Карибский круиз: последняя ставка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кладбище

Сообщений 141 страница 160 из 200

141

Пацан, девочка и Валерия ушли в лагерь, тоже следовало сделать и им хотя-бы потому, что Слав не знал, кто убийца этих троих. Т.е. этот человек или эти люди свободно ходили по острову и могли оказаться кем-угодно.
Вот это новость для киллера - бояться каких-то неизвестных убийц. Впрочем, для всех, за редким исключением, на острове он был обычным финансистом.
Видеть, как Джин упала на колени, как рыдала у трупа Мод было не просто неприятно, это доставляло ему огромный дискомфорт, однако Радослав не двинулся с места. Во-первых, ему нужно было услышать то, что скажет моряк, а во-вторых, он считал, что человеку нужно дать время на горе.
- Не знаю.  Мы нашли ее в джунглях, случайно. Вивиан говорила что - то про Дайон.
Сложить два и два не составит труда. Если это была Дайон, тогда те, кто в могилах погибли от чьей-то другой руки. Нужно уходить из лагеря и как можно скорее. Серб кивнул.
- Кто в них?
Не знаю, мы нашли их минут двадцать назад, может, больше... Иди, мы скоро вернемся следом, - Слав отвернулся от Майка и медленно пошел к Джин.
Он опустился на одно колено рядом с ней, положил ладони на плечи, коснулся носом  щеки Джин, прижимая ее к себе.
Пойдем... милая, - это слово как-то само собой вырвалось вместе с дыханием, - мы вернемся  и похороним ее как нужно, - он поднялся сам и поднял Джин на ноги, обнимая ее, повел в сторону лагеря.
----Лагерь

+2

142

Джин не могла бы предсказать, что отреагирует так остро. В ее жизни было много потерь: три года назад, когда она была страшной наркосвиньей, был период – звонил телефон, и Джин вздрагивала, потому что никогда не знала, что услышит — что кто-то из ребят захлебнулся собственной блевотиной или кто-то передознулся и его забрали в больницу. К счастью, сама она оказалась во второй категории.
Но сейчас словно накопилось. Весь страх, весь ужас смертей Кейна и Томера был теперь у нее на руках. До этого времени Джин – теперь она осознала это с чертовской ясностью! – была уверена, что все это сойдет ей с рук, что это какая-то игра, видеоигра, из тех, где пачками мочишь прохожих, а потому получаешь левел-ап. А сейчас она осознала то, что должны были объяснить еще в школе, – что за каждый поступок нужно платить, а если ты этого не делаешь, за него платят другие. И что ни одно действие, ни хорошее, ни плохое, не происходит впустую.
Если бы этим утром они не убили Томера и не придумали красивую сказочку про то, откуда на шее Джин взялся след от удавки, Мод бы не стала искать нападавшего и не наткнулась бы на вооруженную сумасшедшую. А пусть пистолет был в руках Дайон, Джин прекрасно знала, кто действительно виновен в смерти Мод.
Она почувствовала прикосновение Слава, сжала его руку, всхлипнула в последний раз, поднялась. Из-за слез мир вокруг был каким-то размытым, но, кажется, Майк уже ушел. Джин позволила увести себя с кладбища; через несколько шагов более-менее пришла в себя, вытерла тыльной стороной ладоней слезы. Кажется, красный – цвет дня, уж для нее точно: красные от слез глаза, красный шрам от удавки, красная кровь на руках, пускай гипотетически.
Теперь я обязана сохранить секрет Слава. Мод заплатила за него жизнью.
Она прижалась плечом к руке серба.

>>> Лагерь

+3

143

>>> Лагерь

- Хорошо. Лучше не идти на кладбище всем скопом, уже темно и ходить по острову небезопасно. Чем меньше там будет людей, тем лучше, – Зим кивнул.
Никто особенно не рвался идти хоронить Мод. С одной стороны это огорчало детектива, а с другой напротив. Он не хотел толпы, которая будет говорить о том, что ее можно было спасти или того хуже о том, что она сама виновата.
На удивление первым пошел серб, хотя... Они же теперь вместе с Джин, а Сиберг дружила с Мод, это объяснимо. По дороге на кладбище Джейк перебросился парой слов с Тилманом, но не больше, вести беседы не хотелось, вообще ничего не хотелось. Было такое ощущение, что некуда себя деть, лопата в руках мешала, древко казалось тяжелым, с сумерках он спотыкался, уже слабо управляя своим телом.
Все это состояние, будто его вырвали из родного контекста и поместили в этот прекратилось, оборвалось разом когда он увидел труп. Мод лежала вся в крови с закрытыми глазами, в ней не было жизни, даже намека на прежнюю жизнь. А ведь в нее уже стреляли и все было хорошо, все могло бы быть хорошо и в этот раз, не будь они на этом гребаном острове.
Зим встал как вкопанный, он не шевелился, тупо смотрел на женщину на земле, мог бы простоять так еще долго, если бы не Слав, который окликнул его и первым принялся копать.

+5

144

>>> Лагерь

Увы, Джин очень хорошо знала дорогу на кладбище. И она была очень благодарна Славу за то, что он сейчас рядом, - картина, как Майк приносит тело Мод, всё в крови, до сих пор стояла у нее перед глазами.
Они шли, взявшись за руки, переплетая пальцы. Слав нес одну лопату, остальные были у парней. На полпути Слав замедлил шаг, а когда они чуть отстали от остальных, сказал, что ей бы лучше встать подальше, пока они не выкопают могилу. Джин кивнула, и он заботливо погладил ее по волосам.
Скоро это кончится. Обязательно кончится. – Она во второй раз за сегодня подумала, что они были бы очень счастливы, если бы встретили друг друга дома.
Когда они пришли на кладбище, Джин осталась стоять поодаль. Она тупо смотрела на заметно посиневшее тело Мод и грызла ноготь на большом пальце. Когда же парни начали копать могилу, молча повернулась и пошла по округе в поисках подходящих для креста веток. Найдя две крепкие, достаточно длинные, вернулась к кладбищу. Попросила, ни к кому не обращаясь, нож, а когда Слав дал его, опустилась на траву рядом с могилой матери Джека и начала вырезать на более короткой ветке, что послужит перекладиной креста, слова: «Мод Уильямс. Погибла за других».
Джин помнила, что где-то в карманах были гитарные струны – они нашлись в толстовке. Одной из них она обмотала палки, соединяя их в надгробный крест, а потом, дожидаясь, пока остальные копают, начала затачивать крест снизу.

+4

145

>>> Лагерь
Если честно, Слав не хотел возвращаться на кладбище. Перед глазами стояла картинка: Джин на коленях перед окровавленным трупом Мод, рыдает... Сам он не испытывал эти чувства, но ему неприятно было, что их испытывает Джин. Радослав осознавал причину, понимал утрату, для него логически все сложилось, но вот прочувствовать момент серб не мог.
Женщина вроде согласилась остаться в стороне, они подошли к месту, Слав осмотрелся, выбрал подходящий отрезок земли для могилы и начал копать. Спустя минуту краем глаза он заметил, что Зим стоит и пялится на тело. Он решил, что лучше не создавать дополнительного трагизма и толкнул детектива в плечо:
Можно уже начинать, – выразительный взгляд, - чем быстрее справимся, тем быстрее сможешь попрощаться, – мужчина ничего не ответил, просто стал копать.
Джин нашла палки для нагробия и попросила нож, Зим все еще был в ступоре, Тилман, наверное, не услышал, поэтому Кискинов протянул ей свой, а Сиберг принялась мастерить крест. Еще один ритуал, который он не понимал. Когда все было сделано, он вылез из могилы, стряхнул песок и землю с джинсов, прислонил лопату к дереву и посмотрел на остальных. Как они хотели попрощаться?
Джейк пошатывающейся походкой направился к трупу и уже опустился на корточки с явным намерением поднять Мод на руки, хотя проще было вдвоем. Серб не стал мешать, он отошел к Джин, надеясь, что Зима не стошнит и он не свалится от слабости вместе с Мод в могилу.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2012-05-14 12:33:12)

+3

146

--->Лагерь
Безмолвие. Так всегда проходят похороны в фильмах. Стальные лица, понимающие глаза и немые уста. Природа, кажется, всегда соблюдает тоже молчание, отдавая дань душе. Мэри на Большой Земле никогда не приходилось бывать на похоронах, только на кладбищах, где получало эстетическое удовольствие от смерти, но тут было все иначе. Сухая, а лучше сказать, жестокая реальность.  Смерть не казалась такой красивой и романтичной, она наводила ужас и растерянность. Ее устои не понимали, почему нельзя было всем попрощаться и похоронить девушку, ей бы не хотелось такого в свой день. Шагая за остальными, женщина пыталась изменить ход мыслей и отвлекалась на все что угодно, но в итоге действия свелись к тому, что Фоллен сорвала пару бутонов для Мод. Трудно понять все эти обряды, но раз принято, то не будем осквернять память людей. Об этом она думала, пока мужчины были заняты могилами, а Сиберг конструировала крест. Ей же не хотелось упускать ни малейшей детали, а зря. Женщина за вечер совершила вторую ошибку, увидев окровавленное тело, та вспомнила о своих фобиях. Кожа отделилась от костей предварительно покрывшись дрожью, посмотрев на каждого было видно и их состояние, эмоции переполняют ни ее одну. Слав подготовил могилу, а Джейк мужественно справлялся с участью захоронителя. День был долгим и тяжелым, все держались из последних и Джейк не исключение. Кто-то должен это сделать. Тело придали земле, после чего Мэри подошла положить сорванные бутоны в могилу Мод, кусочек прекрасной жизни, который умрет рядом с ней. Какие либо слова в слух, были бы бессмысленны и женщина просто сказала «спасибо» где-то в мыслях.

+4

147

>>> Лагерь

По пути на кладбище Джон молчал. Как и все, впрочем. Людей собралось немного, что было к лучшему, не только из соображений безопасности.
Он не любил похороны. Слишком много пафоса и словоблудия, необходимость говорить не то, что на самом деле думаешь, а какие-то стандартные фразы, шаблоны. Нет, не поймите неправильно, Джон был прекрасным притворщиком, но притворство похоронное оборачивалось чистой формальностью, этакий договор между всеми об определенном поведении. «Он был замечательным человеком с тонкой душой, которого мало кто понимал» говорят о пьянице, который устраивал истерики и распускал руки. «Нам будет его не хватать» - неужели? Ваша жизнь стала невыносимой после того, как он умер? Так вперед, покончите с собой, вот и решение проблемы.
Но, что самое худшее, собиралось много родственников, которых ты никогда не видел в жизни. Это на семейных похоронах.
Похороны официальные были другим делом. Если точнее, то начинка пахла иначе, но состояла их тех же ингредиентов – и это не каламбур по поводу трупа. Те же фальшивые шаблонные речи произносились лишь в микрофон, под звездно-полосатым флагом и с отдачей чести. Джону приходилось терять товарищей и бывать на их похоронах, похоронах, на которых слова «честь», «доблесть», «отвага» звучат чаще, чем во французских романах 19 века. А Джон не любил, когда этими словами разбрасывались понапрасну.
Последние воинские похороны вспоминались с тоской. Дождливый осенний день, белые надгробия в ряд, все одинаковые, смотрелись как белые клетки на шахматном поле, а земля липла к подошвам вычищенных ботинок. Джон запомнил, как рыдала мать Томпсона, что казалось неуместным, почти пошлым среди офицеров в намокших мундирах. Даже флаги – государственный и морской, – которыми был накрыт гроб, смотрели в этот день тускло.
Говорили на удивление мало, а все внимание было приковано не к гробу. Никто не показывал этого явно, лишь бросали взгляды, короткие и косые, но которые Джон улавливал так же отчетливо, как всхлипы безутешной матери. Центром внимания был не погибший, а тот, кто нес ответственность за его смерть.
Лейтенант-коммандер Джон Тилман.
Джон вздрогнул, когда Слав окликнул Зима, и воспоминание рассеялось.  И только одна мысль осталась после него: Уолтер даже не знал, насколько был прав. Вокруг Джона люди умирают. Но началось это далеко не при крушении.
Три здоровых, крепких мужчины выкопали яму быстро. Мод была некрупной женщиной, но они вырыли яму глубокую, словно в ней должно было хватить места и чувству вины, и воспоминаниям.
Зиму явно было не по себе, да что уж там – на нем лица не было, а действовал он, как загипнотизированный или лунатик. Джон не стал ничего спрашивать, в такие моменты человеку лучше побыть одному насколько это возможно. Тилман лишь помог ему опустить тело в могилу. Тяжелое, уже пахнущее смертью и разложением. Трудно поверить, что Тилман разговаривал с этой женщиной утром, ссорился с ней, обвинял ее. Он не жалел об этом, он ничего не знал, но если бы мог изменить их утренний разговор, был бы мягче. Почему-то, когда он думал о последних мгновениях жизни Мод, Джону вспоминались белые руки Терезы, зажимающие рану, будто это остановит кровотечение, тонкие пальцы, сквозь которые проступает, как река в половодье через берега, жидкая, неправдоподобно-яркая кровь.
Когда Тилман вылез из могилы, он был весь перепачкан в земле. Земля, пот, кровь – казалось, сегодня они въелись в его кожу, и хлоркой не отмоешь. Тилман сделал шаг от края могилы, оглядел присутствующих, как бы сигнализируя о том, что они перешли к официальной части похорон, и предлагая встать вокруг могилы.
Бросил взгляд сначала на Джин, потом на Джейка – с этими двумя Мод была ближе всего. Джин была явно подавлена, она перестала плакать, но выглядела совершенно разбитой. Джейк же тупо смотрел вниз, как будто умел видеть сквозь пространство, время и кору Земли. Ни один из них не собирался говорить.
Что ж, черед Тилмана толкать пафосные речи. Он прочистил горло – и спокойно, без запинки, как по листку, заговорил.
- Я плохо знал Мод Уильямс и не всегда мог понять ее, но она меня понимала. Она видела людей насквозь. Она разбиралась в нас, в истине, в том, кто мы на самом деле.
В крушении многие из нас потеряли родных и близких. Она потеряла своего напарника Майка и все это время винила себя в его смерти. Наверное, такова ноша всех особенных людей – винить себя не в том, что погубил, а в том, что не спас. Но эту ношу она несла с достоинством. В Мод был стержень, который заставлял даже тех, с кем у нее не было хороших отношений, уважать это женщину.
Она погибла, защищая других людей. Не только меня и Терезу, но – всех на этом острове. И не будет преувеличением сказать, что она отдала свою жизнь ради того, чтобы жили мы. И теперь мы перед ней в долгу.

Он сделал паузу, опустил взгляд вниз, в черную дыру могилы. На остров опускалась ночь, уже стемнело, и не было видно, что происходит в джунглях впереди. Где-то за спиной Джона шумел океан. А там, на неизвестном расстоянии, Кейт укладывала детей спать. Отголосок того уюта, что был в том доме, полоснул по сердцу, и Тилману стало тоскливо как никогда  – впервые за время, проведенное здесь, чувство безысходности настигло его.
- Лучший способ отдать Мод этот долг – склеить нашу группу, забыть о противоречиях, перестать жалеть себя, обрести контроль над нашими жизнями и нашей судьбой. Над нашей безопасностью и – в конце концов – над нашим будущим.
С этого момента мы будем поступать так, чтобы ни одно наше действие не привело к тому, что произошло сегодня с Мод. Тем самым мы почтим ее память.

Он замолчал, сделал шаг назад, всем своим видом показывая, что закончил, а если у кого-то есть что сказать, то он может сделать это прямо сейчас.

+5

148

Джон помог опустить  Мод в могилу. Зиму никак не хотелось называть ее трупом, даже в мыслях, хотя все признаки указывали именно на это. Уже слышался запах, кожа была слишком бледной, даже если учитывать загар, она была словно не из этого мира. И кровь – так много крови из раны, зияющей где-то в области живота. Он не хотел драматизировать, не хотел пугать окружаюх, поэтому просто молчал.
Наверное, лицо говорило само за себя, никто особенно не задумывался в тот момент. Их было не так много на кладбище и почти все молчали. Тишину нарушил Тилман, он дал понять, что началась официальная часть и заговорил.
- Я плохо знал Мод Уильямс и не всегда мог понять ее, но она меня понимала. Она видела людей насквозь. Она разбиралась в нас, в истине, в том, кто мы на самом деле.
А насколько хорошо знал Мод он сам? Не больше, чем Джон. Это были какие точки соприкосновения, какая-то общность интересов и мировоззрения. Они не вели глубоких филосовских диалогов, редко вспоминали о прошлом, разве что какие-то шутки о департаменте в Майами, какие-то полицейских хохмы, ее ранение.
По большому счету, Мод Уильямс не знал никто, а она:
...отдала свою жизнь ради того, чтобы жили мы...
Зим посмотрел в сторону, туда где стояла Джин, положил ладонь на ее спину, провел вниз, и потом вверх, не глядя на женщину. Почему-то ему показалось это правильным. Если бы Джейк действительно наблюдал за тем, что происходит вокруг, он заметил бы взгляд Слава, но он действовал на автомате.
- Лучший способ отдать Мод этот долг – склеить нашу группу, забыть о противоречиях, перестать жалеть себя, обрести контроль над нашими жизнями и нашей судьбой.
Обязательно, но не сегодня, – он все понимал, был согласен с каждым словом, но сам говорить не мог.
Когда Тилман закончил речь, Зим помолчал еще пару секунд, а затем опустился на корточки, взял горсть земли в ладонь и еще раз вгляделся в лицо Мод. С этого места ракурс был жутким, он сглотнул.
Как там говорят? Отпусти?
Где бы ты ни была, – заговорил он, поднимаясь, - найди там то, чего не нашла здесь, – ладонь раскрылась, земля упала на грудь женщины, Зим сделал шаг назад.
Он был похож на Мод, такой же бледный, только живой.

+5

149

Когда тело опустили в могилу, Джин выпрямилась, подошла к краю ямы, встала между Славом и Джейком. Тилман умел говорить. Каждое его слово эхом отзывалось где-то в глубине ее души, но Джин не пыталась осмыслить его слова. Осмысливать – это было не по ее части, ей больше удавалось чувствовать. Сейчас Джин предпочла бы не иметь ни того, ни другого. Она постаралась отрешиться от происходящего, чтобы снова не разрыдаться. Спокойствие, невозмутимость, как у Слава – вот что ей было нужно.
Она опустила руку, не глядя нащупала его ладонь и чуть сжала. Она почувствовала, как кто-то прикоснулся к спине, явно не Слав – повернув голову, Джин увидела Джейкоба, расстроенного и глядящего на нее так, словно они вдвоем пережили гибель этого мира. Джин понимающе кивнули детективу, как будто только они и могли понимать друг друга и разделяли общий, недоступный остальным секрет.
Вслед за ним она бросила горсть земли в могилу, но от слов отказалась. Неожиданно внутри Джин все стало сухо, как будто слез больше не было. Ее лицо ничего не выражало.
Как назло, на острове не было выпивки и курева.
Прости, Мод, я так перед тобой виновата. И не потому, что увела у тебя Томера – он был мне не нужен, все просто само получилось… Я просто… Я не знаю… Кажется, что все делаешь правильно, а потом – бац! – и ты мертва, а меня все жалеют и считают жертвой. Но ты бы поняла, если бы знала все как есть, с обеих сторон. По крайней мере ты сбежала с этого острова…

+2

150

Радослав не любил похороны, ему доводилось на них бывать, но не в качестве скорбящего родственника или друга. И это хорошо потому, что тогда был окружающие заподозрили неладное и решили бы, что терминатор уже прибыл из будущего. Впрочем, шутки в сторону. Вопрос, который волновал серба был гораздо глубже выражения скорби, тем более Мод он не любил. Тилман взглядом собрал всех вокруг вырытой могилы и принялся говорить. Слова были хорошими, тщательно подобранными. Серб смотрел на моряка и пытался понять степень его сожаления, было ли оно вообще? Или Тилман делает тоже самое, что сам Радослав - изображает чувство? В какой-то момент мужчина почувствовал прикосновение Джин, повернул к ней голову, но уже нашелся тот, кто среагировал быстрее. На Зиме не было лица, он дал волю рукам и принялся гладить Сиберг по спине. Наверное, в такие моменты человек не должен чувствовать ревность, это поддержка и взаимопонимание. Все эти книги по психологии прочитанные в деттве помогали осознавать это, но не ощущать на самом деле. Необходимость изображать что-то правильно появлялаь крайне редко и Славу пришлось пересилить свои истинные желания, чтобы не двинуться с места. Они обминялись взглядами, Джин кивнула. Ей действительно было бы лучше с кем-то таким праильным, как детектив. Но всегд оставался внутрений собственник, который во всех красках представлял как ломает пальцы на этой самой руке бывшего копа. Когда Джин бросила горсть земли в могилу, он подошел к ней вплотную и, все же не удержавшись, прижал к себе, коснывшись губами волос. Кто-то еще?

+2

151

Бессмысленные фразы и слова благодарности той, кто этого не слышит. Зачем все это? Правда от сказанного переворачивалась душа и сжималось сердце. Тилман превосходный оратор.  Наверное, им легче от того что это вырывается из их уст. Забитое в мозг действие. Так надо и мы это делаем. Люди странные создания. Или запрограммированные машины. Можно воспринимать все с разных сторон по-разному. Что толку от всего этого. Чтобы они не говорили, чего бы не делали труп останется бездыханным телом душа, которого явно уже находилась не на этом острове. А они еще тут и нужно уже заканчивать с ритуалом прощания. В голове это представлялось иначе. Мэри замерзла до костей, сердце отказывалось работать в нормальном темпе и гонять кровь по сосудам, обычная реакция на нервы.  Она обхватило свое тело ледяными руками и просто смотрела куда-то вдаль не вслушиваясь в остальные их слова и не обращая внимания на действия. Все что она посчитала нужным, было уже сделано. Хотя кто-то посчитал иначе.
Кто-то еще? – видима это был намек на ее очередь. Женщина перевела взгляд на оппонента и просто покачала головой, говоря тем самым, что нет. Ей не хотелось ни с кем говорить, контактировать и передавать в пустоту свои эмоции. Она бы уже отправилась обратно, но идти одной было страшно. После случившегося предпочитала передвигаться как минимум в компании одного человека, свято веря, что тот окажет защиту и поддержку. Глупо. Женщина не стала ждать действий остальных и медленно побрела обратно.

офф

убейте меня, но сил писать нет

+2

152

Никогда еще на острове атмосфера не была такой печальной. Сегодняшний день будто подвел итоговую черту, показал все перспективы: куда они движутся, что их ждет, к чему могут привести необдуманные поступки и насколько глубока человеческая подлость.
Тилман не мог избавиться от ощущения, будто что-то от них ускользнуло: мозаика не складывалась, недоставало одного из элементов. Не хватало мотивации.
Зачем Сократ это сделал? Деньги – Тилман это бы понял, он сам такой, но денег на острове не было. Он был готов пожертвовать жизнью своей помощницы только чтобы убить его, Джона? Тилман, конечно, был редкостным засранцем, но не мог припомнить, чтобы переходил Сократу дорогу. Тогда что?
В одном Тилман был уверен: Сократ не убивал ради убийства. О, Джону не раз доводилось встречать в армии людей, которые уже не могли жить без крови и насилия: настоящие звери, они рвали в клочья все, что было на пути. Их глаза загорались сладострастным огнем, стоило зайти разговору о театре военных действий. Это была своего рода болезнь, и Сократ совершенно точно не был ей подвержен.
Между тем унылые похороны подошли к развязке. Мэри первой покинула кладбище, вслед за ней пошли немногочисленные присутствующие. Джон кивнул Джейку и Славу – и первым начал закапывать могилу. Комья земли, падая на бледное тело внизу, разбивались, и это было поистине страшное зрелище – даже спустя столько смертей, наполнивших кладбище могилами, Джон не мог привыкнуть к тому, чтобы хоронить человека.
Когда могила оказалась засыпана – на ее месте теперь был взрыхленный овал земли, - Джон взял из рук Джин крест и воткнул его в землю. Он вошел легко, плавно. Пожалуй, это было самое запоминающееся надгробие из всех. Двое неизвестных, слишком поздно приплывших к острову, Томер, Мод… Четыре могилы за один день. Что же будет дальше? Геометрическая прогрессия не на их стороне.
Джон приблизился к Джейку и похлопал его по плечу. Слова были лишними – пожалуй, Зим переживал эту смерть сильнее остальных. Джон не был психологом, но в людях разбирался прекрасно. Джейку, с его искалеченным стремлением защитить всех и спасти нужна была хотя бы маленькая победа, хотя бы чуть заметное напоминание о том, что его усилия на этом острове не напрасны, что шанс и надежда есть всегда. Просто сейчас он потерял ориентир и не знал, в каком направлении искать. Зато Джон знал. На острове был человек, служивший ярким примером того, что спасти чужую жизнь можно, и своим спасением он был обязан никому иному, как Джейку.
По пути к лагерю Джон как бы невзначай сказал.
- Я нигде не видел Терезу – на собрании и похоронах ее не было. Может быть, проверишь, все ли у нее в порядке? А с Сократом разберемся завтра. За ночь он от нас никуда не денется.

>>> Лагерь (Шалаш Джона и Джейка)

+1

153

>>> Джунгли-1

Тилман был не просто зол, он был в ярости! И больше всего его бесил не непрекращающийся дождь, хотя и он тоже, и не Неха, от которой не удалось добиться ничего путного, хотя и она тоже, и даже не два мертвеца, которых он сейчас вознамерился откопать, даром забыв о том, что без лопаты это вряд ли будет возможно, - красная пелена затуманила разум Джона, как обычно говорят в третьесортных бульварных романах, и он не мог уже мыслить так трезво, как делал это всегда… хотя и они тоже.
Нет, больше всего Тилман ненавидел всю эту ситуацию, когда оказался вынужден сосуществовать вместе с кучкой бездарных лентяев, пиявок, которые только брали, брали, брали, а сами не могли и пальцем пошевелить, чтобы сделать свою же жизнь лучше. О нет, это было не для них – они страдали! Они переживали! Они боялись будущего! Что с ними будет, когда эта горстка людей, что приносят еду и воду, поддерживают шалаши, берегут огонь и делают массу бытовых дел, просто разойдутся по острову?
А что с Тилманом? Он, видимо, не умел страдать, а его будущее было, блин, лучезарным и определенным!
- Это моя жизнь разрушена! МОЯ! – он сам не заметил, что уже кричал это вслух, тыча себя пальцем в грудь.
Джон как никто другой знал, что можно потерять все из-за пустяка – маленькой лжи, необдуманного поступка. Он уже однажды потерял.
И речь шла не о Кристине – о ней речь никогда не шла, - но об энсине Томпсоне, который теперь был мертв по его, Тилмана, вине.
Он с поразительной четкостью вышел  к побережью. Пять дней назад именно здесь они высадились, еще уверенные, что их спасут. Их тогда было так много – сейчас же Джон застыл один посреди каменистого берега, зная, что за большими валунами его ждет кладбище со множеством надгробий. Струи дождя хлестали его по лицу. Тилман с силой провел рукой по голове, огляделся. Океан в нескольких метрах от него бушевал – он вспомнил о Сократе.
Ну хоть кто-то должен был догадаться увести его от берега. – И он сразу забыл о греке, вернувшись мыслями к тому самому первому дню. Поразительно, как много незначащих картин мы можем помнить. Сейчас словно тени знакомых людей окружали Тилмана, и он едва ли не в живую видел, как все высадились на остров…
- Это что, остров? Необитаемый остров? – Билли Сэндс кружился на месте, с явным и, как выяснилось позже, всегда присущим ему любопытством. Тогда он казался единственным, кого крушение не выбило из колеи.
Сбоку – Зим и Джин Сиберг решают, где найти зажигалку. Тилман с Зимом тогда не очень ладили – после смерти Кэм Тилману пришлось пройти нелицеприятную процедуру допроса, где он в красках и подробностях описывал их личные с администратором отношения.
- Ох, как бы погода не подвела нас в этом испытании, - с другой стороны замечает Селин: ее плечо вывихнуто, но она все равно старается держаться бодро. Знала бы она тогда, что погода таки подведет…
А потом раздается истошный крик матери Джека.
Тилман тряхнул головой, и видения пропали, оказавшись не более чем игрой воображения. Он направился прямо к кладбищу, перебрался между валунами, отделяющими его от пляжа.
Ливень и шторм не пощадили это место, и все надгробия теперь были либо сломаны, либо выдернуты из земли и унесены водой – и только крест на могиле Мод Уильямс, скрепленный гитарной струной, стоял, перекошенный. Джон огляделся – он, наверное, с закрытыми глазами мог найти каждую могилу, ведь половину из них копал сам. Томер, Мод, Доминик Беллами, мать Джека… Его взгляд наткнулся на черное месиво грязи, сквозь которое проглядывалось нечто гладкое, бледно-серое… Вчера, во время похорон Мод, здесь были какие-то надгробия – вроде бы большой камень, Тилман не придал этому особого значения, решив, что здесь похоронили два трупа, которые… стоп.
Он приблизился к могилам, что было довольно трудно: ноги скользили в земле, проваливались в нее по щиколотки. И лучше бы он стоял на месте, потому что то, что Тилман увидел вблизи, было не просто отвратительно – было мерзко.
Когда спустя некоторое время сзади, со стороны лагеря, к нему приблизились Серджио и Неха – Джону даже не нужно было поворачиваться, чтобы понять, что кто-то подошел, - он стоял все в том же положении и мрачно глядел на то, во что шторм превратил захоронение Питера Джексона.
- Дождь размыл могилы, - он не обернулся, не пошевелился, просто констатировал это, глядя на землю перед собой, что больше напоминала сливную яму, над поверхностью которой выглядывали части трупа.

+6

154

---------Каменный пляж. Шлюпки------->>

Пойти с Нехой на кладбище согласился Серджио, девушка удивилась, что кто-то согласился без расспросов, она ждала, что ей будут задавать вопросы, на которые ей трудно будет ответить в присутствии, так сказать, неосведомленных лиц.
- Пошли. Кивнув головой в знак согласия, Неха развернулась и направилась на кладбище. Когда Неха и Серджио немного отошли, девушка обернулась, чтобы убедиться, что они отошли на достаточное расстояние, чтобы их не слышали, после чего прибавила шаг.
- Нам нужно торопиться. В голове закрутились мысли, нужно было ввести Серджио в курс дела, но девушка не знала с чего начать.
- Я...Сегодня утром я решила помочь в сборе еды. Я не думала, что меня будут расспрашивать о вчерашнем, но после того, как мы закончили собирать еду, все разошлись, остались только Джон и я, и, когда я уже собиралась возвращаться, Джон начал спрашивать о двух трупах. Главное прозвучал очень странный вопрос - от чего они умерли? Я сказала, что откуда мне знать, но он мне не поверил...Мы не все продумали, например это: Джон говорил, что ты и Чейси не дрались, потому что у вас не сбиты костяшки на руках…Нам нужно было сразу все продумать. Потом Джон ещё что-то говорил, забыла...Что-то на счет того, что нам многие не поверили и что-то на счет могил, мол, вдруг кто захочет их раскопать, я для начала не поверила в этот бред, ну кому это нужно, оказывается, кому-то нужно. Дошло до того, что Джон назвал нас убийцами… Я решила выяснить некоторые детали, ну знаешь типа, а что, если ты узнаешь правду и не поверишь. В общем, Джон решил сам всё узнать, поэтому пошёл на кладбище, он был взбешён. Я решила, что будет лучше, если я буду не одна... - Неха говорила быстро, чтобы успеть рассказать главное, при этом стараясь опускать мелочи, что не всегда удавалось. Появились сомнения, что девушка забыла что-то важное, что-то пропустила, и это мучало её, в голове крутились мысли, но вспомнить она не могла…
Ноги девушки почти до колен были в песке, это немного раздражало, но останавливаться и отряхивать ноги нет времени, нужно было спешить...Спустя время Серджио и Неха настигли кладбище.

Отредактировано Neha Kapoor (2012-07-11 00:12:33)

+4

155

---> Каменный пляж. Шлюпки.

Если честно, Серджио не хотел оставлять Сократа попечение оставшихся. У него было какое-то неприятное предчувствие, что Чейс не сможет довести дело до конца и если что-то не получится, большая часть ответственности будет лежать на испанце, ведь именно он принял решение развязать веревки греку. Однако, на пляже творилась такая суматоха, что у с другой стороны парень хотел подальше от всех этих раздражающих источников. Что ж, оставалось надеяться, что они там завершат дело до конца. 
Так же, реакция Гелики не давала ему покоя. От этой женщины веяло неприятностями, причем такими, которые настигают в самый неожиданный момент.
Быстро шагая по песку с Нехой, Серджио отвлекся на её призыв торопиться.
- Что именно случилось? - и опять нехорошее предчувствие. Что Джон делает на кладбище и почему ему нужен из свидетелей смерти Питера?
Неха начала рассказывать, каждым своим словом наводя на испанца ужас. Джон что-то заподозрил и Неха не смогла его переубедить.
- Mierda! - воскликнул парень, на секунду остановившись и взявшись руками за голову, - Он догадался? Что конкретно ты ему сказала? - Серджио был зол. Очень зол. Кажется, никогда в жизни он не был так зол, ведь в большинстве случаев прятал свою злость в себе. А вот как он неё избавиться, если все вокруг только провоцируют? - Черт, Неха, - в его голове копошились миллионы слов, что бы объясниться, придумать отговорку, мол, ты все не так понял. Но испанец не любил врать, его тошнило от всех этих мыслей. Подбирать верные слова, что бы изменить чью-то точку зрения, Руарес не умел и не хотел этому учиться, он считал это уделом слабых подхалимов, - ты тоже думаешь, что Питер умер по моей вине? -  с вызовом спросил испанец. Неизвестно почему, но Серджио начал считать, что все свидетели сцены с чокнутым мужчиной ополчились на него.
Секундная слабость: хотелось развернуться и уйти глубоко в джунгли, что бы забыть обо всём.
- Да пошло оно все к черту! - громко ругнулся Серджио, обращаясь к кому-то свыше и полным решимости двинулся за Нехой. Вскоре они настигли кладбище, он увидел Джона, стоявшего на месте могил, увидел, что их размыло дождем.
Его трясло словно при лихорадке от дождя, который начал уменьшаться, и от эмоций, которых было через край.
- Он был одержим и я его убил. Темнокожая была уже мертва, - идти на попятную не было смысла, да и это не было в стиле Серджио. Руарес постарался говорить спокойным, сдержанным тоном, практически вышло, но сейчас внутри него была бомба, которая могла взорваться в любой момент.

+6

156

Мужской голос прозвучал за спиной, и когда смысл сказанного дошел до Тилмана, а дошел он быстро, буквально-таки молниеносно, моряк резко обернулся, чтобы удостовериться: он не ошибся, слух не подвел и говорит именно Серджио. Серджио. Человек, поминающий матерь Божью по поводу и без. Серджио, один из немногих, от кого не хотелось сбежать на другую сторону острова. Серджио, мать его, Руарес, от которого меньше всего ожидаешь, что дождливым деньком он придет к тебе и скажет: «Знаешь, Джон, я тут одного человека убил, мне не нравилось, как он себя вел».
То есть Тилман говорил Нехе все это про «виноваты они, а не ты», но это было просто словами, в глубине души же он до последнего надеялся, что всему найдется разумное и, главное, законное объяснение, а поведение Нехи вызвано предрассудками и заблуждениями юной особы на любой счет.
- Что? ЧТО?! – он поморщился, будто услышал самую наинесусветнейшую чушь на свете… с утра… после ночи гулянья… от трехлетнего ребенка.
- Одержим?Нет, я не ослышался, он действительно это сказал.И, черт возьми, кем же, Серджио, он был одержим?! – Тилман сделал шаг вперед и схватил испанца за ворот майки, хорошенько так встряхнув. – Дьяволом, может? Или теорией мирового заговора? Потому что если так, то все, конечно, в порядке, и ты сделал то, что должен был!!!
Чейси, Лора, Неха – они все это время знали, были в курсе, и только Неха прокололась, ибо врала хуже остальных.  Тилман хорошо разбирался в людях, по крайней мере так считал, и всегда чувствовал, от кого можно ждать опасности – Слав, Уолтер, Гелика…  От Серджио – нет. И такой провал!
Стоп, а чего ты ожидал? Красоту, лютики и фенечки? Это же не Вудсток!
Крылья носа Джона раздувались от злобы, верхняя губа поднялась вверх, открывая зубы в зверином оскале. Он был так зол, что не видел ничего вокруг, кроме лица Серджио. Предел, за которым, он знал, успокоиться будет не так-то просто.

+6

157

Джон злился. Серджио злился. Добрая половина острова злилась - каждый по своей причине. Злость и прочие недобрые чувства и эмоции, казалось, с каждым днём покрывают остров темной пеленой, у которой единственная цель - заставить всех передраться, переубивать друг друга, выявить победителя и провозгласить королем острова. Как будто крысы на корабле.
- Он жрал свою подругу! - миллионы слов, миллионы мыслей - Серджио даже не знал с чего начать, - пока он сюда плыл, он ел человечину! - выкрикнул испанец, хватая Джона за руку, которой он схватил его за майку, и вырвался, отойдя от него на шаг, - Когда мы его спасли, он набросился на нас, причитая про демонов, - Руарес смотрел Джону в глаза, ни капли вранья не слышно в его голосе, не видно в его взгляде, не  замечано в его движениях. И он не врал. Вранье к добру не приведет, даже по благо. Их неправда уже куском человеческой жизнедеятельности всплывала из под массы "веских" причин.  У Серджио хватало мужества сказать правду, возможно, только в правде есть спасение, - он, joder, Неху хотел изнасиловать! - испанец повернулся к девушке, показывая на неё пальцем Джону.
Частичное выплеснутые эмоции немного умерили пыл Серджио. Он с шумом выдохнул и провел ладонями по голове. Несмотря на заканчивающийся дождь, ему было жарко.
- Господь свидетель, я не хотел этого делать, - уже более спокойно сказал испанец, - вот, - он достал из кармана шорт пластиковую карточку и протянул Джону, - это звали Питер Джексон. И этой штукой он хотел перерезать мне горло, - парень оттянул верх майки, открывая плечо и демонстрируя затянувшийся порез, - промахнулся.

+5

158

- Черт, Неха, ты тоже думаешь, что Питер умер по моей вине? - Для Нехи это был неожиданный вопрос, поскольку девушка думала, что не подала никаких признаков, чтобы он так думал, да и тем более она не считала Серджио убийцей, это была случайность...или же Неха ошибается? Не думаю, что Серджио действительно хотел его убивать. И с чего он решил, что я так думаю? Неха не стала ничего отвечать, поскольку они уже пришли на кладбище. Там девушка увидела Джона, он смотрел на могилы, которые размыло дождем. Неха не хотела подходить ближе. Вдруг там ещё трупы... «всплыли». Она не относилась к числу девушек, которые боятся всего вокруг, но трупы – зрелище не из приятных.
Неха молча смотрела на Джона, не зная, что сказать, но у Серджио нашлись слова, похоже, он решил не откладывать и сразу рассказать правду.
- Он был одержим и я его убил. Темнокожая была уже мертва. - Вот только не очень хорошая это была затея и не удивительно, что это вызвало такую реакцию у Джона.
- И, черт возьми, кем же, Серджио, он был одержим?! Дьяволом, может?.. Точно… Девушка подошла ближе к Джону и Серджио, её сердце забилось быстрее, снова волнение. Серджио начал рассказывать, что вчера произошло, точнее, основное, что произошло, это заставило вспомнить, от этих воспоминаний сердце девушки забилось ещё быстрее. Это было самое ужасное…за всю мою жизнь…
Серджио отдал Джону карточку, которая принадлежала Питеру Джексону.
- И этой штукой он хотел перерезать мне горло…промахнулся. После, Неха решила вступить в разговор.
- Это была случайность. Когда он напал первый раз, мы хотели его связать, ну, мало ли чего у него там ещё в голове, но пожалели, да и ничего, чем можно было бы связать, у нас не было… Он притворился, а, может, это было и правдой…Мы подумали, что сейчас с ним вроде как всё в порядке, и больше он ни на кого не нападёт, ну, по крайней мере, говорил и выглядел он лучше, чем, когда его нашли, но… - Неха вздохнула и помотала головой, после чего посмотрела на Серджио.

Отредактировано Neha Kapoor (2012-07-23 01:14:14)

+2

159

И тут Серджио выкрикнул ему в лицо слова, которые редко услышишь. То есть вы живете всю жизнь, но в 99% случаев не услышите ничего наподобие:
- Он жрал свою подругу!
- хотя нет, вот это в современном блудливом обществе популярно*, поразительно не это, а –
- он ел человечину!
- Чтоооо? – Тилман сморщился, будто услышал несусветную чушь, а ее за сегодня он уже послушал немало. И, шокированный, повторил: - Ел человечину?
Среди моряков бытовало немного историй, близких к байкам, о людях, потерпевших крушение и оказавшихся среди моря. Жара, отсутствие воды и пищи, страх – все вместе это может свести с ума, и потихоньку мысль «А что, если…» приходит в голову, и ты начинаешь более внимательно разглядывать предметы в своих карманах.
Наверное, высшим счастьем было, что сам Тилман знал об этом понаслышке. До поры до времени… вот и он встретился с этим воочию, буквально лицом к лицу. И свои мысли по этому поводу Тилман выразил смесью отборной громкой ругани, понятной только тем, кто бывал в Сингапуре или кабаке Джошуа неподалеку от нью-йоркского порта. Водбавок он оглянулся в поисках какого-нибудь ствола, по которому можно ударить, чтобы не пришибить многострадального Серджио, но никакого дерева вблизи не было, поэтому Тилман просто полоснул кулаком по воздуху и пнул землю. Комки земли, напитанной водой, взметнулись вверх.
- Какого хера?!! – вопрос был риторическим, ибо вряд ли кто-то из присутствующих мог на него ответить. Почему все происходит вот так, наперекосяк? Почему Тилман не остался в Нью-Йорке, чтобы сейчас все это дерьмо расхлебывал кто-то другой? – Почему на этом гребаном острове все происходит вот так?!! Черт, у нас же тут что не день, то просто бомба! Почему, почему, ну почему?!!
Он поднял голову вверх, адресуя вопрос непосредственно тому, кто отвечал за этот бардак, как делал это всего, когда абсурдность мира и существ, его населяющих, окончательно поражали Тилмана.
Нет, это не было истерикой, скорее приступом бешенства, хотя Тилман и брызгал слюной, а вена на лбу вздулась. У него не было мыслей, что Серджио солгал по поводу произошедшего, но Тилману все равно хотелось его ударить. Просто потому, что это произошло именно с Руаресом, что из-за этого убийства теперь лагерь окончательно распадется. Те, у кого после вчерашнего оставалась хоть какая-то вера в выживание вместе, потеряют ее после того, как выяснится, что Серджио убил человека. А случайно ли, намеренно ли – не важно.
Это конец. – Не склонный к фатализму Тилман понял, что на них надвигается нечто очень, очень, ОЧЕНЬ плохое. И паника, хаос, раздор – недостаточно яркие для этого понятия.
Путанные объяснения Нехи только больше злили его. А еще он подумал, совсем не вовремя, что эта не очень волевая девушка целый день смогла хранить такую отвратительную тайну. Браво. А он-то думал, что разбирается в людях.
Пару секунд он молча смотрел на Неху, будто не понял, о чем она говорит, потом тряхнул головой.
- Питер Джексона? Блондин, похож на грызуна? Чееерт, черт! – он резко обернулся назад, к могиле, где сквозь размытую землю то тут то там проглядывали части серого, бледного, мертвого. И вдруг неожиданно спокойно, даже отстраненно, произнес: - Я знал его. Он был школьным учителем.
Джон с силой провел ладонями по влажным волосам, стряхивая капли воды и пытаясь таким простым движением собрать мысли в целое, успокоиться.
- Лора, Чейси – они тоже знают? Господи боже мой, конечно знают. Так… ладно… нужно быстро что-то делать. Вы оба – слушайте меня. Я хочу, чтобы вы отдавали себе отчет: если кто-то еще узнает об этом, Серджио умрет.  Я не шучу. Я не лагерь сегодня ночью от Сократа сторожил, а его от лагеря. Вчера уже нашлось несколько желающих линчевать его. Хоть одна живая душа узнает, - это он обратился уже непосредственно к испанцу, - ты труп.
Зря я в этой полез. Ой как зря. Вспомнились слова Нехи о том, что тайна окажется слишком ужасной и лучше не знать некоторых вещей. Да, воистину - не задавай вопросы, ответ на которые не хочешь услышать.
- Даже Зим – особенно он – не должен догадаться.


*Сленговое англ. eat me

+5

160

"Скажи мне да или нет. Просто, черт возьми, скажи да-или-нет, - " молчание Нехи на столь важный для Серджио вопрос не осталось незамеченным. Это волновало его еще больше, он и сам без Джона понимал, что если случившееся разойдется по острову, то испанец вполне может занять место Сократа. Именно поэтому он был благосклонен к греку, оставалось надеется, что Руарес не совершил ошибку.
Джон поверил, что принесло парню чувство облегчения. Одна проблема решена, пусть за ней вьется еще десяток не менее серьезных, но свои успехи нужно считать наравне с провалами. Моряком вдруг овладели эмоции и пока он кричал то, что уже давно крутилось  у Серджио в голове, испанец стоял неподвижно, уставившись на трупы, части тел которых выглядывали из песка.
Этот остров показался парню воплощением своего миниатюрного Ада, где твои самые жуткие страхи постоянно с тобой, тебе приходится с ними сталкиваться, как-то преодолевать, а за одним идет другой и так до бесконечности, пока ты или не превратишься в монстра, или не сойдешь сума. Выбор не большой и все идет по этому сценарию.
"Нужно поскорее выбираться, - " никогда прежде у этой мысли не было такой мотивации. Сейчас Серджио ясно осознал последствия и они были ужасны, да так, что можно уже было начинать рубить деревья на плот и умереть где-нибудь посреди океана, чем здесь, где вариации смертей одна хуже другой.
Джон в Питере Джексоне узнал своего учителя. Школьный учитель окончил жизненный путь на необитаемом острове с желудком, полным человечины. А что в таком случае ждет Серджио? Джон ответил на этот вопрос.
Испанец выслушал моряка с трудом сдерживая себя. Мужчина открыл очень важный факт, в котором испанец очень долго не хотел себе признаваться: теперь он зависит от Чейси, Нехи и Лоры. Сам-то он, естественно, не собирался никому ни о чем говорить, а вот последние слова Лейна пошатнули уверенность в том, что так же и настроены остальные. 
Испанец тяжело вздохнул, присаживаясь на рядом стоящий камень.
- Никто никому не скажет, - звучало неуверенно. Неуверенность еще больше придавала молчавшая Неха, хотя её рассказ успокаивал и давал надежду, что она на стороне "убийцы". Да и может быть Серджио сам себе все это накрутил? - Неха, когда в следующий раз тебя спросят об этом, пожалуйста, повтори нашу легенду и не вдавайся ни в какие подробности. Так, как мы договорились и ничего больше. И сразу же уходи, - более мягко сказал он девушке, решив, что если Джон смог догадаться, то Неха дала повод сомневаться в придуманной истории. Конечно, сама легенда не сквозила правдоподобностью, но зато объясняла все животрепещущие вопросы, - а вообще, ты просто можешь сказать, что ничего не знаешь и там не была, - пожал плечами испанец.
- Нужно выбираться отсюда, - помолчав некоторое время начал Серджио, - там на лодках или на плотах... Все идет к тому, что вы здесь поубиваем друг друга, - испанец не доказывал, он просто говорил о том, что видит. А Джон как моряк должен иметь больше опыта в таких делах, все же океан - его стихия.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC