шаг. Сначала показалось, что он слабо застрял в грязи, может, зацепился за корень какого-то дерева, Паркер удивленно приподнимает брови.
- Что за…
Не успев договорить, он ощущает, как под ногами теряется опора, точно у Алисы в Зазеркалье, он по инерции пытается  отступить, но тщетно. До мозга туго доходит, что именно происходит, инстинктивно руки дергаются, как будто Паркер собрался на взлет, но этой птичке не суждено взлететь.
- Мама, - не сдерживает вопля Лонсдэйл, и ему тут же становится не по себе.
Он разжал пальцы, отпуская руку Николь, вообще находясь в потерях как именно ему сгруппировать тело. В глазах будто потемнело, может от заливающейся воды, черт уже разберет. Спиной он ударяется о что-то более ли менее твердое, на лицо сыплются комья мокрой грязи.
- Пришли, - выдохнул он, отплевываясь от земли набившейся в рот. – Воу, - до него доходит, что он не один попал в такое щекотливое положение, - все целы?
Яма, что будущая братская могила, сюда, если грамотно растолкать тела, можно приличное количество народа захоронить. Паркер не знает, что хуже, долбануться самому, либо упасть всем скопом, короче.. We are so dead.
Как-то неловко получилось.

Отредактировано Parker Lonsdale (2012-06-11 17:09:28)

+3

20

Слав, казалось, усиленно пытается поговорить с детишками и скрыть, что их приход его ой как разочаровал. Было забавно наблюдать за этим в контексте предыдущего разговора о единорогах и радуге и том, как все это будет гореть адским пламенем.
Хотя Паркер был умным парнишкой. Он сновал вокруг Зима и Тилмана и этой блондинки, которую Джин про себя называла безжизненным телом. Но его основным достоинством было то, что Паркер не был фанатом Джин.
А вот действительно, во что бы превратилась ее жизнь, если бы здесь был кто-то из ее фанатов?
Кто-то из ее фанатов или Ноэль Галлахер?
- А дождь скоро кончится? – Кээээп. - Если нет, то дорогу смоет, и нам будет не вернуться в лагерь.
Ответ Слава был очень неожиданным, так что Джин даже удивленно посмотрела на него, а потом повернулась к Николь.
- Ну-ка, иди сюда, - и сама подошла к ней.
Она сняла толстовку, оставшись в одной майке, и надела ее на девочку – капюшон на голову, руки в рукава, застегнула на молнию. Зрелище было впечатляющим – самой-то Джин этот балахон с чужого плеча был велик, а девочка оказалась в нем как в коконе – зато спасет от дождя. Джин где-то слышала, что у маленьких, типа, слабое здоровье. Сама-то она в детстве чуть ли не купалась в лужах и шлялась где попало, ела где попало, курила что попало… И что, разве не вышел из нее достойный член общества?
Кстати о членах. Джин вернулась к Славу, красноречиво взглянула на него – мол, облом, парень, придется потерпеть.
- Дождь усиливается, нам лучше идти, - серб взял ее за руку. Рука Джин была холодной и мокрой.
Куда идти-то? Тут же повсюду деревья.
Но спросить она не успела – ноги вдруг начали проваливаться в землю, Джин вдруг что-то дернуло вниз, как будто к ногам привязали веревку и потащили, и вдруг свет серый исчез и заменился темнотой с непонятными вкраплениями.
Все произошло так быстро, что Джин и вскрикнуть не успела – в голове лишь мелькнуло панически, что это землетрясение, или извержение вулкана, или любая другая хрень из тех, которые никогда не должны были произойти с ней. Или Ноэль Галлахер.
Она не была уверена, в горизонтальном или вертикальном положении находится, но что-то настойчиво тыкало в зад, и это явно был не серб – что-то выпирающее из земли. Вроде корня дерева.
Так… мы провалились.
Она огляделась по сторонам, выпрямилась – они действительно были в какой-то яме, стены которой были в два роста Джин, и здесь было довольно темно. В довершении всего здесь была вода – она была Джин хорошо так по пояс, холодная, смешанная с грязью, отчего казалось, что они в яме с дерьмом. Вдобавок сверху лило как из ведра.
Вода… По пояс… Ливень...
- Ебаная кочерга, ДЕРЖИ НИКОЛЬ!
Не хватало еще, чтобы мелкая захлебнулась в яме с дерьмом.
Крикнула Паркеру, а сама двинулась к Славу. Ноги противно уходили в землю с каждым шагом.
- Ты как?

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC