Карибский круиз: последняя ставка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кладбище

Сообщений 121 страница 140 из 200

121

Начало

Она и сама не ведала, почему ноги в этот день понесли именно сюда, на то самое место, где высадились потерпевшие кораблекрушение. Глупо было надеяться на то, что море смилостивится и выбросит ещё кого-нибудь, при этом сюда же.
Это же не парадный вход на остров, чёрт возьми! – мысленно встряхнула себя Валерия. – Хоть и говорят,  пьяному море по колено, но что толку верить в невозможное?
Волкова запустила пятерню в копну спутанных волос, с силой сжала в кулак прядь, зажмурилась.
Нас не могут не искать! Просто не могут! Лайнер не мелкая шлюпка, что покинула порт незамеченной. На место крушения Титаника и то на следующий день прибыли спасатели. Мы-то чем хуже?
Мысли крутились в голове, лихорадочно путались каждый день, затем выстраивались в чёткую полосу надежды и вновь набегали, словно тяжёлые свинцовые тучи на голубой небосклон. Волкова не знала, были ли на корабле ещё представители её страны. Но даже она и клиент, с которым сотрудничала, оба граждане Украины, а это уже международная проблема.  Компания не оставит всё в таком виде, их обязательно будут искать. Вернее, уже только её и тех, кто чудом уцелел. Слабо, но всё же верилось.
Валерия и не заметила, как подошла к тем самым валунам, за которыми находилось кладбище. Всего пара-тройка могил, да за такой короткий промежуток времени. Она особо не вникала в причину смерти этих людей, пребывая некоторое время в некоей прострации от крушения. Как-то не верилось, что это может быть началом конца её счастливой жизни, которая, собственно, только началась. Прошёл какой-то год её переезда в Америку.
Столько планов и всё крахом?!
Волкова стиснула зубы, успокаивая себя, мысленно считая от десяти до одного, медленно вдыхая влажный морской воздух и также медленно выдыхая его обратно. Море, оно не забрало её жизнь, но и не отпускало от себя. Как того и хотела всегда девушка. Оторвав взгляд от золотистого песка и набегающих на него пенных волн, сфокусировала его на двух фигурах, что стояли у валунов. Их разделяло несколько метров, но до слуха девушки чётко донеслись одни из последних фраз да всхлипывание ребёнка, что восседал на камне.
- … Да. Он найдет меня, и заберет отсюда. Нет. Мой папа не утонул. Он умеет плавать.
- … он умер, как и много других людей. Но ты жива и о тебе тут заботятся. Да?
- … Давай мы отведем тебя в лагерь, а? Там есть эта свинья… то есть поросенок, Сникерс, он, типа, прикольный и любит играть.

За эти дни, что они провели на острове, Валерия ещё ни с кем не сблизилась. Так, перебрасывалась парой-тройкой фраз, помогала при необходимости, но в лидеры не лезла и ни во что не вмешивалась. Скорее, была словно тень. Впрочем, как и большинство из них. Говорить о сплочённости коллектива и о единомыслие в критической ситуации пока не приходилось. Пока каждый за себя. Но этот ребёнок, Николь, действительно, вряд ли сама о себе позаботится. Как бы жестоко не звучали слова мужчины, но со временем Николь придётся в это поверить. И найти поддержку в тех, кто окружает на данный момент.
Валерия не знала, с чего начался их разговор. Но в словах Слава и Джин не уловила угрозы. К тому же, всхлипывание начало стихать.
- Он кабан. С ним нельзя играть, он ничего не понимает. Пойдём.
Валерия подошла ближе, поравнявшись с ними. Коротко взглянула на взрослых, чуть ободряюще улыбнулась Николь.
- С кабаном, действительно, играть неинтересно. Но ведь есть и много других игр. Если хочешь, поиграем, - предложила Валерия, всё же считая, что лучше переключить внимание ребёнка от причин её слёз и мыслей об отце. Волкова и сама была не прочь отогнать от себя мрачные раздумья о крушении. Хоть ненадолго.

Отредактировано Valeria Volkova (2012-04-19 10:18:11)

+7

122

Слава всему, что точится и вонзается в плоть как в кусок масла, это прекратилось. Николь начала успокаиваться, слушая Джин. Хорошо, что у него никогда не будет детей...
Радослав отклонился назад, давая ребенку возможность вытереть слезы и успокоиться. Она ничего никому не расскажет, это просто напуганный ребенок, который несет всякий бред потому, что боится. Ничего опасного в этом нет, Николь не поверят.
Серб подумал о том, что сейчас происходит в лагере, о том, что говорили там утром, увидев их с Джин. Доверие к нему продлится не очень долго, а соответственно и доверие к Джин. Вопрос тут даже не в Томере, а в том, что события развиваются слишком быстро, совсем скоро лагерь охватит паранойя. Как бы пафосно это ни звучало, остров быстро сведет с ума выживших.
- Давай мы отведем тебя в лагерь, а? Там есть эта свинья… то есть поросенок, Сникерс, он, типа, прикольный и любит играть, – в общем, ему было уже все равно чем Николь дальше себя займет, он просто будет посматривать в ее сторону и прислушиваться к ее разговорам, а в джунглях много опасностей.
Девочка что-то заговорила о свинье, следуя какой-то своей логике ему недоступной, однако зацепила одна фраза «он ничего не понимает».
А тебе нужен тот, кто понимает?что бы ты ему рассказала?
К ним кто-то приближался, Слав повернул голову, чтобы посмотреть, медленно разворачивая и корпус. Русская женщина с именем Валерия одна шла в их направлении. Она не сказала ничего им, зато сразу заговорила с ребенком. Любопытно.
Например? – машинально задал вопрос серб, а потом снял ребенка с камня и поставил на землю.
Он должно быть выглядел очень странно задавая этот вопрос, еще более странно звучал, если учитывать, что интонация не располагала к разговорам о видах игр на свежем воздухе.

+4

123

Все люди как люди, а они со Славом – любители острых ощущений. Причем против своей воли. Ну вот что им не сиделось в бухте, где не было этих… людей.
Сиберг, и когда ты успела стать мизантропом? Черт, когда ты узнала слово «мизантроп»?!!
Джин в который раз подумала, что сегодня просто не их день. Лично у нее не задался с самого начала или, если брать шире – со вчерашнего вечера. Томер…
Сейчас, слушая капризы Николь, она нахмурилась. Кабан, свинья – какая в жопу разница? Тоже мне, цаца. Играть ей с ним не нравится. Она слабо помнила себя в детстве, но была уверена, что если бы ей предложили поиграть с таким зверьком (а чего скрывать, Сникерс был действительно милым), она бы… бескрайне удивилась, ибо в нижнем Бруклине свиньи обычно водятся в барах и подворотнях, и уж поверьте, они не так милы и нежны.
С другой стороны, Николь перестала надрывно всхлипывать, и это было хорошо. Не успела Джин что-то сделать, чтобы ускорить их продвижение к лагерю – пить хотелось безумно, а красный след от удавки на шее снова начал болеть, – как сбоку раздался женский голос. К ним подошла девушка… кажется, ее звали Лера. Джин не могла быть уверена, ибо как-то не выдавалось повода пообщаться с ней плотно.
Плотное общение с людьми мне вообще вредит, – она непроизвольно потерла шею и тут же поморщилась от боли.
- Эмм… Привет.
Пришлось отвести взгляд, ибо приветствие получилось каким-то побитым, провинившимся. Взгляд этот обратился не на самый оптимистичный предмет – кладбище, с корявыми «надгробиями», устроенное тут же, на месте высадки. Как хорошо Джин помнила этот день… несмотря на то, что они с Томером были убиты просто в хлам. Впрочем, это не помешало спасти Мод.
Сейчас, вспоминая о Томере, она почувствовала смешанные эмоции – вину за то, что они его убили (все-таки чувак был не так плох, с ним было хоть стыдно, но не скучно), и вину за то, что чувствует от этого вину.
Гребаный душевный онанизм!
И тут вдруг Джин поняла, что что-то вот уже несколько секунд, пока она усердно порет себя по чувству вины, привлекает ее внимание – как зацепка, не дает сосредоточиться, а мысль, бьющаяся на периферии сознания, бьется уж больно активно. Она сосредоточилась – и поняла.
- Ебучие небеса! – выдохнула Джин, округлив глаза. И тут же тряхнула головой и чертыхнулась еще раз, вспомнив, что рядом ребенок: - Ой, прости.
Она шагнула к кладбищу, чтобы убедиться, что не привиделось. Не привиделось. Джин сделала несколько шагов от могилы матери Джека, ближе к тени, и присела, опустив пальцы в рыхлую, недавно перекопанную землю.
- Тут свежая могила.
Джин встретилась взглядом со Славом, взволнованная. Что произошло в лагере в их отсутствие? Неужели нашли труп Томера? Или умер кто-то еще? И если да, то кто?
Кто на этот раз?
- Лера, ты ведь из лагеря, да? Знаешь об этом что-нибудь?

+5

124

- Да. - склонив на бок голову, Николь внимательно прищурилась. - Можно играть с собакой, потому что она понимает, а он не понимает и ничего не умеет делать. - Моя собака умеет прятаться и искать разные вещи, а Сникерс не умеет. - попыталась объяснить девочка. Ей самой все было предельно ясно - кабаненок, хоть и милый, совсем ничего не понимает, а из всех талантов умеет только хрюкать. Он даже не будет просто сидеть рядом, на поводок его не посадишь, приносить палку он не умеет.
Камень, на который посадили Николь, вполне мог бы служить ей смотровой площадкой - с земли она не видела столько и так далеко, как теперь, поэтому, уже совсем успокоившись, девочка смотрела в ту сторону, откуда к ним кто-то приближался. - Хочу. Во что ты умеешь играть? - глядя сверху вниз, Николь улыбнулась в ответ и тут же согласилась. Ей было бы все равно, во что играть - в прятки, строить замки, лепить что-то, или плести венки из цветов который она видела, когда гуляла. - Ты умеешь во что-нибудь играть? - оказавшись снова на земле, поинтересовалась девочка у Радослава, дотронувшись до его руки, чтобы привлечь к себе внимание. - Если нет, я тебе расскажу, хочешь? - предложила Николь - ей было бы жалко, если он такой взрослый, а играть совсем не умеет.
Оставаться одна Николь не хотела, поэтому пошла по песку вслед за остальными. Ушли они совсем не далеко, и девочка теперь стояла, рассматривая кладбище. Оно точно совсем не нравилось, хотя бы потому, что Николь знала - на кладбище люди всегда плачут и расстраиваются. - Сюда тоже надо положить цветы? - Джин стояла ближе всех, поэтому Николь поинтересовалась у нее. - Найти цветы?

+4

125

Насколько бы ты не пытался отгородиться от неприятностей, они лишь плотнее тебя обступают. Это ощущалось даже по тому напряжению, что витало в воздухе и в натянутых словах Джин и Слава. Лишь Николь, подобно большинству детей, могла быстрее других отбросить свои огорчения, переключив внимание на что-то иное.
- Хочу. Во что ты умеешь играть? – моментально отреагировала на предложение Волковой та.
- Например, - проявил интерес Слав, чему Лера была более удивлена. Мужчина создавал впечатление замкнутого, погружённого в свои мысли человека. Казалось, кроме Джин он и не говорит ни с кем.
- Неужели, примите участие? – слегка усмехнулась девушка, а маленькая Николь уж вторила ей, дотронувшись до руки мужчины:
- Ты умеешь во что-нибудь играть? Если нет, я тебе расскажу, хочешь?
- Ебучие небеса! – выдохнула Джин, а Волкова в который раз подивилась, насколько американцы умеют круто высказаться. Будто дома себя ощутила. С могучим русским языком! - Ой, прости.
Джин шагнула в сторону кладбища, словно увидела нечто особенное. Непроизвольно, Волкова подалась за ней, чувствуя, как по спине пробежал холодок. Свежая могила! Когда?! Кто? Появляются, словно грибы после дождя.
- Лера, ты ведь из лагеря, да? Знаешь об этом что-нибудь?
- Из лагеря…, да…, -  прошептала девушка, быстро перематывая мысленно день назад.
Она проснулась довольно рано. Всё тело ныло от непривычного лежания на импровизированных «кроватях», а кожа испытывала зуд от укусов насекомых. Выбравшись из шалаша, Волкова потянулась всем телом, хрустя суставами, заставляя кровь бегать по венам, оживляя конечности. Пробежка, мне нужна пробежка! – решила девушка, мелкой рысцой покинула лагерь. Путь до моря и обратно она уже знала хорошо, потому проблем с этим не возникло. Оставшись наедине с собой, Волкова решила вдобавок освежиться в прохладе моря. Валерия не знала, сколько прошло времени с того момента, как она покинула лагерь. Но вернувшись назад, застала там полный переполох. Со слов очевидцев поняла лишь то, что у Мод украден пистолет, а ребята разделяются на группы, дабы отыскать сбежавшую воровку.
Лишь сейчас Волкова обратила внимание на то, что ни Джин, ни Слава там не было, когда в лагерь вернулся Зим с новой, страшной вестью.
- Томер…, его труп нашли в реке, - выдохнула Лера как можно тише, лишь бы Николь не слышала. Но кто будет заботиться об этом в лагере? Ребёнок всё равно узнает. – Но вряд ли это он. Зим только недавно про это сказал, а после все ушли.
- Сюда тоже надо положить цветы? – звенел голосок девочки. - Найти цветы?
- Так глупо… выжить в крушении и находить смерть на острове…, - Лера смотрела на могилы, чуть поведя плечами, - словно продолжение фильма «Пункт назначения», если суждено, значит умрёшь. И даже не важно, где и как…
Не было смысла оставаться в лагере, когда практически все его покинули. Даже руки опускались, не хотелось ничего делать. Волкова бездумно его покинула, медленно шествуя вдоль побережья, пока ноги не привели её сюда, к месту высадки и на кладбище.

Отредактировано Valeria Volkova (2012-04-20 00:29:33)

+6

126

- Неужели, примите участие? – губы Радослава растянулись в кривой усмешке.
Было две игры, в которые он мог бы сыграть и обе они включали развлечения для участников старше 18ти лет. Девочка уже косвенно упомянула одну из них, рассказав о своей собаке, но для такой игры у него уже есть партнер, а вот фигурно вырезать на глотках людей никто не захочет.
- Ты умеешь во что-нибудь играть?  Если нет, я тебе расскажу, хочешь?  – Слав ощутил касание детской руки, удивленно посмотрел на Николь.
Ты не боишься меня? – обычно такие маленькие хорошие девочки прятались за маму, не отвечали на его вопросы, если такие были, в общем, боялись.
Другое дело, что потом, когда они выростали, страх куда-то девался, серб до сих пор не мог объяснить это. Ведь он не читал стихов, не дарил цветов и большую часть времени молчал.
Кискинов не нашелся как ответить на вопрос Николь, лишь убрал руку в карман. В ладонь легла приятной тяжестью рукоять складного армейского ножа.
- Неужели, примите участие?
Обязательно, – ответил он, проводя большим пальцем по кнопке, которая выпускала лезвие.
Ответа серб так и не получил, но это уже было не так важно, был момент поинтересней, о нем красноречиво огласила Джин. Слав приблизился к свежей могиле, не стал опускаться на корточки рядом с певицей, все и так ясно. Могила большая, как раз на взрослого мужчину. Если здесь Томер, то он не попал в океан, а это уже не так хорошо, как хотелось бы. Сиберг задала повпрос о том, что произошло в лагере, а он смотрел все это время за ее выражением лица, надеясь, что оно не выдаст их маленькую тайну.
Да, пойди поищи цветы, – Слав подтолкнул Николь в спину в направлении растительности, ее присутствие будет нежелательно.
Судя по рассказу, в лагере все заняты проблемами посерьезней одной лишь смерти Томера. Какой сюрприз, а ведь Радослав не обращал внимания на Дайон, его взгляд больше привлекал грек, такой же молчаливый, как он сам.
- Так глупо… выжить в крушении и находить смерть на острове…,  - эти слова казались бессмысленными.
Пуля, лезвие, крепкие руки...это инструмент, которому абсолютно все равно где ты там выжил, бессмертие – лишь миф и бессмылица, обереги и надежда на удачу – пустой звук.
Перед лицом смерти и черт не скроет свой хвост, – проговорил Радослав, переводя взгляд на Валерию. Так говорят сербы, – а вот у поляков есть одна поговорка «в церкви будут говорить единожды».
Повторять информацию о смерти Томера не стоило, чтобы принять решение.
В лагере опасно, все начинают сходить в ума, – он говорил уже не с Лерой, больше с Джин, которой дал руку, помог подняться и обнял, прижимая ее к спиной к себе.
Для нее это должно было прозвучать как «нам нужно уйти из лагеря».

+5

127

Свернутый текст

Пупсики, как выяснилось, мы (вернее, я) неправильно описываем могилу... я в посте дам описание, вот оно - правильно ;-)

- Томер… его труп нашли в реке
Если бы это был какой-то фильм, то вполне подошел бы саундтрек в стиле:
[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/7/f/2f08038a.mp3|[/mymp3]

Но увы, это был не фильм, не книга и даже не игра, а грубая, суровая и очень жаркая (хотя температура уже начала спадать) реальность. В которой только что нашли убитого ими человека.
С Кейном было проще – его труп уничтожили винты лайнера, все концы были спущены в воду (в буквальном смысле), и даже вопросы Камиллы Крэйг не причиняли проблем. Нет тела – нет дела. Теперь их дело лежит в могиле… но какой? Внезапно Джин поняла, что могил две, а она, по своей невнимательности, зациклилась лишь на одной. Похоже, палка, воткнутая по правую руку от Джин, заменяла крест, а там, дальше, где земля тоже была рыхлой, лежал камень. Он чем-то блеснул, но Джин не смогла понять, что это – ее отвлек голос Николь.
- Сюда тоже надо положить цветы?
Джин вздрогнула и удивленно взглянула на девочку. Откуда Николь знает, что это она приносит цветы на могилы каждое утро? Она следит за Джин? Шпионит, как шпионила сейчас? Несколько секунд у Сиберг ушло на то, чтобы понять – Николь просто-напросто увидела цветы на других могилах, а на этой – нет, а она, Джин, становится законченным параноиком. Джин слабо и как-то беспомощно улыбнулась мелкой и с непонятно откуда взявшейся нежностью провела рукой  по ее волосам, убирая с лица светлые пряди. Слав ответил за нее, как будто хотел избавиться от девочки. Хотя постойте – почему «как будто»? Он и хотел.
- Хей, Николь! – Джин, не поднимаясь с корточек, окликнула ее. – Не уходи далеко. Чтобы мы могли тебя видеть, о кэ? И если встретишь кого-то, сразу посылай и беги к нам.
Говоря, Джин упустила диалог Леры со Славом и подключилась лишь на фразе: «Так говорят сербы».
По моему опыту, так сербы больше молчат, чем говорят.
Тут она вспомнила о камне, который привлек её внимание. Пара секунд заминки – Джин все-таки наступила на могилу, оставив на земле четкий след тапки, и подняла камень – тяжелый, зараза. Непонимающе рассматривала его поверхность, местами красную, с вкраплениями мутно-белого, даже серого. В некоторых местах к камню прилипла пара волосков, темно-русых, и какие-то хлопья. Пара секунд ей понадобилась, чтобы понять: это кожа. Кожа, волосы, а красное с серым, значится… Джин выронила камень, он упал в паре сантиметров от того месте, где находился раньше. Джин зажала рот одной рукой, чувствуя, что ее вот-вот вырвет, поднялась и прижалась спиной к Славу, полными ужаса глазами глядя на Леру.
В голове мысль работала полным ходом.
Если в могиле с палкой Томер, то кто во второй? Походу, кто-то, кого замочили камнем по голове. Не сам же он ударился… но нельзя об этом кричать. Если чувак, закопавший его, окажется кто-то вроде нас со Славом?
Поэтому она не стала ничего говорить при Лере, а свою реакцию объяснила иначе:
- Томер?.. О черт… мы же с ним… - все знали, что они с ним "дружили". – Что с ним случилось?! Он утонул?
Трясущийся голос, бледное лицо – она не зря выступала на сцене.

+5

128

- Хорошо. - на секунду задумавшись, согласилась девочка. Уходить далеко она не будет, только нарвет каких-нибудь цветов и вернется. Цветы здесь Николь уже видела, не помнила правда где, но быстро решила, что погуляет немного и найдет какие-нибудь. Их здесь было много и все очень нравились девочке - не такие, как росли в Лос-Анджелесе или продавались в магазинах. Яркие и сочные, с большими лепестками и толстыми стеблями, из которых сочились капельки светлого сока, когда срываешь.
Уходить одной слишком далеко Николь не хотелось, но пока никаких цветов девочке не попадалось, поэтому она, периодически останавливалась и разворачивалась, чтобы проверить, видно ли ей оставшихся там. Пока ей было видно берег, Николь не боялась - она, получается, даже не совсем одна, просто отошла очень далеко. Цветы, о которых помнила девочка, так ей и не попадались, зато она нашла другие - мелкие пушистые шарики, похожие на ягоды. Присев на корточки, девочка стала срывать цветы, складывая их в одну руку. Если найти где-нибудь большие листья, в них можно будет обернуть цветы и получится букетик. Набрав столько цветов, сколько помещалась в обеих ладошках, девочка решила возвращаться.

+4

129

- Перед лицом смерти и черт не скроет свой хвост.  Так говорят сербы, - бросил свою мысль Слав, а для Джин добавил, - В лагере опасно, все начинают сходить с ума.
Лицо Волковой озарила едкая усмешка.
- В лагере, говоришь? Это, - кивком головы указала на две свежие могилы, - произошло не в лагере. Знаешь более благоприятное место на острове?
- Томер?.. О черт… мы же с ним… - едва ли не задыхалась от ужаса Джин. – Что с ним случилось?! Он утонул?
- Шею свернули, - эхом отозвалась Лера, с трудом отводя взгляд от насыпей и озираясь в поисках Николь, - по крайней мере, так Зим сказал. Мне вот одно непонятно, как и кто могилы выкапывал? В лагерь за инструментом никто не приходил. И если предположить, что здесь твой дружок покоится, то кто разделил с ним участь? Я проспала или у нас всё же была перепись населения. Эдак и тебя приговорят, да и никто не вспомнит. А жить то, как хочется…..
Как в фильме говорилось, «я ещё слишком молода, чтобы умирать» (с) Но Слав прав, каждая новая смерть посеет очередную дозу паники. Мы скоро начнём подозревать каждого, пока не перебьём друг друга. Проклятый остров, ей-Богу, проклятый.
Волкова отступила от могил, словно опасалась задержаться хоть на минуту и остаться в их обществе навсегда. День заметно клонился к вечеру, а солнце к закату.
- Николь! – сложила руки рупором и прокричала девочке, что отошла от них уже на приличное расстояние. – Возвращайся! Идём в лагерь, темнеет!
Вновь развернулась в сторону пары и добавила:
- Как бы опасно там ни было, но ребёнку бродить в джунглях в темноте не лучший вариант. Я её забираю, а вы как хотите. И да, как говорят русские, не бойся смертей, бойся чертей! Никооооль!
Волкова крутанулась на пятках и быстрым шагом пошла навстречу девочке.

+4

130

Чувствовалось напряжение во всем ее теле. Радослав обвил руками туловище Джин, развернулся спиной к могилам. Когда женщина заметила камень, он проследил за ее взглядом. На нем остались следы крови, волос и кожи, так бывает, когда тупым предметом прошибают голову. Значит здесь не смерть по естественной причине.
А чего ты хотел, беда не приходит одна, даже в том случае, если беда – это ты сам.
Здесь будет прозрачное объяснение из серии «мы нашли их, так уже было», никто не станет думать, что убийца закопает трупы на общем кладбище, а потом сообщит о них. Разве только убийца Гелика.
- Томер?.. О черт… мы же с ним…
Француз умер еще утром от рук серба, он знал и все равно фраза «мы же с ним» кольнула в самые глубины глубин, Слав сцепил зубы и опустил одну руку, которая до этого лежала на животе темноволосой женщины.
- В лагере, говоришь? Это произошло не в лагере.
Кто бы сомневался.
Ответственных, я так понимаю тоже нет? – рука висела параллельно туловищу, Слав спокойно переместил вторую руку к левому плечу Сиберг, сжав предплечье, оставил ее там.
Знаешь более благоприятное место на острове?
Хочешь присоединиться? – он сам не знал зачем так сказал, с одной стороны это самое «мы же с ним», с другой стороны его беспокоила эта женщина.
Не в эротическом смысле, а в том, как она рассуждала, какой спокойной была, как ее не мутило при виде крови на камне, как лицо ее не стало печальным на кладбище с двумя новыми могилами, как она ушла из лагеря в самый разгар истории с Дайон, пистолетом, Томером... Всегда чувствуешь, что кто-то похож на тебя, пусть даже слегка.
Долгая речь Валерии о серых местах во всем произошедшем нашла ответ лишь в пристальном взгляде, Слав не собирался объяснять как это можно было сделать и, что ни в одной из этих могил не было Томера: одна слишком короткая, вторая с интересным надгробным камнем. Вряд ли кто-то добивал итак мертвое тело.
Вам лучше вернуться в лагерь, – сказал он, - если там еще не выяснили, кто закопал трупы, то, по крайней мере, там безопасней, – Слав сам не верил в эти слова, но это, кажется, хотели услышать молодая женщина и девочка от взрослого мужчины.
Пока Лера звала Николь, искала ее и соответственно отдалилась на приличное расстояние, Слав отпустил руку Джин и приблизился к могилам, еще раз уже внимательней осматривая их.
Здесь нет француза, – тихо сообщил он, - я сомневаюсь, что его труп вообще перенесли в лагерь, – серб специально не подбирал слова, в голове глубоко засели слова Сиберг.
Все то время, пока «они же с ним» он не думал о том, что происходило между ними, а ведь Смит не был сдержан в порывах. Тогда у ручья Кискинов очень разозлился, а потом был рад как ребенок, когда они оказались вдвоем и не нужно было выдавливать из себя правильные слова специально. Но теперь... Он знал, что не мог ничего требовать потому, что сам отдалился и находился на четкой дистанции.
У тебя с ним было...что у тебя с ним было? – Слав не поворачивался лицом к Джин, все еще глядя на могилы.

+4

131

Джин разглядывала Валерию и чувствовала приближение краха. В рассуждениях девушки была такая логика, что наводило на мысли: а как будут размышлять в лагере все, если один-то человек способен найти несоответствие в очевидных на первый взгляд вещах.
Труп нашел Зим… – ей меньше всего хотелось, чтобы Джейк был замешан в это – они успели подружиться, но если он начнет разведывать смерть Томера, об этом придется забыть.
Тем временем Лера ушла за девчонкой, и Джин не поняла, вернутся девочка и Лера в лагерь вдвоем или дождутся их со Славом. Но теперь они остались наедине и могли коротко обсудить ситуацию, которая, черт возьми, за последние пять минут круто изменилась.
- Здесь нет француза, – Джин кивнула – она тоже подумала об этом. Сейчас ее взгляд приковал окровавленный камень – зрелище настолько отвратительное, что невозможно оторвать взгляд.
Может, это мое наказание за Кейна? Ему я проломила череп… Да нет, Сиберг, не становись конченным параноиком. О Кейне знает только Слав, и вряд ли он подкинет мне такую свинью.
От мыслей ее отвлек внезапный вопрос Слава. В первый момент она не поняла, о чем вообще речь, и, развернувшись, удивленно взглянула на него. Серб уставился куда-то за ее плечо немигающим взглядом. Джин еле удержалась от желания переспросить и мысленно прокрутила в голове его голос еще раз.
- Ничего не было, - если уж начала врать, то ври до конца. Отпирайся что есть сил. Правда – это глупость, она не всегда нужна и не всегда полезна. Для Слава уж точно. Он не захочет знать, он этого не заслуживает. Томер мертв теперь, а то, что между ним и Джин было, уже не имеет никакого гребаного значения.
Джин слишком хорошо знала мужчин, чтобы попасться на этот крючок. Скажи сейчас – и он всю жизнь ей этого не забудет.
Если бы только я могла не знать про Гелику… – картинка их вместе, тела сплелись, учащенное дыхание, влажная кожа, ее ноги вокруг его бедер – до сих пор заставляла Джин злобно трястись и сжимать кулаки, сводила с ума. Зачем Славу это? Незачем.
- Слушай, - она осторожно тронула его подбородок и развернула лицо к себе, заглядывая в голубые глаза серба. – Тебе нужно доверять мне. И давай закроем эту тему. Я говорила сегодня уже три раза, а сейчас повторю в четвертый и последний: я не трахалась с Томером. Подумай сам: что ты видел сегодня утром – что это, типа, было? Два любовника? Стал бы он брать силой то, что уже получил?

+5

132

------Джунгли западной части острова.

Майк порядочно запыхался. Путь от того места где они нашли труп Мод, до кладбища занял гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Руки дико болели, и кажется собирались отвалится. Несколько раз Пинту останавливался, чтобы перевести дух и бережно укладывал безжизненное тело девушки на ковер из травы и листьев. Они вместе решили, что Мод лучше будет отнести сразу на кладбище, чтобы не пугать людей оставшихся в лагере. Конечно, скрыть это все равно не получится, но они даже и не будут пытаться. Выжившие должны знать, что где - то на острове прячется убийца, должны быть готовы ко всему.
Кто бы мог подумать, что человек выживший в таком страшном крушении лайнера, где погибло огромное количество народа, умрет от пули пущенной в грудь на необитаемом острове.
Поудобнее перехватив остывшее тело Мод, чьи руки как плети свисали по бокам, мешая нормально идти, Майк вышел из тени деревьев и его взгляд тут же упал на маленькую девочку, кажется ее звали Николь и брюнетку, чье имя он не помнил, а может и не знал. Ребенок держал в руках охапку цветов - видимо несла их на чью - то могилу. Пинту хотел жестом показать девушке, чтобы она увела Николь куда нибудь подальше. Хватило и того, что Макс успел рассмотреть труп во всех подробностях, но ничего сделать не мог. С такого расстояния могло показаться, что он просто несет человека без сознания, поэтому нужно было срочно предупредить брюнетку.
- Макс, сможешь сказать вон той женщине, чтобы она отошла с ребенком подальше от кладбища? - Мальчишка был явно проворнее Вивиан, и хотя скорее всего тоже устал, но смог бы добежать до них раньше Марлоу.
На самом кладбище стояли двое - Джин и Радослав. Странное место для свидания.
Молча подойдя к могилам, Пинту уложил тело девушки на песок и сел рядом, стоять не было сил, говорить тоже. Хотя слова тут были и не нужны.

+4

133

Идя обратно, Николь постоянно останавливалась и оборачивалась вокруг - куда ни глянь, все совершенно одинаковое, и правильно ли она идет, Николь не знала. Песка и океана она уже не видела, вокруг был один только лес, хоть и совсем не густой. Испугавшись, что она заблудилась, девочка решила было вернуться обратно, попробовать найти полянку, где она набрала белых цветов, но услышала, что ее зовут. Ринувшись на голос, Николь прошла совсем не много, когда увидела, что ей на встречу уже идет Лера. Обрадовавшись, что оставаться одной в джунглях ей не придется, девочка ускорила шаг. - Смотри, какие цветы я нашла. - подойдя к Лере так близко, чтобы не приходилось кричать или слишком громко говорить, девочка похвасталась цветами, которые нашла. - Ты знаешь, как они называются? В Лос-Анджелесе такие не растут, я не видела. - идя вприпрыжку рядом, Николь засыпала Леру вопросами - все это узнать ей очень хотелось, а рядом больше никого все равно не было. - Из них можно плести венки? Ты умеешь плести? Сделаешь мне венок, пожалуйста? Только надо сначала отнести немного на ту могилу, где не хватило цветов. - девочка прижимала к себе цветы, стараясь не помять белые мягкие шарики, но держать их просто в руках она уже устала - кажется, ушла она совсем не далеко, но обратный путь оказался очень уж долгим. - Ты говорила, что скоро начнет темнеть. Почему здесь темнеет так рано? Еще же рано? В Лос-Анджелесе всегда светло, потому что много зданий подсвечиваются. - что-то, вроде отсутствие дорог и огней на острове Николь не удивляло - здесь же, кроме них, никто не живет, никому это не нужно. Другие же новшества девочку удивляли и найти им объяснения сама она не могла. - Ты когда-нибудь была в Лос-Анджелесе? Где ты живешь? - поинтересовалась девочка. - Ой, смотри. Там кто-то еще пришел. - джунгли наконец кончились, и теперь Николь видела, что на кладбище стало еще многолюднее.

+4

134

Валерия: Знаешь более благоприятное место на острове?
Слав: Хочешь присоединиться?
Валерия: Лично гарантируешь безопасность?
Вот так они и поговорили, отвечая вопросом на вопрос, пока Волкова не скрылась с глаз в поисках Николь. Девчушка явно сбилась с дороги, блуждая между деревьев. Но Лера быстро нашла свою цель, гонимая страхом перед  расширяющим  свои объятия местным кладбищем.
Какая к чёрту перепись населения из уцелевших людей после крушения, если смерть сметает каждого, об кого та споткнулась? Даже не успеешь запомнить всех в лицо, как не досчитаешься и половины к завтрашнему утру! И мы на острове! Здесь нигде не спрятаться.
Лера остановилась, чтобы перевести дух, успокоить частое биение сердца.
Слав говорил о панике в лагере. От страха за свою жизнь многие будут подвержены ей. А это лишь усугубит шаткое положение пред лицом смерти. Я не готова умирать! Не для того грызла гранит науки и всеми правдами-неправдами добилась перевода в Штаты, чтобы вот так легко сдаваться. Ещё посмотрим, кто кого!
Рука сжала шероховатый ствол дерева, о который опиралась девушка, поджидая Николь, что уже спешила к ней с букетом цветов. Глаза внимательно следили за девочкой, но сосредоточенный взгляд  сменился всё же на дружелюбную улыбку.
- Смотри, какие цветы я нашла. Ты знаешь, как они называются? В Лос-Анджелесе такие не растут, я не видела, - щебетала Николь, демонстрируя свою находку.
- Похоже на одуванчики, но может быть, я ошибаюсь. А давай, мы сами придумаем им название, будто открыли их первыми. Точнее, ты их первооткрыватель, Николь,- предложила Лера, вспомнив о недавнем разговоре про игры.
- Из них можно плести венки? Ты умеешь плести? Сделаешь мне венок, пожалуйста? – сыпала вопросами девочка, вызывая невольно улыбку на лице Волковой. Однако при последних словах улыбка соскользнула с лица девушки. - Только надо сначала отнести немного на ту могилу, где не хватило цветов. 
Лера не хотела возвращаться на кладбище. К тому же солнце уже склонилось к горизонту, окрашивая его в багряные тона. А пробираться в лагерь под густой кроной деревьев уже придётся в полумраке, что весьма было нежелательно. Одной ещё легче, но с ребёнком… Но Волкова не бросит малышку, это она знала наверняка.
- Ты говорила, что скоро начнет темнеть. Почему здесь темнеет так рано? Еще же рано? В Лос-Анджелесе всегда светло, потому что много зданий подсвечиваются. 
Здесь свои правила игры, - хотела ответить ей Лера, но вовремя сдержалась, стиснув зубы, вглядываясь в силуэты на кладбище. Не только Николь отметила появление новых героев смертельной игры, ставка в которой была жизнь.
- Ты когда-нибудь была в Лос-Анджелесе? Где ты живешь? Ой, смотри. Там кто-то еще пришел.
Волкова придержала девочку за плечо, не позволяя той шагать дальше. Лера была выше Николь и быстрее заприметила  то, чего не следовало видеть малышке. Мужчина, чьё имя Лера не помнила или даже не знала, опустил на землю тело. Что-то подсказывало ей, что оно было безжизненным. К чему тащить на кладбище раненого или просто уставшего?
- Знаешь, Николь, я думаю, эти цветы не подходят для могил. Из них, действительно, лучше плести венок, - Лера взяла девочку за руку и повела немного в обход кладбища, направляясь к лагерю. – Давай, мы завтра  найдём другие и принесём сюда. А сегодня уже лучше пойти в лагерь. Да ты, скорее всего,  проголодалась. Как думаешь, ребята принесли чего-нибудь нового и вкусного?
Забалтывая ребёнка, Волкова отводила Николь всё дальше, жалея о том, что не может перенести через море, в Лос-Анджелес, где даже ночью на улицах не так темно, как здесь.
Ты хотела новую игру, Николь? Получай! Название ей «Жизнь»….

+3

135

Лично гарантируешь безопасность? - а как же, и на руках носить буду!
Эта Валерия все же привлекала к себе внимание во всех тех перечисленных выше аспектах. Слишком спокойна, да еще и говорит с вызовом. Никто не защити тебя, крошка, перед лицом вездесущей смерти.
Пока Николь ходила за цветами, а Лера ходила за ней, им с Джин удалось перекинуться ее парой слов.
- Ничего не было, - он обернулся.
Ее пальцы коснулись его подбородка, Слав инстинктивно склонил голову, уменьшая расстояние.
– Тебе нужно доверять мне.
А еще ему нужно быть мягче, не пытаться убить ребенка, перестать чесать живот и что-то еще...но серб этого не делает.
И давай закроем эту тему. Я говорила сегодня уже три раза, а сейчас повторю в четвертый и последний: я не трахалась с Томером. Подумай сам: что ты видел сегодня утром – что это, типа, было? Два любовника? Стал бы он брать силой то, что уже получил?
Проще принять такую правда по нескольким причинам. Во-первых, потому что хочется, а во-вторых, потому что это похоже на правду. Радослав перехватил ее пальцы, сжал в своих, опустил голову еще ниже и поцеловал Джин в губы, нежно и коротко.
Не будем вспоминать, - ладони переместились на бедра Сиберг, он вдохнул морской запах, исходивший от ее волос.
Он сам вспомнил, сам поднял тему, но соблазн был велик, нужно было задать вопрос.
Послышались тяжелые шаги, Слав обернулся, убирая руки, на кладбище принесли еще один труп, на этот раз женский...но не тот, что ожидался. Это была Мод, с которой общалась Джин, которую они видели утром живой. Все-таки пистолет вернулся к хозяйке, только не так, как она хотела.
Злая улыбка мелькнула на губах, но тут же исчезла, мужчина взял за руку Джин, не пуская ее к трупу.
Подожди, не надо смотреть, - он попытался притянуть ее к себе, чтобы обнять.
Кто это сделал? - уже обращение к Майку.

+4

136

Джин мысленно выдохнула – кажется, беда миновала. Но, как ей еще предстояло выяснить, беда не только не миновала, но и не пришла одна. На кладбище появился Майк.
Первой мыслью Джин, еще до того, как она разглядела его, лишь узнала, было – Да что ж такое, сегодня че, парад мужиков, к которым Слав меня ревнует? Нет, он вряд ли, конечно, знает о том вечере, когда Майк повел ее на пляж и под звездами заливал, какая Джин красивая и все такое прочее…
Но эти мысли были забыты, как только Джин увидела, как он укладывает тело на кладбищенскую землю. До странности неподвижное тело… в до боли знакомой одежды…
Предупреждение Слава совпало с осознанием. С криком Джин вырвалась и рухнула на колени рядом с мертвым человеком. Мод.
Все произошло так быстро, что сдерживаться даже не появилось мысли: Джин не ожидала, что разрыдается, причем совершенно по-детски: со всхлипываниями, шмыганьем носом и раскрасневшимся, некрасивым лицом. В груди Мод зияла дыра, показавшаяся Джин огромной, вся одежда вокруг раны пропиталась кровью. Лицо ее было серым, нездорового цвета, а глаза закрыты.
Навсегда, – с ужасом и неуместным пафосом подумала Джин, ласково убирая волосы с лица своей единственной подруги на этом долбанном острове.
Она была мертва, мертвая, окончательно, неизменно и бесповоротно.
Знаете, говорят: мы в ответе за тех, кого приручили. А когда спасаешь человеку жизнь, вы словно по-особенному связаны и ты чувствуешь ответственность за все, что с ним происходит дальше. С тех пор, как они вытянули Мод из трясины в первый день, она всегда была рядом, и она действительно была хорошим человеком. И даже сегодня утром…
Услышав ответ Майка, Джин подняла к нему залитое слезами лицо. Ее трясло от злости.
Блядь, в каком же гребаном мире такое возможно, что Мод, самый добрый и блядь справедливый человек на этой долбанной  земле, умирает, а я, убив двух людей, в целости и, мать ее, сохранности?!!

+6

137

Несмотря на время, Макс уже отошел от страха и шагал рядом с Майклом и Вивиан. Вид Мод больше не пугал ребенка. Наверное потому, что не изменялся, однако мальчик не знал, что ночью фантазия еще сыграет с ним злую шутку. Пока что ребенок просто погрустнел, задумавшись о том, что Мод больше не проснется, они не поговорят, больше не сходят никуда, она больше не ответит терпеливо на его вопросы. Все не так.
Пинту нес Мод, Вивиан шла рядом. И так постепенно они дошли до кладбища. Да, даже на острове, даже на такой местности, люди все-таки умудрились сделать кладбище! Никогда Макс не подумал бы, что где-то у моря может быть смерть. Однако этот остров быстро учил и быстро показывал кто есть кто, каким на самом деле является и как себя ведет.
В какой-то момент  Майкл остановился и, выслушав молодого человека, Макс все же легким бегом побежал навстречу Валерии и Николь. Кстати последняя – девочка на три года младше самого Макса, - заставляла его чувствовать себя старше, хоть порой ее вопросы и ставили мальчика в тупик.
- Привет! Тетя Валерия, Майкл просил отойти с Николь. Мы нашли Мод… - последнее предложение не искрило обычными для Макса позитивными нотками. Пока девочки отходили, Макс не знал что делать. Он все же остался с Николь и Валерией, решив, что взрослые, как всегда, сами справятся и он будет лишь путать под ногами. Тем более, что на кладбище есть еще двое взрослых, которым Макс лишь помахал рукой, не став подходить, чтобы не путаться у Пинту и Марлоу под ногами. Они отходили все дальше и дальше. Услышав разговор о еде, Макс решил тихо встрять: - Да, Джек с Эддисон должны были принести в лагерь фрукты, которые мы собрали сегодня.
Ему стало вдруг даже приятнее немного, потому что он тоже ходил за фруктами с взрослыми, ушедшими в джунгли. Только вод увидеть там лежащую на земле Мод Макс не ожидал и не желал… В какой-то момент мальчик остановился и обернулся на оставшихся на кладбище взрослых. Он не знал – уходить в лагерь с Николь и Валерией, или же вернуться к Майклу и Вивиан…

+3

138

- Хорошо. - легко согласилась Николь. Ей было все равно, сегодня принести цветы или завтра, зато девочка помнила - Лера сказала, что скоро начнет темнеть. Темноты Николь боялась и тем более боялась, что солнце совсем спрячется за горизонтом, а вернуться в лагерь они так и не успеют. Не оставаться же в лесу, где наверняка есть разные звери, ядовитые змеи и, вообще, просто иногда очень страшно. - Ты сплетешь мне венок, когда мы вернемся в лагерь? - ей теперь даже гулять не хотелось, а просто поскорее вернуться в лагерь. Девочка задумчиво крутила в руках пышный букет незнакомых ей цветов - красивые, они ей нравились и даже пахли как-то сладко, а на ощупь были почти липкими. Жалко, что в лагере нет вазы и их нельзя поставить в воду, без которой почти любые растения очень быстро вянут. - Когда я гуляла, там были другие цветы. Большие, красные. Они подойдут, чтобы положить их туда? - вспомнив о цветах, из которых ей мастерили сегодня самодельную принцессу, обитательницу Джунглей, девочка тут же рассказала о них Лере - мало ли, это те самые цветы, которые как раз подходят, чтобы отнести их на кладбище. - Ты тоже ходил в джунгли за фруктами? Здорово!.. - девочка вздохнула, почти восхищенно - сама она далеко в джунгли ни разу не заходила, разве что на родник за водой, но это совсем не считается.
Макс, шедший совсем рядом остановился и развернулся, Николь сделала то же самое. - Ты что, хочешь вернуться туда? - Николь удивленно глядела на мальчика, и на подобие тропинки, по которой пришлось бы возвращаться на кладбище. Мы ушли далеко, и скоро станет темно. Может быть, ты не успеешь. Пойдем лучше с нами.

+1

139

- Привет! Тетя Валерия, Майкл просил отойти с Николь. Мы нашли Мод…
Волкова едва не захлебнулась влажным морским воздухом от новости, что сообщил подошедший к ним с Николь мальчик. Отходя всё дальше от кладбища, девушка терзалась мыслью о том, чьё тело опустили на могильную землю. Кто стал следующей жертвой в этой смертельной гонке за право на жизнь?
- Мод…, - выдохнула Лера, а руки спустились безвольными плетьми вдоль тела. Ещё утром ничто не указывало на то, что именно Мод не увидит сегодня закат солнца. Почему? Почему так? Облизав вмиг пересохшие губы, Волкова не глядя нашла руку Николь, чуть сжала маленькую ладошку девочки в своей руке.
- Ты сплетешь мне венок, когда мы вернемся в лагерь? – попросила Николь, вернув Леру на землю. Та лишь кивнула в ответ, не в силах вымолвить ни слова. К горлу подкатил комок, сжимая его, не давая даже вдохнуть. Пришлось остановиться, успокоиться, устремив взгляд на багровый закат, красивый и неповторимый. Каким будет рассвет? Будет ли?
- Когда я гуляла, там были другие цветы. Большие, красные. Они подойдут, чтобы положить их туда? – щебетала Николь.
Багровый закат, красные цветы… Будет, рассвет обязательно будет!
- Конечно, они подойдут, Николь! Пойдёмте, ребята! Посмотрим, что там Макс принёс на ужин, - вернулась к реальности Волкова, готовая покинуть это страшное место, где находят вечный покой потерпевшие кораблекрушение, но уже потерявшие шанс вновь обрести  жизнь.
- Ты что, хочешь вернуться туда? – Николь остановилась, посмотрев на Макса. - Мы ушли далеко, и скоро станет темно. Может быть, ты не успеешь. Пойдем лучше с нами.
Лера протянула вторую руку мальчику, по-доброму улыбнулась ему.
- Николь права, нам лучше вернуться в лагерь. Взрослые справятся без нас, Макс! Идём!
Она не знала, смогут ли завтра с Николь принести на могилы те красные цветы, что нашла девочка. Она не знала, чем встретит их новый день. Но верила всем сердцем, что он не будет последним, ни для неё, ни для этих детей…

--->Лагерь

Отредактировано Valeria Volkova (2012-04-29 23:20:18)

+2

140

На кладбище было слишком много народу, в том числе и дети. Не понадобилось задавать лишних вопросов. Отведя взгляд в сторону, чтобы не смотреть на слезы Джин, мужчина заметил две новые, совсем свежие могилы. Солнце еще даже не успело окончательно обсушить влажный песок, выкопанный с самого низа. Кто на этот раз? С ужасом подумал мужчина, чувствуя, как по спине бегут неприятные мурашки. Их не было в лагере всего пару часов, а на кладбище успело появиться два свежих холма. Вместе с Мод покойников трое. За что это им? За что это нам всем? Остров начал казаться живым организмом медленно пожирающим их всех. Так не далеко и до паранойи.
Макс к счастью послушался Пинту, и теперь Майк слышал его звонкий голос, который удалялся от сюда. Хорошо хоть детей увели. Вивиан осталась где - то позади, возможно не хотела подходить ближе или решила вместе с детьми отправится в лагерь.
- Кто это сделал?
- Не знаю. - Мужчина поднялся с песка и еще раз взглянул на плачущую Джин. - Мы нашли ее в джунглях, случайно. Вивиан говорила что - то про Дайон. - Пинту указал рукой на две новые могилы. - Кто в них? - Ответа слышать не хотелось, но рано или поздно все равно придется узнать.
Солнце садилось за горизонт, а еще нужно было успеть вернуться в лагерь, туда, куда они привязали шлюпки. Найти лопаты и похоронить Мод. Дождавшись ответа, Пинту отправился в лагерь.

----Лагерь.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC