Карибский круиз: последняя ставка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кладбище

Сообщений 101 страница 120 из 200

101

Неха продолжала смотреть на лежащего без движения мужчину, думая при этом о чём-то совсем не относящемуся к происходящему. Опомнившись, девушка почувствовала у себя на лице волосы, сейчас у неё было плохое настроение и волосы, которые мало того что непричесанные, так они ещё и в лицо лезут, нервировали девушку. Неха, мысленно проклиная волосы, убрала их за уши и тут же рукой почувствовала что-то на шее ближе к уху, девушка посмотрела на руку, как и предполагалось, это была кровь. Особого впечатления кровь не произвела, зато напомнила о произошедшем и девушка тихонько начала ощупывать мочку уха, прежней боли уже не было...
  Когда Чейси взял камень у Серджио, девушка заволновалась, она посмотрела на парня, а затем медленно проскользнула взглядом по его руке и остановилась на камне. Казалось, сейчас должно произойти убийство, но девушка не отрывала взгляда от камня, сердце быстро забилось и хотелось остановить парня, но, осознав, что другого выхода всё равно нет, Неха не стала ничего говорить. А через мгновение девушка снова облегченно вздохнула, когда Чейси отбросил камень в сторону. Всё-таки убивать человека, пусть даже уже почти мертвого, как-то не гуманно; через, буквально, минуту мужчина умер сам, что доказывало обследование его Лорой.
  Когда парни начали копать могилы, Неха решила не сидеть на месте, а пока что сходить к воде и смыть кровь, да и всё равно делать было нечего, разве что смотреть на копание могил, что было не очень весело. Девушка прошла к воде и, сев на колени, начала медленно смывать уже подсохшую кровь. В голове играла спокойная музыка, рядом летали чайки, вокруг всё снова мирно и спокойно.
  Спустя время Неха снова услышала голоса и обернулась на ребят, похоже, что они что-то нашли, девушка поспешила к ним, гадая по дороге, что же это может быть. Похоже на...бутылку?! По мере приближения, всё четче виднелся тот предмет, и теперь не было никаких сомнений, что это бутылка. Но откуда она? Внутри бутылки было какое-то письмо…
- 2006 год?.. Дата оказалась довольно таки любопытной. 2006 год... Ведь значит, что здесь был кто-то ещё, а возможно он и есть здесь, даже упоминание Серджио о словах Питера, могут быть подтверждением этого...
- Давайте закончим, а потом решим, что это за бутылка. Пока парни продолжали копать могилы, Неха начала прокручивать в голове дату из письма...

Отредактировано Neha Kapoor (2012-03-23 19:57:49)

+2

102

Находка слегка шокировала. Было сразу ясно, что бутылка с листком внутри никак не могла попасть сюда случайно. Аккуратно выдернув пробку, Чейс вытряхнул бумагу на ладонь и громко, так чтобы слышали все прочел написанное.
- Меня зовут Салли Бергман. Передайте моим родителям, что я люблю их. Нью-Йорк, Стэтфорд-стрит, 34-17с. 27/05/2006. - Взгляд зацепился за дату. Пять лет назад кто - то находился на этом острове, а потом...интересно, что с ним стало потом? Судя по тому, что записка находилась в песке все это время - ничего хорошего с неведомой Салли не произошло. Мысленно, Чейс почему - то представлял себе грустную девушку закапывающую в землю последнюю надежду вместе с этим кулоном.
Бутылка, записка и украшение переходили из рук в руки по кругу и наконец вновь оказались у Лэйна. Что делать с этим добром он понятия не имел, но хотел оставить себе. Возможно, когда их спасут, он отправится на Стэтфорд-стрит, отыщет дом, постучит в нужную дверь и передаст родителям послание от дочери, которая пропала пять лет назад.
Бережно сложив листок и кулон с цепочкой обратно в бутылку, Чейс отложил ее в сторону подошел к Питеру. Ухватив мужчину за штанину, Лэйн не особо церемонясь потащил его к яме и с кинул в могилу. На секунду задумавшись, он спрыгнул следом и как бы ему было неприятно, перевернул труп на спину и скрестил руки на груди. Все таки Джексон был человеком, со своими мечтами и страхами, целями. Возможно у него была семья. Было бы неправильно хоронить его как животное. Рядом Серджио проделывал все тоже самое с девушкой.
Закончив закапывать могилу, Чейс вернулся на пляж и отыскав там тот самый камень, которым Руарес проломил голову Питеру, положил его сверху - получилось что - то вроде памятника. Для девушки надгробием послужила большая палка, кажется именно ей Лора ударила Питера.
Обсуждать произошедшее не хотелось. Они вроде как договорились никому не рассказывать всей правды, так что больше говорить не о чем.
Подобрав бутылку, которую он нашел в песке, Чейс не дождавшись остальных пошел к лагерю. Из носа все еще текла кровь, а плечи болели так, будто уже обуглились.

-----общий шалаш

Отредактировано Chasey Lain (2012-03-24 13:25:15)

+3

103

"2006 год, какая-то Салли здесь была в 2006 году. Значит, здесь мы не первые. Или эта бутылку прибило с океана, но почему она была так глубоко в земле? Что это вообще значит? Может здесь есть еще кто-то кроме нас? Может их или её спасли? Или же..." - Серджио ожесточенно наяривал лопатой песок, желая закончить импровизированные похороны и уйти. Уйти куда-нибудь в другое место, как будто абстрагироваться от этой ситуации, взглянуть по-другому, не утрачивая своего позитивного взгляда, который часто служил спасением в нелегкой жизни. Найденная Чейсом бутылка совсем не упрощала ситуацию, наоборот, с ней прибавилась еще сотня мучительных вопросов.
Уложив труп темнокожей девушки в выкопанную могилу, испанец так же торопливо принялся ей закапывать, забыв, что нужно было бы произнести какие-то слова, вспомнить, что её жизнь и жизнь Питера не была прожита зря. Даже если бы хотел, Серджио не смог бы найти такие слова. Целью жизни темнокожей девушки являлось послужить кормом для сошедшего сума мужчины? Или целью жизни Питера было устроить весь этот дебош и скончаться? Разве они на это рассчитывали, когда спасались из потонувшего корабля?
"Забей, просто забей"
Периодически вытирая кровь из носа, Серджио, наконец, доделал свою часть работы. На его гневные восклицания никто не ответил, видимо, все тоже устали как-то реагировать, а Чейс, забрав бутылку, направился в сторону лагеря. Бросив взгляд на свежие могилы, испанец выдохнул, собираясь немного отдохнуть в тени пальмы.
- Не хило так события развернулись. А я ведь просто хотел искупаться, - с долей иронии проговорил он, шмыгая носом и стирая пот со лба. Отдышавшись, он заглянул вглубь острова, сорвал пару листьев с какого-то куста. Направившись в сторону берега к лодке, Руарес перевернул её и не без доли отвращения, начал отмывать засохшую кровь.
Лодка - это хорошо. Целая лодка - это хорошо вдвойне. В момент отчаяния можно будет отправиться в морское путешествие. И повторить судьбу Питера.

---> Медицинский шалаш.

+1

104

Неха повертела бутылку, которая, наконец, дошла до девушки, а затем взглянула на записку и на кулон. В душе Нехи вдруг что-то щелкнуло и начало твориться что-то непонятное, какое-то странное чувство, она на миг представила себя на месте той девушки, что она чувствовала, одна ли была или же с компанией, если она была одна, то, как же она мучилась...Как она, они здесь вообще жили...живут?! Неха встряхнула головой и посмотрела на ребят, копающих могилы, никто не произнес ни слова, похоже, все были подавлены, в голове пронеслось всё, что сегодня случилось, что и было причиной такого настроения. Надеюсь, кошмары меня сегодня не замучают...
Могилы, наконец, были закончены, и оставалось только сказать пару добрых слов об усопших и закопать тела. Все собрались возле могил и встали как вкопанные, никто не собирался говорить, а может, кто и собирался, но подходящих слов найти не мог, да и что можно было сказать.
После того, как похороны закончились, Чейси взял бутылку и ушёл, да и остальные не собирались задерживаться здесь - в месте скорби.
- Не хило так события развернулись. А я ведь просто хотел искупаться. Неха посмотрела на Серджио и усмехнулась.
- Да, я просто отдыхала на пляже и любовалась пейзажем...Эх... Девушка снова усмехнулась и решила найти себе затененное местечко, чтобы отдохнуть, однако других подобная идея мало привлекала и все хотели поскорее вернуться обратно.
Неха посмотрела на Серджио, девушку заинтересовала деятельность парня, он зачем-то сорвал какие-то листья и направился в сторону лодки, в этот момент Неха просто не соображала, что же Серджио задумал, а может просто не хотела и её голова была забита другими вещами, например, кровью, которая ещё осталась на ухе, девушка боялась, что кто-то увидит и начнет интересоваться, а что она ответит, что порезалась, когда брилась или решила себе уши проколоть, но не получилось? Однако, вместе с этим, девушка боялась получить заражение, поэтому решила не рисковать, а стереть кровь с мочки уха каким-нибудь дезинфицирующим средством, которое, как ей казалось, должно быть в медицинском шалаше, даже если его нет, всё равно стоит проверить.
Снова взглянув на Серджио, Неха, наконец, поняла, что он делает, и решила присоединиться к процессу отмывания крови с лодки. Девушка сорвала несколько листьев с того же куста, что и Серджио, и поспешила к лодке.
- Помочь? Неха присела на корточки рядом с парнем, похоже ему тоже требовалась мед. помощь, в уме девушки тут же созрела гениальная мысль.
- Эм...Думаю...Может нам заглянуть в медицинский шалаш? Неха, оттирая кровь, посмотрела на Серджио, из его носа снова медленно потекла кровь, похоже, она продолжала бежать из-за жары, ведь обычно, когда бежит кровь из носа, нужно приложить что-то холодное на переносицу, хотя на острове вряд ли можно что-то подобное обнаружить, но найти ватку будет не проблема …

--------Медицинский шалаш-------->>>

Отредактировано Neha Kapoor (2012-03-27 22:53:46)

+2

105

---каменный пляж
Если идти вдоль по побережью то, каким извилистым не был бы берег и как бы далеко не уйти, никогда не заблудишься. Если, конечно, случайно не перепутаешь направления и не уйдешь случайно в другую сторону. Заблудиться Николь не очень опасалась, поэтому первое время просто шла, по самому краю воды. Если рисовать что-нибудь на песке, или оставлять за собой камушки или ракушки, то не заблудишься, даже если будешь кружиться с закрытыми глазами. Камней и ракушек на побережье было бесчисленно, поэтому отыскать что-нибудь, что помогло бы потом вернуться было Николь совсем не сложно. Девочка шла не очень долго или, увлекшись собственными мыслями, не заметила, что от построенных песочных замков ушла довольно далеко. Здесь океан был совсем другим, из воды выступали валуны - некоторые такие высокие, что Николь могла бы встать рядом в полный рост, и оказаться ниже камня. Кое-где виднелись мели - совсем небольшие кусочки песка, почти возле самого берега, но со всех сторон окруженные водой и, кое-где, теми же камнями. На один из таких "островков" Николь и забралась - было удобно и здорово сидеть на еле влажном песке, оперившись спиной на согревший на жарком солнце камень. Это даже чем-то похоже на шезлонг на обычном пляже - она устроилась удобно, может загорать, дотянуться до воды, строить замки.

+2

106

-----------> Бухта

Было непривычно. Все это было для Радослава непривычно до самых мелочей. Объяснять женщине мотивы своего поведения, смотреть как ее пальцы сплетаются с его пальцами. Он никогда этого не понимал и не стремился, но сейчас было как-то понятно и просто, будто так и нужно.
- Мы здесь все на виду. Иногда кажется, что это какое-то реалити-шоу…  черт, полная невменяемость. Представить страшно, что это происходит со мной и наяву, - Слав кивнул.
Что именно ее пугало? Остров или он сам?
Если для тебя что-то привычно, редко отдаешь себе отчет в том, что для кого-то время на принятие факта может быть длительным.
– Ты финансист, и все уверены в этом. Я никому не скажу.
Почему-то именно эти слова насторожили. Никому не скажет. А планировала?
Он моргнул. Такая вероятность представлялась туманной, но Джин беспокоило не только происходящее, а он сам. Мысль, которая уже посещала его, теперь казалась вполне логичной и оправданной, не смотря на все те любовные утехи, которыми они тут занимались.
На сколько хватит страсти, конкретно ее страсти, чтобы закрывать глаза недостатки?
- Эмм… только давай остановимся на Томере и Кейне, ладно? - Радослав ничего не ответил.
А что он мог сказать? "Окей, только ты больше не пиши песни, я рок терпеть не могу"  - примерно так. Серб отчетливо понимал, что на этом острове они не ограничатся одним трупом, имея Гелику в соседях. Да в любом случае, людям свойственно сходить с ума, им свойственно терять голову из-за присвоения власти, вещей, женщин...все еще произойдет.
Мужчина повел плечом, отгоняя насекомое с влажной уже не от морской воды кожи.
Здесь очень жарко, а у нас нет воды. Пойдем пройдемся вдоль пляжа?
В общем-то, он не советовался. Слав поднялся на ноги, прихватив свои вещи, надел футболку, подождал пока соберется Джин и, положив ладонь ей на талию, пошел в направлении, которое вело к побережью.
У них, кажется, входило в привычку ходить в тишине. О Кискинове, в принципе, вообще нельзя было отозваться как о болтуне, но на этот раз молчание было оправданным. Он обдумывал свои слова. Проще решить это сейчас, пока не вернулись в лагерь, чтобы потом не было ситуации "неудобненько как-то получилось".
Джин, - серб тронул руку Сиберг, - я хочу, чтобы ты поняла одну вещь: это не досуг и не необходимость продиктованная самозащитой, - он посмотрел на женщину, не останавливаясь. Я делал это и раньше, не чувствуя особой...тяжести, понимаешь? - говорил спокойной, не было плана провоцировать эмоциональный ответ, просто нужно прояснить. Я говорил уже тебе тогда в номере, что не восприимчив к таким вещам. Ситуация может сложиться не лучшая, поэтому нужно быть готовыми к тому, что те два убийства были не последними.
Они шли медленно, вдоль океана по песку, проходя мимо кладбища. Мертвые не любят разговоры о лишении жизни.

+4

107

>>> Бухта

Его было не понять: то он не хочет идти, то хочет. Черт с тобой, мятежный мужчина, Джин поднялась снова и пошла по направлению к джунглям – узкий вход в бухту было тем проще найти, если знать о нем.
Джин молчала – не потому, что было неловко, а просто она чувствовала, что со Славом не обязательно разговаривать. Это была какая-то определенная степень доверия к человеку, когда тебе не нужно яростно выдумывать тему для разговора и бояться возникающих пауз. Она бы взяла его за руку, но не была уверена, что Славу понравятся все эти нежности.
Вскоре Джин заметила, что они подошли к месту, где высадились в тот злосчастный, трижды проклятый день. Она бы не узнала его, если бы здесь же, не проведя и двенадцати часов на острове, они не закопали первый труп – бедную мать Джека, убившую себя, - и не заложили основу кладбищу. Это же кладбище и служило главным ориентиром, ибо Джин была здесь ежедневно (точнее, ежеутренне), мучимая бессонницей. Она приходила и оставляла цветы на могилах. Совершенно сентиментальный жест, но в нем было что-то успокаивающее, словно таким образом она откупалась от Кейна.
Они подошли к самому кладбищу, разросшемуся за эти дни, отгороженному от остальной части пляжа крупными валунами, к одному из которых Джин прислонилась спиной.
- Ты говоришь так, как будто это только твое дело. Но ведь речь не только о тебе. Если бы не я, Кейн и Томер были бы живы. А ты… ты делал же это из-за денег. Сейчас это уже не имеет смысла, деньги здесь ничего не значат.
Для нее это было очень просто. Люди зарабатывают на жизнь по-разному, в том числе незаконно. Проститутки, наркоторговцы, продавцы Макдональдс – занимались бы они этим, если бы не нуждались в средствах к существованию? Вряд ли. Для Джин наемные убийцы попадали в эту же категорию.
Она оторвалась от камня и подалась к нему, обвив руками шею, прижавшись.
- Я не собираюсь тебя менять, я не из тех, кто это делает. Я просто боюсь будущего.Что они сделают, если узнают? У нее не было достаточно наркотиков, чтобы не думать об этом.

+3

108

Если бы у нее были часы, Николь бы сказала точно, сколько времени она "загорала", оперившись на каменную глыбу, служащую ей импровизированным шезлонгом. Но, точно могла сказать - на долго ее не хватило. Сидеть неподвижно с закрытыми глазами, подставив кончик носа уже не слишком сильно, но пока все еще палящему солнцу, Николь надоело так же быстро, как надоедали любые другие монотонные занятия. Зато, каменный островок - почти настоящий домик, ее собственный и даже уютный, по крайней мере чтобы играть здесь, Николь бросать не хотелось. Вокруг девочки уже возвышались два десятка башенок-пирамидок, маленьких кривоватых, сложенных из разного размера и формы камушков. Верхушки некоторых венчали ракушки - тоже разные, те, которые были где-то близко. Теперь же девочка пыталась пускать "блинчики" - особыми успехами она, конечно, не могла похвастаться, "блинчики" выходили разве что случайно. Зато сами камушки летели все дальше и дальше, и Николь, щурясь и улыбаясь, смотрела на брызги и маленькие волны. Отвлечься девочку заставили голоса - чьи, она не знала, зато слышала, что их было два. Порыв встать, выйти и поздороваться перебило любопытство - она не знала, о чем и о ком говорят, зато уже давно успела понять, что не каждый разговор будет продолжен при ней. Затаившись в своем "домике", девочка стала слушать - Николь не до конца понимала, о чем и о ком говорят. Голоса тоже казались девочке не знакомыми, но какие-то, может и не совсем верные размышления, в голове девочки закрутились.

+3

109

Джин прислонилась спиной к валуну, Радослав остался стоять напротив, ожидая реакции на свои слова.
- Ты говоришь так, как будто это только твое дело. Но ведь речь не только о тебе. Если бы не я, Кейн и Томер были бы живы. А ты… ты делал же это из-за денег. Сейчас это уже не имеет смысла, деньги здесь ничего не значат.
Здесь ничего не значит деньги, но всегда есть что-то, что выходит на первый план, когда обычные ценности уже не имеют власти над умами.
Женщина оторвалась от камня, обняла его шею, прижимаясь всем телом. Машинально он положил ладони на ее талию, медленно ведя ими по спине вверх.
- Я не собираюсь тебя менять, я не из тех, кто это делает. Я просто боюсь будущего.
Вот, вот, что он пытался ей объяснить!
Я знаю, – сам он не боялся,  скорее хотел принять меры, - ты не должна себя винить за обе смерти, это была самозащита в первый раз, а во второй я просто решил вопрос радикально. Поверь, не убей я его, у нас было бы очень много проблем, гораздо больше, чем, ты думаешь, есть сейчас, – серб склонился к ее лицу, стремясь сделать следующие свои слова интимными, которыми делятся только с одним человеком.
Это остров, здесь некуда бежать и нечем замыливать глаза. Нет культуры, музыки, бизнеса, только потребности, страхи и скрытые желания. Яркий пример тому сейчас кормит рыб. Скоро все это вырвется наружу и тогда нам нужно быть готовыми, – он коснулся губами ее губ, слегка приподнимая Джин так, чтобы она встала на носки.
Я просто хочу, чтобы ты понимала это и то, – он уже шептал, слова были еле различимы на фоне шума морского прибоя, - что эти две смерти могут быть не последними, а обороняться лучше на своей территории...

+3

110

Свернутый текст

Николь, решила уже заметить тебя, чтобы подкинуть материал для поста. Если будут какие-то существенные разногласия - пиши ;-)

Слав говорил как заправский вояка. Джин не хотела об этом думать, слишком много информации за день, да и не склонна она была ко всяким таким анализам. Но нет, Джин Сиберг не была настолько глупа, чтобы не уловить смысл слов парня. Кажется, она начинает понимать этого странного серба, как-никак прогресс…
- обороняться лучше на своей территории...
Вооооу, звучит как предложение съехаться.
Она к такому не была готова и, чтобы как-то замять тему или, если не получится, оттянуть время, поднялась на носочки и обняла его, уткнувшись подбородком в плечо. Джин никогда не была одиночкой и тянулась к сильным людям, которых, однако, встречала редко. Присутствие Слава вселяло уверенность. (По крайней мере, ее-то он не убьет. Как говорится, держи друзей близко, врагов еще ближе, а хладнокровных киллеров держи в себе. Черный юмор.)
Про то, что «это не последние смерти», Слав повторил уже три раза, если не больше, и все примерно в одних и тех же словах. Либо эта мысль не давала ему покоя, либо он считал Джин непроходимой тупицей. Она усмехнулась, благо на последнее у него были все основания.
- Ты говоришь так, будто уверен, что здесь вот-вот начнется… - что же именно начнется, Джин так и не сказала. Она осеклась на полуслове, потому что прямо перед собой, за спиной Слава, между камней, увидела ребенка. Обыкновенного такого, самого что ни наесть маленького человека. С двумя руками, двумя ногами, двумя глазами, в которые сейчас смотрела не отрываясь, и, что важнее, двумя ушами и ртом.
Джин лихорадочно начала вспоминать, что они говорили, и чуть было не разразилась потоком отборнейшей фирменной брани.
Она нас слышала? Она поняла, о чем мы говорили? В этом возрасте уже умеют разговаривать? Она здесь одна или еще с кем-то? Что сделает с ней Слав?
Но уже поздно – ее внезапное молчание и опущенные с его шеи руки должны были привлечь внимание серба. Джин отстранилась от Слава и неуверенно сделала шаг по направлению к девочке.
- Эээ… Привет, Николь, - преувеличенно бодрым тоном, наклеить улыбку не получалось. Еще, в лучших традициях тупых взрослых при разговоре с детьми, наклонилась вперед и уперлась руками в колени. Сплошной шаблон. – Ты что здесь делаешь… - было слишком явно, и Джин поспешила добавить: - одна?

+3

111

Николь давно знала, что есть некоторые правила, скорее даже нормы, которым надо следовать, чтобы и тебе, и всем вокруг было хорошо и легко. Ничего сложного - простые истины вроде тех, что нельзя смеяться и показывать пальцем на тех, кто чем-то отличается от остальных - это может просто обидеть, мало ли, человек просто не здоров. Нельзя брать чужие вещи без разрешения - это можно считать кражей и, если тебя поймают - почти наверняка накажут. Множество всяких мелочей, которым необходимо следовать в повседневной жизни. Но, не могла же она не заметить, что повседневность круто изменилась. Брать чужое и тыкать в людей пальуами она, конечно, не собиралась. Зато не заводить разговоров с незнакомцами или не ходить одной в незнакомые места не удавалось - она совсем никого не знала, и никогда не была тут раньше. Не сидеть же молча на одном месте. Вот Николь и пользовалась абсолютной свободой - как сейчас. Прислушиваясь к каждому слову, девочка старалась запомнить все и уловить общий смысл. Она понимала почти все, о чем говорят, оставалось только разобраться, на сколько все правда и правильно - откуда ей знать, если взрослые часто говорят совсем не о том, что имеется ввиду, Николь знала, что у слов есть часто и другой смысл.
Любопытство заставило девочку сначала тихонько развернуться - между камней есть что-то вроде "окошка". Минутой позже - встать вообще, чтобы все и всех видеть. - Привет. - девочка тоже поздоровалась, все еще рассматривая собеседников. - Я гуляла, и потом пришла сюда. Я здесь играю. - рассказала Николь. - Да, одна. - девочка на автомате, инстинктивно, сделала шаг на зад.

Отредактировано Nicole Hill (2012-04-10 08:31:46)

+3

112

- Ты говоришь так, будто уверен, что здесь вот-вот начнется… - начнется и очень скоро, он был уверен в этом.
Серб был вовсе не против поцелуев и объятий, но не сейчас, он хотел услышать какие-то мысли по поводу всего выше сказанного, поэтому и говорил одно и тоже в нескольких вариациях, чтобы добиться разговора на интересующую тему.
Но не в этом случае. Джин избегала разговора, либо была напугана, либо действительно не понимала, что же здесь происходит. Но ему не хотелось так думать.
Радослав решил дать время, но не успел он прокомментировать, как Джин вдруг перевела взгляд на что-то или кого-то рядом, опустив руки с его шеи. Он медленно повернул голову. На камнях стоял ребенок и смотрел прямо на них.
Наверное, в такие моменты начинаешь паниковать, лихорадочно придумывать какие-то красивые истории, чтобы ребенок запомнил их, а не то, что слышал минутой ранее. В этом возрасте они впитывают, как губка. Он слышал о таком. Копируют поведение взрослых, повторяют услышанные слова. А в их диалоге явно звучали слова "смерть, убийство, мы", имен не было, но все же.
Джин замельтешила, она подалась вперед с напором. Голос звучал как можно приветливей, но мимика всегда выдает. Радослав остался на месте, сверля девочку тяжелым взглядом.
- Я гуляла, и потом пришла сюда. Я здесь играю.
Глупо предположить, что она ничего не слышала, еще глупее предположить, что она ничего не поняла. Вопрос не стоял радикально, пока не стоял, но это всего-лишь короткая отсрочка, на этом острове у всего есть уши и глаза, а также желание поверить во все услышанное и приписать этому дополнительные краски.
Серб ни раз замечал, что дети не любили его, заинтересованность проявляли только мальчишки, которые с детства сбивают колени, бегают по крышам и играют в войну. Почему? Все просто, он был ролевой моделью. Даже если ты не ходишь по улице с винтовкой, тебя выдает походка, взгляд, речь. Дети как сканер, они чувствуют обман, кто-то задает много вопросов, кто-то сразу плачет.
А вот девочка сделала шаг назад и это было ее ошибкой.
Николь, - он сделал шаг вперед, мягко, без резких движений, потом еще шаг, оказавшись впереди женщины, положил ладонь на плечо ребенка, чуть сжимая тонкую косточку, - кладбище - не место для игр, - он не улыбался, все еще глядя на нее сверху вниз.
Ты хочешь фрукт? - прозвучало нейтрально, будто он интересовался погодой, руки однако все же не убрал.
Одно движение и она сломается.

+5

113

Одна! Ну слава яйцам, не будет тут какой-нибудь Эддисон, вынюхивающей кто и что. Надо теперь узнать, что малявка услышала.
У Джин не было ни малейшего представления о том, как следует обходиться с детьми. То есть нет, был некий шаблон, по которому взрослые лопочут и щебечут, утипутничают – но черт возьми, у нее же кровь изо рта пойдет, если она начнет лопотать на детском английском.
Джин замешкалась, и в это время Слав подошел к девочке и положил руку ей на плечо. Джин не могла знать наверняка его мысли, но догадывалась, и догадка ей не особенно нравился.
Вот об этом я и говорила! Хватит на сегодня! Она же ребенок! – Джин была уверена, что он не сможет убить ребенка. Как-то не совмещались эти мысли – Слав, такой большой и сильный, и семилетняя малышка. Абсурд.
Это было скорее самоубеждение, чем вывод, основанный на фактах, и Джин вдруг в один момент осознала это в полной ясности. От страха перед картиной, которая может вот-вот здесь развернуться, у нее пересохло в горле.
- Слав! Ты… собирался угостить ее. - дай ей этот гребаный банан.
Джин надеялась, что серб обернется и увидит ее лицо, которое, без сомнения, многое ему скажет. То, кем он является и чем зарабатывает на жизнь ни хрена не значит, что он будет тут ходить по острову и мочить направо-налево детишек!
Стоп, мать. Это уже ты что-то напридумывала. Он ничего не собирается. Он просто пытается узнать, что ей известно, как и я.
- Детка, есть кто-нибудь из взрослых, - кому ты расскажешь, что мы замочили Томера? кто приглядывает за тобой?

+5

114

Николь не всегда знала, как надо себя вести и что отвечать - она не терялась, просто задумывалась, про себя решая, нравится ей человек или нет, стоит разговаривать или лучше не надо. Задрав голову, девочка смотрела на собеседника - очень внимательно, почти не моргая. Они точно уже виделись, значит, их можно считать знакомыми. - Нет - девочка замотала головой. - Я не играла на кладбище. - она, в общем-то и не знала даже, что кладбище есть и, тем более, именно здесь. - Я была там, - Николь махнула рукой в сторону пляжа, откуда она пришла. Отсюда ее замков из песка совсем не видно, наверное, она ушла очень далеко. - Я строила там замки, для принцессы. Потом пошла гулять и пришла сюда. В лагере играть скучно, а здесь нет. Я играла в воде, а не на кладбище. - пояснила девочка. Вообще кладбища, по крайней мере те, которые она видела, выглядели совсем по-другом. Там не хотелось появляться и задерживаться, не то, чтобы играть. - Какой фрукт? Банан? - Николь прищурилась. Не очень-то. Здесь есть только одни бананы, надоели уже. - она говорила честно, это была абсолютная правда. Раньше Николь и не представляла себе, как и где растут эти фрукт, теперь же интерес к ним пропал совершенно - ей даже не было интересно смотреть, как их сбивают с деревьев. - Никто. - девочка задумалась, решая, можно ли кого-то из всех, с кем она знакома отнести к этой категории. - У меня есть папа, он потом за мной приплывет. И брат, но он остался в Лос-Анджелесе. - Николь говорила осторожно, она пока не решила, стоит ей доверять им или нет. Ей не очень нравилось, что ее трогают или удерживают, но страшно девочке не было.

как-то совсем бред, сорри.

Отредактировано Nicole Hill (2012-04-11 19:50:06)

+5

115

- Слав! Ты… собирался угостить ее.
Да, только еще не решил чем... - серб не обернулся, он все еще пристально смотрел на ребенка, слушая ее ответы.
Пока это был всего лишь лепет, который в будущем может перерасти  в яркий рассказ о том, как дядя с тетей перемочили половину острова.
- Детка, есть кто-нибудь из взрослых,  кто приглядывает за тобой? - правильный вопрос, только вот о малышке заботились многие в том числе и доблестные Чип с Дейлом.
Дело пахнет свежим трупом. Разрыть одну могилу, опустить туда маленькое тело, никто и не узнает, если сам не увидит. Смахивает на зомби апокалипсис. Только вместо вируса рассказ из уст в уста о том, кто тут у нас киллер.
Николь тоже ответила уклончиво, а, с другой стороны, как еще она могла ответить, не понимая к чему клонят взрослые. Сейчас стоя рядом, глядя ей в глаза, Радославу достаточно было ответить на один вопрос: убьет ли он ребенка?
В тот единственный раз, когда серб взял заказ сразу на нескольких человек, там был ребенок. Он попал под шквал пуль, не из руки Кискинова, но все же, пацан упал на пол совсем рядом, пару последних вздохов и он был мертв. Непосредственного акта умерщвления не произошло, однако сам факт, вид умирающего ребенка. В общем, рука не дрогнула, сердце не сжалось, кровь была такой же красной и теплой.
Серб смог бы убить ребенка, если бы понадобилось. Другое дело, что был еще ряд вопросов, на которые нужно было ответить.
Хотел ли он убивать? Безусловно нет, лучше бы избежать исчезновения ребенка, это всегда заметней и хуже.
Не любишь бананы, да? - он наклонился, подхватил Николь за талию, поднимая ее вверх, прижал к себе так, что ноги ребенка болтались по обе стороны его туловища, рука мужчины поддерживала девочку, вторая была свободна. Пойдем-ка, - он развернулся, взглядом наткнулся на лицо Джин.
Радослав направился в сторону берега, где возвышались валуны размером с человеческий рост.

+2

116

Она не понимала, что происходит, но чувствовала: что-то не так. Не было возможности спросить Слава, какого хрена он творит, а понять это без чтения мыслей Джин не могла.
Больше всего хотелось воскликнуть: «Что за нахуй, Слав?» и выяснить все сразу. Джин проглотила эту фразу, лишь угрюмо наблюдала, как серб тащит девочку к берегу. Вот, она уже переняла у него взгляд.
Не топить же он ее собрался? Хотя стоп…
Джин не была религиозна, хотя и знала, что вера придает людям силу. Но она верила в судьбу и верила, что все происходит не просто так, а по какой-то причине. И высшие силы для этого были вовсе не обязательны. Вот только сейчас она не могла найти вескую причину для того, чтобы четыре дня назад большой круизный лайнер оказался на дне, а две тысячи людей – не обязательно невинных, но это неважно – умерли; чтобы одно неловкое движение разом превратило Кейна в труп, а ее – в убийцу; чтобы маленькая девочка, оказавшись не в том месте не в то время ...
Нет!
Она резко шагнула вперёд, догоняя Слава. Поравнялась с ним, заглянула в лицо. Губы Джин плотно сжаты, взгляд острый. Ну уж нет. Только не эту малолетку.
Ударить Слава она, конечно, не сможет – всегда есть риск огрести в ответку, но вот упасть там в обморок или симулировать солнечный удар – Так ведь делают обычные телы? – за милу душу.
- Слав, оставь девчонку в покое, - она скрестила руки на груди, пытаясь выражением лица показать, что он слишком давит на Николь. – Ей и так тяжело пришлось… без родителей, - на последней фразе Джин повернулась к ней, когда Слав уже усадил Николь на один из камней и сам навис мертвым грузом, поставив по бокам две руки.
Джин присела на корточки, прижавшись к камню плечом, и теперь смотрела на нее снизу вверх.
Даже если она знает, кто поверит ребенку? Всегда можно сказать, что она выдумывает… Кстати… Она сказала, что брат остался в Эл эй… А отец, стало быть, не остался.
Ей в голову пришла идея.
- Милая, ты так уверена, что папа приплывет за тобой... Он ведь плыл на лайнере, верно? Тебе уже объяснили, что произошло с теми, кто остался на корабле?Не могу поверить, что я это делаю.Они все умерли. Как и твой папа.
Возможно, она сейчас разрушит ей психику. Нанесет непоправимую эмоциональную рану или что там можно еще сделать. Это жестоко. Но пусть лучше рыдает о погибшем отце, чем рассказывает всем про них со Славом. Детская память, наверное, такая выборочная: что-то выходит на первый план и тут же вытесняет, затмевает остальное…
Зато будет целее.

+3

117

- Люблю, просто не хочу. - поправила девочка. - Я хочу сама идти, пусти меня, пожалуйста. - испугаться Николь не успела толком, тем более понять, куда ее несут, и почему вообще несут. Николь сидела на верхушке камня, обняв руками колени, оперившись на них подбородком. Чего от нее хотят, девочка так до конца и не поняла, поэтому просто внимательно смотрела вниз и слушала. - Да. Он найдет меня, и заберет отсюда. - девочка в этом ни капельки не сомневалась - она бы никогда не поверила, что ее папа бросит ее на острове, где совсем ничего нет, где ей совсем не нравится. Николь догадывалась, что что-то тогда случилось - ей никто не рассказывал, что именно, девочка почти не слышала каких-то обсуждений. И все равно понимала, что люди никогда не живут на островах, где вместо еды одни бананы, где нет домов и машин, вместо дорог почти непроходимые тропинки. - Нет. - Николь говорила нерешительно, тихо. Ей совсем не нравился этот разговор - вопросы взрослых, которые ее путали, тем более их ответы и действия. - Мой папа не утонул. - она не ответить почему, потому что сама просто не представляет, как мог утонуть огромный корабль, такой же большой, как многоэтажный дом, такой крепкий, что его даже ветер не шатает, когда он плывет. Она так же не сможет объяснить, куда делись все остальные, кто тоже плыл на лайнере, не до конца понимает, что произошло. - Он умеет плавать. - это точно, она сама видела, но теперь, когда рядом папы не было, просто испугалась - мало ли, это правда. - Он меня найдет и заберет. - стараясь уверить в этом и себя, и остальных, девочка повторяли это снова, как заклинание. Николь еще не плакала, но голос девочки уже дрожал, раньше она не боялась совсем, зато теперь испугалась.
http://savepic.su/1713533m.png

Отредактировано Nicole Hill (2012-04-13 16:50:50)

+4

118

- Люблю, просто не хочу. - Я хочу сама идти, пусти меня, пожалуйста, - какая балованная...
Слав не обратил на это внимание, равно как и на то, что Джин попросила оставить девочку в покое. Пришлось тяжело без родителей?.. Он посмотрел на нее так, будто она только-что назвала планету квадратной. Он знал, что такое быть без родителей почти всю жизнь за исключением тех пяти лет, когда мать пыталась изобразить какое-то подобие семьи.
Но дело было не в этом, абсолютно не в этом. Он не пытался напугать ребенка или убить Николь прямо сейчас, он просто хотел вырвать ее из той ситуации, позы, атмосферы, чтобы оставить другие воспоминания и заодно узнать кое-что полезное о ней.
Джин начала говорить с ребенком первой, она стала давить на гибель отца, на то, что девочка тут совсем одна. Жалобный голос Николь и глаза, которые смотрели на него, а потом куда-то еще, наполнялись влагой.
Внезапно Радославу стало как-то не по себе, он отстранился, засунул руку в карман, достал банан и положил рядом на камень.
Может, все-таки будешь банан? - серб чувствовал себя глупо, как человек, который видит компьютер и не знает что с ним делать, как двенадцатилетний мальчишка перед голой женщиной.
Ээээ... - она все повторяла последнюю фразу, а он стоял и смотрел.
Что это? Жалость? Ладонь поднялась вверх, наверное, слишком резко и легла на щеку, на самом деле, покрывая половину головы девочки. Славу очень хотелось, чтобы  она не заплакала.
Хватит, - мужчина наклонился вперед, чтобы быть на уровне с ее лицом, - он умер, как и много других людей. Но ты жива и о тебе тут заботятся. Да? Возле кого ты спишь ночью? Кто-то же тебя кормит? Добрая тетя, правда? - а нытье все не прекращалось, и тогда серб пошел на отчаянный поступок.
Он прижал голову ребенка к своей груди, стал поглаживать волосы, приговаривая: тихо, тихо, - ну, все, заткнись.
Уставился на Сиберг, затем кивнул в сторону Николь головой: Джин, - она ест мой мозг, прекрати это!

+4

119

Самое главное в отношениях - это чтобы вам нравилась одна и та же пицца. (с) Дарья

Кто бы мог подумать, Джин Сиберг, ты обижаешь ребенка. Ты гребаная сумашедшая!
Она уже заметила, что на острове все происходит очень быстро: одно событие накладывается на другое, чувства и отношения к происходящему сменяют друг друга. Жизнь здесь была насыщена так, что казалось: они провели в этой чертовой дыре не четыре дня, а четыре недели. Хренов месяц!
Николь не расплакалась, однако, но все к тому шло. Но больше удивляло другое – что серб вдруг начал ее утешать, гладить по голове, чуть ли не пообещал заботиться о ней… Джин сделала шаг назад, округлила глаза – вот такого она точно не ожидала. Несколько секунд назад она была уверена, что Слав собирается убить малышку, а он вдруг… стал очень милым. Папаша, блин.
- Джин.
Она развела руками и непонимающе уставилась на него, одними губами спрашивая: «Что?» Детей Джин никогда не понимала, даже когда сама была ребенком.
- Эмм… - она протянула руку и осторожно потрогала плечо Николь. – Нууу… ты, типа, не плачь…
С другой стороны, теперь стало ясно, что девчонка ничего не слышала, а если и слышала, то не поняла. Вот и ладно, нашим легче. Джин почувствовала колоссальное облегчение, даже настроение улучшилось.
- Давай мы отведем тебя в лагерь, а? Там есть эта свинья… то есть поросенок, Сникерс, он, типа, прикольный и любит играть.Животные бывают жутко милыми, ага.

+2

120

- Хорошо. - губы и плечи девочки задрожали, она боялась такой настойчивости, поэтому зажала в кулаке теплый, согревшийся на солнце банан, будто обещая, что потом его обязательно съест. Ей не хотели верить и снова говорили о том, что и корабль, и ее папа утонул - девочка заплакала, сначала не очень громко. Ей было жалко большой, красивый корабль, своего папу и себя - она соскучилась и боялась, хотела к нему, домой. - В шатре. - девочка говорила сквозь слезы, совсем не четко, абсолютно не понимая, зачем ее обо всем спрашивают. Больше Николь не говорила совсем, потому что когда жалеют - плакать хочется еще больше, а успокоиться совсем не получается.
Николь быстро кивала - ей больше не хотелось здесь оставаться и она устала, теперь же, оглядываясь по сторонам, еще и поняла, что не знает где она и как вернуться обратно. От этого плакать хотелось еще сильнее - мало того, что ее теперь не заберут домой, она еще и не знает, как просто вернуться в лагерь. Но, чужие слова и обещание отвести ее туда заставили поднять голову и слушать. - Он кабан. С ним нельзя играть, он ничего не понимает. - зато она понимала, что он не котенок и не щенок, и даже почти не пыталась приручить животное и играть с ним - смеялась над ним, но как-то побаивалась того, кто громко хрюкает и нюхает, дотрагиваясь мокрым пяточком, поэтому все эти дни ей приходилось находить себе какие-нибудь другие игры, а от кабаненка она, скорее, постаралась бы убежать. - Пойдем. - Николь всхлипывала и размазывала руками слезы по щекам, но уже почти успокоилась и не плакала.

Отредактировано Nicole Hill (2012-04-15 16:16:49)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC