Карибский круиз: последняя ставка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кладбище

Сообщений 41 страница 60 из 200

41

Эрика изо всех сил пыталась успокоиться, но перед глазами так и стояло бездыханное тело женщины. Это казалось чем-то нереальным. Она ведь всего лишь около часа назад чуть ли не в истерическом припадке носилась по пляжу, пытаясь дозваться своего сына. Какой-то ничтожный час назад Эри и Кэрол пытались ее успокоить, чувствуя себя внештатными психологами. Женщина совсем недавно была живее всех живых, а сейчас без пульса лежала в тени деревьев. Со стороны это действительно выглядело так, будто бы человек устал и решил немного отдохнуть, навестив Морфея. Ах, если бы. 
Кристофер тоже не терял надежды, поэтому выдвинул вполне годное предположение. В какой-то момент Эрика подумала, что он прав, просто ей напекло голову, из-за чего привиделся такой ужас. Да и особыми медицинскими навыками она не владела, а пульс прощупывала так, как это обычно делают в фильмах. Так что, внезапно в сердце оптимиста вновь появился огонек надежды, когда Кристофер направился к женщине. Девушка сцепила пальцы в крепкий замок и, нервно покусывая губу, стала наблюдать за действиями мужчины. Напряженное ожидание спало, когда тот повернулся и, нахмурившись, зашагал обратно. По одному лишь выражению лица стало понятно, что Далтон все-таки не ошиблась. – О…, - выдохнула брюнетка, чувствуя возвращающуюся панику и пальцы Мура на своем локте.
Кажется, истерика все ближе и ближе подбиралась к потрясенной Эрике. В ушах шумело, сердце колотилось, а ноги будто бы были ватными. Все это давило и заставляло судорожно вдыхать воздух. Они уже пережили крушение, увидели потери в глобальных масштабах, и вроде бы нет смысла так реагировать на еще одну смерть, но нет. Так близко, так внезапно. Потрясение то еще. Особенно для человека, которому с этим не приходилось сталкиваться. Эри едва ли хватало здравого смысла, чтобы не обвинить саму себя в этом неожиданном исходе истории. И все же такие мысли вертелись в голове. В конце концов, если бы Далтон осталась с расстроенной женщиной и тщательнее присмотрела за ней, как обещала Джону и Кэрол, то ничего бы не произошло.
К счастью, ей не пришлось переживать это в одиночку. Не расскажи она Кристоферу, то точно получила бы какой-нибудь нервный срыв. И стало бы на острове одним психом больше. - Ты как? Эрика даже не сразу поняла, что оказалась в чуть неуверенных, но таких нужных мужских объятиях. Наверное, другая бы все же не сдержалась и закатила истерику со слезами, чем привлекла бы немало внимания. Но Эри привыкла держать свои эмоции под контролем, хотя сейчас они так и пытались вырваться. Ну а если рыдания не входят в программу, то остается один выход. Куда более искренний и способный помочь совладать с собой. Во всяком случае, для этой девушки. Поддавшись порыву, Эрика плотнее прижалась к Кристоферу и, зажмурив глаза, уткнулась лбом в его грудь. – Не понимаю, как это получилось, - прошептала брюнетка. Угроза истерики медленно стала исчезать, а сердце забилось более размеренно. Ну еще бы. Все-таки рядом с Крисом Эри выглядела, как предводитель лилипутов. А значит, в его объятиях чувствовала себя в защищенности.
Наконец, более-менее успокоившись, Эрика отстранилась от мужчины и глубоко вдохнула. Она старалась не смотреть в сторону тела и блуждала взглядом по пляжу в надежде, что никто ничего не заметит. – Я дала ей успокоительное и оставила аптечку рядом. Почувствовался легкий укол совести, и Далтон мысленно тряхнула головой. Самовольно брать на душу такой грех, как незапланированное убийство? Еще чего. – Но снотворное..., - запнувшись, девушка неопределенно махнула рукой. Пустая пачка из-под него наталкивала на определенные мысли.

+3

42

Мур понимал, что насколько бы ты не был сильным, нужно хотя бы одного соратника, чтоб не свихнуться. Он никогда не подпускал к себе, ближе, чем на расстояние шестиметровой палки, а сам не стремился быть чьей-то поддержкой. Сейчас, прижимая к себе Далтон, фотограф понимает, что не делает одолжения ни ей, ни себе. На сегодняшний день, Кристофер есть опора для нее, она для него, все довольны и счастливы. А труп тем временем уже окоченел, не так ли.
- Ты молодец. – Мягко убеждал ее Крис, поглаживая плечи.
И вправду, любая другая болт забила бы на всех, лишь бы облегчить собственные переживания. Однако следующая ее фраза заставила Кристофера вздохнуть. Стоило вообще запрятать любой острый предмет, да и любые медикаменты подальше от женщины. Той в голову могло, что угодно стрельнуть. Может, наконец дошло, что сына больше нет, следовательно, зачем дальше себя тешить надеждами.
Но, Мур не собирался впадать в обвинения, упаси боже. В конце концов, умереть, не умереть, если она сделала такой выбор, семь футов ей под килем. Но что делать с трупом? И чувством вины у тех, кто был условно ответственным за ее сохранность.
- Все это не твоя вина, ничья. Важно, что сейчас у нас есть скверный результат, который придется уже разгребать нам. – Понизив голос на тон, Кристоф опять обвел взглядом пространство вокруг них. Не нужно чтоб кто-то еще влезал в их вопросы.
О, это волшебное и чудное «нам» и «их». Как много в этом какой-то странной веры и наивности. С каких пор Мур очертил чужие проблемы своими? Но бросать Эрику он не мог. Значит, это и его дело.
С каких пор я стал настолько циничным ублюдком?
Ему и вправду не нравился стиль его размышлений, но все устоявшиеся стандарты уже незримо начали рушиться еще тогда, когда впервые тряхнуло палубу. И что-то, характерное только ему, стало мутировать в нечто, доселе непонятное и неприемлемое. Главное держать рот на замке. И не говорить лишнего, не делать лишнего, быть тише воды, ниже травы.
- Нужно не допустить паники. И я гребаного понятия не имею что делать с телом.
Хотя бы потому что, я не знаю как утихомиривать бедламы.
Он впустил в волосы пятерню, толком и не представляя что будет, как. Мужчина внимательно всматривался в лицо Далтон.

Отредактировано Christopher Moore (2011-11-27 17:29:54)

+3

43

Признаться, девушка не ждала от кого-то из присутствующих весомой поддержки. В конце концов, каждый сейчас сам отвечал за свою шкуру и моральное состояние. Но вот Кристофер с самого начала показался Эрике тем, к кому можно будет обратиться в случае чего. Подвоха можно ждать от каждого, находящегося на острове, и только Мур внушал доверие. Кто знает, кто знает, верно ли брюнетка поступает, полагаясь на собственное чувство, а не на разум, как делает обычно. В любом случае, одна она теперь точно не останется. Да и Крису будет с кем поделиться своим теплым свитером.
Скверный результат это еще мягко сказано, пожалуй. Эрика не удивится, если вся эта картина будет являться ей в ночных кошмарах. Слишком впечатляли мисс Далтон подобные вещи. Она даже фильмы ужасов не могла смотреть. То есть могла, конечно, но максимум минут пять. Потом все увиденное не давало покоя, и приходилось ночью идти за стаканом воды с котом в обнимку, ибо богатое воображение рисовало те еще комиксы. – Знаешь, а ведь в этом даже есть кое-какой плюс, - произнесла вдруг Эри, тут же поняв, насколько абсурдно прозвучали данные слова. Она бы не удивилась, если бы Кристофер сейчас ушел, сказав перед этим нечто вроде: «Совсем дура, что ли?». – Она умерла по собственной воле, так? На самом-то деле не так, но у наивных Мура и Далтон такого даже в мыслях не было. - Значит, мы можем быть уверены, что это не дело рук каких-нибудь аборигенов или зубов ядовитых пресмыкающихся. Поняв, какой бред несет, Эрика лишь махнула рукой, мол, «не обращай внимания, голову напекло».
Можно было еще долго обсуждать произошедшее, но труп сам собой никуда не денется. К тому же, в скором времени кто-нибудь обратит внимание на женщину, и тогда начнется самая настоящая паника. Но вот проблема, ни Эри, ни Кристофер понятия не имели, каким таким образом избавиться от тела. Была парочка вариантов в голове, но слишком уж странных и не совсем гуманных. Просто взять и втихоря унести в джунгли не представлялось возможным. Во-первых, много лишних глаз, а во-вторых, эти двое не были похожи на людей, которым под силу унести взрослого человека куда бы то ни было.
- Если оставим ее на жаре, то потом приятного будет мало, - девушка чуть поморщила нос не то от такой перспективы, не то от собственной грубой фразы. С каждой минутой становилось все невыносимее. Хотелось отмотать время назад и остаться сидеть рядом с женщиной, а не прохлаждаться у океана. Господи, ну почему все это происходит с нами? Неужто все здесь настолько грешные, что их решили в наказание сослать на этот остров? Вздохнув, Эрика подняла бутылку воды, которую перед этим неосознанно кинула на песок. Сделав глоток и немного взбодрившись, она протянула ее Кристоферу, а сама исподтишка устремила взгляд на бездыханное тело под пальмой. – Мы ее даже похоронить нормально не сможем, - тихо сказала девушка. Мысли в голове бродили не самые радужные, но угнетающая атмосфера именно к этому и располагала. Кроме того, Эри вдруг начала осознавать, что прятать труп - дело не самое благородное. Но они все только-только стали отходить после крушения, а тут раз - и вот такой неприятный сюрприз. Так что, нет ничего странного в нежелании делиться печальной новостью с остальными.

+3

44

< Место высадки 3, затем Место высадки 2>

Настроение Тони как-то резко поменялось. Эта невинная, можно сказать, детская выходка Гелики почему изрядно разозлила брюнетку. Хотя «разозлилась» не совсем верное слово. Тони явно была девушкой без комплексов, поэтому смело скинув с себя майку и шорты, оставшись при этом в симпатичном(замечание автора) нижнем белье, забежала в воду. Гел не успела и глазом моргнуть, как уже оказалась под водой. Её ловко положили на обе лапотки. Полный нокаут! Вынырнув, ирландка мгновенно ответила, приняв поведение брюнетки за вызывающую игру, агрессивную и дерзкую. Схватив Тони за ногу, Гелика потянула на себя, приложив в этот резкий жест всю свою силу и злость. Устоять было нереально, да просто невозможно, поэтому брюнетка быстро потеряла равновесие и оказалась в воде. Это была маленькая, детская месть. Однако желание мстить дальше становилось в блондинке просто запредельным. Хотелось крепко обхватить девушку за плечи и не позволять ей выныривать, не позволять вздыхать кислород, а попросту топить. Но нет! Нельзя! Блондинка отбежала от Тони на безопасное расстояние, прежде чем та показалась над водой.
«Нет, сейчас нельзя, сейчас не время»
Гелика с трудом давила в себе животный инстинкт.
- Отличная водичка, да? Теперь мы квиты, дорогая. И больше так не делай, хорошо? А то потом пожалеешь, - в «шуточной форме» пропела блондинка, - Хочешь поиграть? Тогда вперёд! Я не против, только ЗА! Поймаешь меня? Давай, иди сюда, - она ласково поманила к себе брюнетку, надеясь на не менее интересное продолжение их знакомства, как вдруг…
-наигрались? Теперь отойди от нее, пусть выйдет из воды.
Гелика услышала его голос и тут же повернула голову. Мистер Ютт собственной персоны. Вернулся-таки. Она и не надеялась, что он вернётся. Обычно такого никогда не происходило, обычно ей просто давали пустые обещания и кидали, мол, детка, ты взрослая и сама со всем справишься. А он взял и вернулся. На лице блондинки нарисовалась улыбка. И на этот раз она была не лживая, а настоящая. Сама того не понимая, Гел искренни улыбнулась. Она сделала элегантный поворот вокруг своей оси, и побежала навстречу к мужчине, рассекая ногами волны.
- Слав, ну почему ты всегда появляешься так не во время? Мы только начали по-настоящему веселиться, а то на этом острове и помереть можно со скуки, а я этого не хочу, - весело произнесла Гелика, буквально повиснув на шеи у «беззащитного» мужчины. Она обхватила его шею руками, и чуть отстранилась.
- Ты же не хочешь со мной искупаться, - немного обиженно сказала блондинка, - Кстати, а где обещанная клубника со сливками? – как бы невзначай прошептала блондинка. Отстранившись от мужчины, она встряхнула мокрыми волосами, и брызги тут же полетели в финансиста. Улыбнувшись, Фокс пальцами расчесала волосы и убрала их на одну сторону. После внепланового купания лицо и причёска блондинки изрядно преобразились. Грубый макияж уступил естественному цвету лица, лишь на ресницах кое-где остались кусочки туши. Кудряшки исчезли, и волосы приобрели обычный немного волнообразный вид. Теперь Гелика выглядела намного моложе своих лет. Посмотрев на неё сейчас, никто и не дал бы ей 25.
Чуть отойдя от мужчины, Фокс посмотрела на Тони.
- Прости, но придётся продолжить в следующий раз. Я запомнила, на чём мы остановились. Поэтому ты попала, крошка, - громко и отчётливо крикнула Гелика, адресуя слова словно и Тони и всему пляжу.
- Я хочу немного прогуляться. Можешь составить мне компанию…- адресовано уже Славу. Молчание - Ну, впрочем, как хочешь..
Гелика развернулась в противоположную сторону и подошла к куртке Ютта, где лежали принесённые им фрукты. Взяв в руку один из них, блондинка критично осмотрела незнакомый гибрид. Если повезёт, то она даже не отвратится. Ну, будь, что будь. Откусив маленький кусочек, Фокс чуть поморщилась. Кисло, но съедобно. Девушка кинула косой взгляд на мужчину, он всё так же стоял на месте. Попытки же отыскать Тони и вовсе оказались безуспешными. Куда она подевалась? Пфф..
« Я хочу переодеться. Мокро. Мерзко. Она мне ещё ответит за это. Клянусь, ответит. И она и он. Они не желают играть со мной по моим правилам. Нет, так не пойдёт»
Платье буквально прилипло к телу, выставляя напоказ каждый изгиб тела блондинки. Разрез теперь и вовсе казался нереально глубоким. Симпатичное вечернее платье всего за несколько часов превратилось в пошлое, рванное тряпье.
Народу на пляже постепенно убавлялось. Кто-то уходил в джунгли, кто-то всё ещё пребывал в состоянии аффекта, кто-то отдыхал в тени. И как можно отдыхать, когда вокруг твориться такая чертовщина? Нет, конечно, можно. Гелика спокойно могла бы, но это Гелика, для неё не существует никаких рамок. Устремив свой взгляд на парочку, что стояла рядом со спящей женщиной( чем-то они её привлекли), блондинка живо направилась к ним. Интересно, а о чём они думают? Верят ли в спасение? Кто они? Любопытство. Затаив дыхание Гелика тихо подкралась сзади к девушке, что стояла рядом с мужчиной. Закрыв ей глаза, блондинка заговорщически произнесла:
- Никогда не угадаешь, кто я…
Какая интересная пара, однако. Фокс стала рассматривать стоящего рядом мужчину. Видок у него был ну крайне напряженный и серьёзный. Складывалось впечатление, что здесь сейчас случилось что-то ну очень важное, просто Гелика этого почему-то не заметила. Далее взгляд переместился на спящую женщину. И тут блондинка сразу заподозрила что-то неладное. Просто нельзя так сладко и тихо спать. Не опуская пальцев с глаз незнакомки, ирландка старательно исследовала женщину. И Гелика готова была поклясться, что та не дышала. У неё не было пульса! В таких вещах Фокс хорошо разбиралась. И мёртвого от живого могла спокойно отличить. Осознание того, что прямо перед тобой лежит труп, а играешь ты, скорее всего, с убийцами пришло не сразу. Пальцы стали медленно сползать с глаз незнакомки… Гел сделала один шажок назад. Она была готова к бегству. У них как-никак численное преимущество. Секунда и Гел понимает, что её лицо не отражает никакого ужаса и страха.  Ещё один маленький шажок назад.  Чтож. В принципе удивляться здесь было нечему. Люди жестоки и расчётливы. Интересно чем помешала им эта бедняжка?  Ещё один шажок назад. На лице по - прежнему никаких эмоций, только отвращение. Да, да отвращение.
- Вы убили её? Зачем? – холодно и спокойно произнесла блондинка. Просто она была на 100 процентов уверенна, что говорит с убийцами, абсолютно уверенна в этом. Поэтому не было никакого смысла врать и изображать ужас, шок, смятение. Просто она сейчас с ними договориться и всё... Если бы только Гел заметила пустую упаковку из-под снотворного… Всё было бы иначе. А сейчас она снова повела себя не правильно, снова, снова.

Отредактировано Gelika Fox (2011-11-29 01:06:31)

+5

45

Все мы философы до тех пор, пока нас не коснется что-то конкретное. Кристофер не знал, как бы повел себя на месте той дамы. Даже предположить, что у него мог быть ребенок, которого он мог потерять. И также если учитывать законы кармы, вселенной, и жанра, и точно знать что вера всего лишь продлевает агонию… Да, Крис немного тронулся бы умом.
- Плюс, не плюс. Очевидно, что ее ребенок не выжил при крушении. И она, кажется, понимала это.
У него не хватало слов, чтоб говорить об этом. Ему было безразлично. Он не знал ее, ни ее ребенка, да, он примерил себя в ее ситуации, да, это крайне сложно, печально, нечестно. Тут и заканчиваются человеческие эмоции, по крайней мере, социально приемлемые. Что положено говорить в таких ситуациях? В таком месте дислокации, в такое время, ну вы и сами понимаете. Крис мог бы развести полемику, на счет ответственности при принятии решения убить себя, но толку брюзжать уже над трупом. А грузить и без того морально уставшую Эрику было бы бесчеловечно.
Он был настолько занят мрачными мыслями, что и не заметил, как к ним присоединился новый персонаж. Крайне инфернальный и не вписывающийся в общую концепцию картины. И с каждым словом произносимым ею, у него появлялось желание то ли дать пощечину себе, то ли ей, то ли вообще наорать на всех и уйти куда подальше. Кристофера понесло, что говорится, в рай. Ох, эти женщины. То кончают с собой, то обвиняют в смертоубийстве.
- Гребаный насос, - мрачно проговорил Мур, сжимая пальцами виски. – Да ты Шерлок.
Он почувствовал удушающую волну раздражения. В данный момент Крис пожалел, что у него нет в руках ножа. Он с удовольствием всадил бы его в грудную клетку Гелики, чтоб та меньше принимала гениальных умозаключений.
Хотя как еще это выглядит со стороны? Не, слышь, мы мимо проходили, видим труп, давай думать, как бы с ним в прятки играть. Крайне справедливое негодование, особенно для невиновного. В какой-то момент англичанину показалось, что он в одной из Шекспировских постановок. Накал драмы бьет в темечко.
- Дамочка, умоляю тебя, держи себя в руках. – Тихо отчеканил Мур.
Он даже не удивился бы, если бы точно знал что Гелика и не мыслила о всей ситуации. Ну, у нее, по крайней мере, были проблемы куда больше, нежели кошачьи бои в воде.
- И прежде чем делать ложные выводы из общей картины, обрати внимание на детали.

+3

46

С каждой минутой темные краски сгущались, все вокруг угнетало с еще большей силой. Стоит ли говорить, что настроение плюнуло на происходящий хоррор и ушло, даже не попрощавшись. Эрика вымоталась, но старалась держать себя в руках. Хотя, что уж там, сейчас был вполне подходящий момент, чтобы упасть на колени и заорать: «Ущипните меня кто-нибудь, черт возьми!».
В задумчивости покусывая губу, девушка посматривала то на тело, то на бродящих по пляжу людей, то на водную гладь, то на Кристофера. Последний, к слову, тоже не испытывал нежных чувств к сложившейся ситуации, поэтому с таким же задумчивым видом погрузился в своим мысли. Со стороны могло показаться, что Далтон пытается придумать какой-то выход. На самом же деле, она никак не могла сосредоточиться, видимо, от усталости. Просто стояла и даже ни о чем не думала практически. Лишь изредка из груди вырывался тихий вздох, а с губ слетали какие-то односложные фразы, мол, мы что-нибудь придумаем.
Неизвестно, как долго Эрика и Кристофер простояли бы в такой бездейственной задумчивости. Но, как это часто бывает, рано или поздно появляется тот, кто сдвигает дело с мертвой точки. В голове вроде бы начала зарождаться дельная мысль, но процесс был безжалостно прерван, потому что глаза девушки вдруг закрыли чьи-то ладони. Это оказалось настолько неожиданно, что Эри едва сдержалась, чтобы не двинуть локтем по печени тому, кто решил так пошутить. Она и так была напугана, а тут еще такие сюрпризы. За пару секунд встревоженный мозг создал столько всяких невероятных версий, что любой режиссер позавидует. - Никогда не угадаешь, кто я…, - послышался приятный женский голосок. Санта, неужели это ты? После того, как Далтон уловила вполне дружелюбную интонацию, она даже успокоилась, хотя и держалась настороженно, мало ли что. Да и, в конце концов, раз уж Кристофер молчал, значит, никакой угрозы не было. Но нельзя исключать и другого варианта. Может, от Мура уже и след простыл, а вокруг брюнетки стояла куча местных жителей с копьями и бамбуковыми палками. Ну а девушка, которая закрыла ей глаза, просто для усыпления бдительности, скажем так.
Усмирив свою бурную фантазию, Эрика почувствовала, как незнакомка начала медленно убирать ладони с ее глаз. Какие-то секунды, и вот уже Далтон смотрит на Криса в совершенном недоумении. Развернувшись, она увидела ту самую блондинку, которая не так давно, пользуясь случаем, весело плескалась в океане. Лицо ее было почти непроницаемым, разве что в глазах читалось явное непонимание. Не заставив долго ждать, девушка решила высказать его. И это даже скорее походило на обвинение. Эри то ли в удивлении, то ли в шоке приподняла брови. Убили? Они? Фотограф, которого не особо-то волнует чья бы то ни было судьба здесь. Ихтиолог, который за всю свою жизнь ни одной рыбы не угробил, что уж про человека говорить. Зачем убили? Да вот, проголодались что-то, на каннибализм потянуло. Хочешь жить, умей вертеться. Или что-то в этом роде. Попахивает абсурдом.
В отличие от Эрики, у Кристофера нашлись подходящие цензурные слова, пусть и пропитанные раздражением. Нет, она была спокойна, просто не знала, как отреагировать на необоснованное заявление. И все же толерантность взяла верх. – Если бы мы ее убили, нас бы тут уже не было, согласись, - отголосок черного юмора заставил появиться на губах тень недоброй улыбки. – Судя по пустой пачке из-под снотворного, - Эри еле заметно кивнула в сторону женщины. – Она покончила жизнь самоубийством. Поняла, что сына больше нет в живых, и решила отправиться за ним. Коротко и ясно. Если смотреть со стороны Гелики, это, конечно, не алиби для Эрики и Кристофера, но звучит правдоподобно.
Брюнетка посмотрела на мужчину и, встретившись с ним взглядом, медленно моргнула, как бы говоря, что все под контролем, и чтобы он не нервничал. Подобная фраза, сказанная вслух, была бы точно лишней. Попадать под горячую руку не хотелось, поэтому Эри лишь понадеялась, что у Криса не возникнет желания двинуть ей по шее. Надеюсь, эта мисс сейчас не потащит нас к детективу?

+2

47

Говорили они крайне убедительно. Всё звучало слишком правдоподобно, слишком реально... Мужчина пытался держаться непринужденно, даже шутил, вообщем старался всем своим видом показать, что он нисколько не растроган столь трагической ситуацией, что ему по сути всё равно. И Гелика, если честно, искренни ему поверила.
Девушка вскоре так же подключилась к разговору. Оправдания. Она стала оправдываться, так же как и он. Гелика кинула взгляд на песок. Действительно рядом со «спящей» женщиной лежала пустая коробка из-под снотворного. Добровольно покончила с собой? Смешно и крайне неизящно. Если умирать, то с музыкой! То красиво и эффектно! Чтобы надолго остаться в самых страшных кошмарах свидетелей.
- Неплохие доводы, - она всё ещё сомневалась, но в любом случае, раз они всё ещё не попытались от неё избавиться, то врят ли в дальнейшем это произойдёт. Блондинка сделала несколько шагов в сторону, внимательно наблюдая за словами и жестами говорящих.
« Ошиблась! Я ошиблась! Они её не убивали. Неверный ход, Гел. Неверная стратегия»
Всё в секунду переместилось с ног на голову. Фокс поняла, что её дальнейший разговор с этими заговорщиками ни к чему хорошему не приведет. Они просто втянут её в очередное грязное дело. Чего-чего, а уже в первый день оказаться на крючке не хотелось. Не хотелось влипать в эту неприятную историю. Нужно казаться обычной избалованной девчонкой, которой очень «повезло» в браке и в наследстве. Не больше, не меньше. А для того, чтобы окончательно соответствовать образу нужно немного постараться…
Гелика медленно подняла глаза на парочку и хищно им улыбнулась. В глазах блеснул азартный огонёк. Are you ready?
Личико блондинки вмиг изменилось. Глаза округлились, рот приоткрылся, по всему телу словно прошла дрожь. Страх. Ужас. Потеря – включить, включить!
- Боже, - сначала тихо прошептала она, - ГОСПАДИ! ПОМОГИТЕ! Она покончила с собой! Боже, она мертва!! Кто-нибудь, пожалуйста!
Гелика стала переходить на откровенный крик. Он сменялся на нечто очень близкое к истерике. Фокс в ужасе стала смотреть по сторонам, словно ища кого-то. Кого-то по фамилии Ютт. Она искала его. Хотела увидеть. Только его. И только сейчас.
- Что вы стоите и молчите? Она…она... Что же теперь делать? КАК ВЫ МОЖЕТЕ БЫТЬ ТАКИМИ РАВНОДУШНЫМИ? – прокричала блондинка в лицо незнакомцам, хотя в принципе она знала их, виделись пару раз на корабле.
Сейчас Гелику словно подменили. Но в этом нет ничего удивительного, ведь сейчас она играла новую роль. Роль свидетеля. А причина проста. Как только Фокс смекнула, что лучше не лезть в это дело, что лучше просто воспользоваться ситуацией, чтобы «создать» образ – она принялась его создавать. Твори, дурочка, твори.
Блондинка нервно стряхнула мокрыми волосами и убрала их на другой бок. Закрыв лицо руками, она старательно пыталась успокоиться. Точнее делала вид, что пыталась.
- ПОЧЕМУ ВЫ МОЛЧИТЕ? – голос дрожал.
Всё больше и больше людей начали в изумлении оглядываться в их сторону. Несколько человек даже направились к ним, верно для выяснения обстоятельств. Ура!

+3

48

Когда тучи собираются над главной площадью Александроваца, а туман формируется в утренние ватные сгустки, такие, что с трудом можно разглядеть то, что происходит на несколько метров от тебя, горожане выходят из домов, направляясь на работу или по другим насущным делам. Лишь спустя несколько часов туман оседает на кое-где выложенную камнями в старом стиле мостовую, моросит, словно слепой дождь. Ближе к обеду тучи расступаются, не открывая взору все небо, а только давая намек на то, что оно где-то там существует, пропускают несколько рассеянных солнечных лучей. И это единственный солнечный свет, который получают жители Александроваца на протяжении многих месяцев.
Европейские города, сырая осень, холодная зима, серый пейзаж, который вбирает в себя чьи-то яркие кудри, улыбки, детский смех и превращает все это в однородную массу - вот, к чему привык Радослав, проведя в таком режиме много лет с самого детства. Последний период жизни в США заставил его привыкать к солнцу, кожа моментально загорела без каких-либо проблем. Возможно его отец был откуда-то с юга, но об этом Слав никогда не узнает. Все, что он помнил, лицо матери, которое со временем стиралось из памяти, оставляя лишь общие черты. Да, была фотография, но не здесь, а в одной из ячеек одного из банков, где он хранил кое-какие вещи, паспорта, деньги. К этой ячейке Кискинов не обращался вот уже 5 лет, она была для экстренных случаев.
Он вообще не был привязан к старым вещам или людям, достаточно было воспоминаний, тех, что оставались.
Предупреждение от мокрой женщины, которая прошла мимо него практически ничего не значило. Тот факт, что с Геликой не все в порядке был очевиден всем присутствующим. А вот и она собственной персоной выходит из воды в том самом платье, совершенно не думая о том, во что сухое можно будет переодеться.
- Слав, ну почему ты всегда появляешься так не во время? Мы только начали по-настоящему веселиться, а то на этом острове и помереть можно со скуки, а я этого не хочу, - он поднял глаза, чтобы посмотреть на идущую к нему блондинку.
Да, это еще один вопрос, на который он не хотел отвечать и больше того, не считал нужным вообще тратить на это время. А вот она, кажется, решила, что он очень рад ее видеть потому, что обхватила руками его шею и прижалась всем своим мокрым телом.
Радослав безэмоционально положил руки ей на талию и отодвинул от себя.
Зачем ты купалась в одежде? - пауза после комментария о клубнике, взгляд на футболку, на которой осталось влажное пятно. Нет, не хочу прогуляться. Как захочешь есть, найди меня.
Он отвел взгляд, давая понять, что разговор окончен, собрал разбросанные фрукты в куртку и отошел в тень, намереваясь там и остаться на некоторое время.
Все это было не для него. Это солнце, пляж, загорелые люди, которые воспринимали случившееся слишком легко, бездумно и беспечно. Он имел мало надежды на поход детектива, поэтому...
ГОСПАДИ! ПОМОГИТЕ! Она покончила с собой! - а вот и кое-что знакомое, лучше не вмешиваться.
Безумная Гелика сама разведет весь шум, а потом прибежит под крыло жаловаться на то, что осталась непонятой. Слав потер лицо ладонь, было невероятно жарко, капельки пота остались на указательном пальце, когда он убрал руку. Волшебное преобразование и в поле зрения появилось две женщины: Мод вся в какой-то грязи и Джин, которая бежала к воде...в одежде.
Да что происходит с людьми на этом острове?
Слав взял в руки два фрукта, сложил куртку и спрятал ее за деревьями, накрыв несколькими пальмовыми листьями, двинулся к морю. Видимо Сиберг не собиралась долго плескаться в воде, потому что она уже выходила ему на встречу, выжимая свои мокрые длинные волосы.
Что случилось? - спросил он то ли у Джин, то ли у Мод. Где Томер? - да, с некоторых пор, его волновал еще и этот вопрос.
Француз сам подал голос, на который Слав повернулся и бросил тому в руки один фрукт. Мистер Смит подмигнул и принялся есть, не дожидаясь приглашения.
Возьми, ты ела вчера днем, - серб протянул оставшийся фрукт женщине, вкладывая его в ее мокрые руки.
Мокрая  футболка прилипала к ее телу. Морской бриз не был настолько дружелюбен, как казалось на первый взгляд.
Тебе не стоит ходить в мокрой одежде, - похоже у меня тут целый детский садик на пляже.
Серб потянул края футболки вверх, намереваясь снять ее и отдать на какое-то время Джин.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2011-12-04 18:02:26)

+3

49

Джунгли 2

Дорогу она помнила, даже несмотря на пережитое. Так они и пошли: две брюнетки, одна в коконе из грязи и потрепанных листьев, вторая – со следами на некоторых частях тела. Говорить, что идти было писец как некомфортно – молчать в тряпочку. Солнце жгло нещадно, и хоть могло показаться, что тень от деревьев немного спасает – брехня! Жара сама по себе была угнетающей. Мод казалось, что еще немного и она превратится в этакую глиняную женщину. Баба-Горшок – новый супергерой, борется на незнакомом участке суши за добро, справедливость и чистые одежды!
Попытка пошутить в другое бы время вызвала непонимающий взгляд. Да и случись это с кем-то другим, она бы еще и упрекнула Джин в том, что напоминает человеку об этой гадости. Но учитывая состояние женщины и её большую радость, просто огроменную радость от ощущения жизни и возможности двигаться, не боясь, что следующее движение превратит её в мистера Стэплтона…я уже упоминала, что мать Мод была фанаткой детективов, и Мод пришлось одно время перечитать всё, что было в домашней библиотеке?
- Я коп, - ответила Уильямс, и после секундной паузы продолжила, - обычный детектив. И ты не поверишь, из какого отдела…
На последних словах она незаметно улыбнулась. Она не будет сейчас рассказывать Сиберг о вреде наркотиков. Эта женщина, не косвенно, но спасла ей жизнь. И пыталась ободрить. И беспокоилась, хотя бы одной фразой, хотя бы пару минут, но беспокоилась. А ведь могла так же развернуться и уйти, как француз.
Когда они оказались вновь на пляже – там творилось что-то вообразимое, но не очень логичное. Какие-то крики, суматоха, хорошо знакомая уже блондинка выписывала круги по берегу и нервировала окружающих. Джин решила на всё забить. И Мод, вопреки долгу и извечному стремлению навести порядок, была с ней полностью солидарна. Хотелось смыть с себя всю эту дрянь как можно скорее.
И в то время, как певица направилась к воде в одежде, Уильямс бросила кучку веток наземь, а затем по одной начала втыкать их в песок, образовывая этакий прямоугольник из торчащих палочек. О, кто это? Приближается мистер Срал-Я-На-Ваше-Общество...
- Что случилось? Где Томер? Томер, значит. Вот теперь и я знаю имя своего великодушного спасителя, с привычкой говорить правду-матку о запахе женщины. А что случилось? Неужели я прям так дерьмово выгляжу? А вот остался бы – может, ничего и не случилось бы…
- Я попала в трясину, - Мод бросила взгляд мельком на серба, после чего кивнула Томеру, - а этот мистер и Джин мне помогли.
Вот и всё. Коротко и ясно. Можно в воду не глядеть, чтоб знать – этому человеку, в принципе, по большому счету плевать на подробности, да и она не очень желает распространяться о деталях. Фрукты были благополучно поделены, а что Мод – Мод грязная. Ну, обычный результат, когда ты хочешь чем-то помочь, хочешь, как лучше, а получается – как всегда.
В отличие от Джин, она не собиралась лезть в воду в одежде, хотя всё, что на ней было – нуждалось в хорошей такой стирке. Но это лучше делать руками, а не просто побарахтаться. Хорошо, хоть солнце яркое и очень, очень теплое. Не придется сильно мерзнуть.
Она начала торопливо раздеваться: сначала стянула с себя джинсы, под слоем грязи не было заметно, что они черного цвета, затем сняла легкий свитер, и осталась в черном белье, без одной бретельки на бюстгальтере. Раздеваться перед двумя мужиками – не очень-то уютно себя чувствуешь, ну, а как еще? Наступила очередь ботфортов, из которых успешно были высвобождены ноги.
Ни слова не говоря, она подняла свитер и направилась к воде, зашла по пояс и начала полоскать. Руки двигались быстро, без промедления и усталости. Хватило одной минуты. Вещь за вещью, и вот – уже второй ботинок она выносит на берег и аккуратно кладет рядом с веточным прямоугольником, на который водрузила свитер и джинсы. После чего зашла в воду, уже с пустыми руками, окунулась с головой, и начала смывать с себя и волос остатки грязи.
Выходя на берег, она за несколько мгновений выжала короткие волосы. Мокрое белье – почти что купальник пляжный.
Сейчас бы воды выпить…или чего покрепче...

Отредактировано Mod Williams (2011-12-05 16:13:13)

+3

50

Джин Сиберг всегда говорила (и многие газеты разрывали эту цитату на куски, выдёргивая из контекста): «я глотаю не меньше наркотиков, чем все остальные. Я не собираюсь идти на ток-шоу и обсуждать там свои проблемы, потому что для меня это всего лишь развлечение. Я обожаю как следует нажраться, это лучшая вещь на всем долбаном свете». О чём она не упоминала, так это об отходняках: таких, чтоб голова раскалывалась, а из неё вылазил маленький и злобный Гомер Симпсон. Сейчас было не совсем так – спасибо Томеру и его дорогому кокаину, на который он наверняка тратит бабла больше, чем на шлюх.
С таким кокосом можно и совсем без шлюх.
Вода в океане была на удивление прохладной, и это тоже помогло. Голова Джин стала чистой, а тело – свежим, да и эмоции, до этого бушевавшие в ритме буги-вуги, пришли в некое подобие равновесия.
Она не то чтобы не любила плавать – просто нечасто это делала, предпочитала окунуться и валяться возле бассейна. Если же говорить о курортах подобного толка, то им Сиберг предпочитала места, где ты ходишь по брусчатке – что-то вроде Амстердама, где есть возможность регулировать погоду с помощью кондиционера и алкоголя. Так что она провела в воде лишь пару минут, не больше, даже не ныряя с головой – а потом пошла на берег, к Мод, которая возилась со своими палками. Вся одежда промокла до нитки, и Джин запоздало вспомнила, что в кармане был мобильный – Аааа, к чертям!. Сквозь ставшую полупрозрачной белую ткань (от грязи и следа не осталось), теперь прилегающую как вторая кожа, просвечивался белый топ, татуировки и её пупок. Волосы растрепались, пучок распался, и теперь набухшие от воды пряди мертвым грузом лежали на плечах, груди, спине, прилипали к рукам… Она собрала их вместе, перекинула через правое плечо и, скрутив, начала выжимать.
Жить стало гораздо легче – по такой жаре, похоже, из воды вообще не стоит вылазить. Джин подняла взгляд наверх, думая о том, как скоро там появятся вертолеты спасателей, а потому не заметила, как перед ней появился Слав. Она чуть не врезалась в него, благо вовремя затормозила.
- Что случилось?
Джин внимательно посмотрела на Мод, которая еще не успела зайти в воду, предоставляя ей возможность самой рассказать о своём вонючем приключении. «Индиана Джонс в поисках дерьмеца ацтеков» - а что, неплохое название для серии Южного Парка.
Засим он поинтересовался, где Томер. Взаимная любовь этих двоих начинала напрягать Джин: когда она была с Томером, то они разговаривали о Славе, кажется, теперь всё будет наоборот. А француз, сукин сын, был целехонек и доволен жизнью – Ещё бы, если б мне так отсосали, я бы тоже не жаловалась.
Пока они обменивались любезностями и едой, Джин опустила взгляд вниз, на свои ноги, точнее, на ступни, к которым прилип влажный песок, и пошевелила пальцами на них.
- Возьми, ты ела вчера днем
Она всё продолжала смотреть вниз, на пальцы ног, только улыбнулась, вспоминая. И лишь когда Слав вложил что-то ей в руку, подняла взгляд на него.
- Так и ты. Мы же вместе обедали.
Вчерашний день – как будто был месяц назад, совершенно другая реальность. Целое утро словно в каком-то наваждении, гормональном угаре, любовном экстазе. Меню ресторана предлагало самые изысканные блюда, в нем даже мраморное мясо и рыба фугу были – но им безумно захотелось пиццы. Разносчик оказался по совместительство и барыгой, но купленной травы Слав, ушедший в душ, не видел, а Джин успела убрать её перед тем, как пошла звать серба. Пока она его звала, пицца успела остыть…
А сейчас – сейчас всё совсем по-другому, как будто той остановки на Ямайке совсем и не было. Да, секс действительно всё усложняет. Но, как говорила всё та же мудрая Ирма Сиберг, «если раньше было хорошо, а теперь плохо, верни так, как было раньше».
- Тебе не стоит ходить в мокрой одежде, - Джин приподняла брови.
Ну да, здесь же всего-то 50 градусов хреновой жары.
- Лучше в мокрой, чем в грязной.
Но Слав, похоже, говорил на полном серьёзе, ибо начал стягивать с себя футболку. Джин машинально проследила за движением его рук: светлая ткань приподнялась достаточно, чтоб Джин увидела блядскую дорожку на его животе – а остальное её фантазия дорисовала тут же. В общем, решимость обсудить возврат к «раньше» сильно пошатнулась, и нужно было остановить его, пока гормоны не взбунтовались. Что Джин и сделала с присущем ей тактом. То есть свободной рукой (одна до сих пор сжимала какой-то фрукт) схватила его за запястье. Ладонь у неё была холодная, влажная и солёная (ну, на случай, если бы Слав вздумал облизнуть её).
- Не надо, - мягкий голос и добрая улыбка компенсировали резкое движение и силу, с которой она вцепилась в его руку. – Она быстро высохнет, а у меня от жары, типа, крыша начинает ехать.
Она отпустила руку Слава и наконец посмотрела на еду, которую он дал. Это был красный круглый плод, знакомый всем по йогуртам.
- О, манго, обожаю их. Однажды мы с Блэйком сожрали их по два кило, и это ооооочень плохо закончилось, - она покачала головой. – Спасибо. Но… слушай, я хотела с тобой кое о чем поговорить. Наедине. Не против? – взгляд на Мод, устроившую большую стирку, а убедившись, что у той нет суперважных дел, в которых не обойтись без участия Джин, Сиберг поманила Слава в ту часть пляжа, где было мало народа, но много камней. На один из них - тот, что повыше, - она, босая, села, лицом к сербу.
- Слушай, я знаю, тебе последние дни было нелегко из-за меня. Ну, из-за того, что я сделала, - она понизила голос, чтоб никто не услышал. – Прости, что, типа, втянула тебя во всё это. И я реально ценю всё, что ты для меня сделал. Мы клевая команда, можем завалит ещё парочку человек, - она хрипло рассмеялась, но увидев лицо Слава, перестала. – Да, неудачная шутка… В общем, я вижу, что тебя что-то напрягает – ну, вся эта херня на пляже, потом там, с Томером. Не хочу, чтоб ты на меня злился, так что если случайно обидела чем – прости. И нет, я не хочу сказать, что все, что было на Ямайке – ну, на пляже, в лифте, в номере… хм… - она не смогла удержать улыбки, вспоминая об этом, - в общем, это нифига не ошибка, и я ни о чем не жалею. Но, может, для нас было бы лучше быть просто корешами, как и раньше? Меня хотя бы тогда не будет так задевать, что ты трешься возле этой блондиночки… А когда нас уже заберут отсюда и мы вернемся в Нью-Йорк, сходим куда-нибудь и выпьем пива. М? – она шутя ткнула Слава кулаком в плечо, как делают настоящие братаны.  – Что скажешь?
… Мать Джин была человеком творческим и романтически настроенным; кроме того, она была очень умной в плане вещей возвышенных, духовных. И с Джин они кардинально различались: Сиберг-младшая была реалисткой, более приземленной, никогда не задумывалась о жизни после смерти или высшей ценности дружбы, чувства не отделяла от чувственности и была открыта всему, что может принести положительные эмоции и физическое наслаждение. Она тоже была умной, но ум её был гораздо проще: не обижаться на неуместно сказанные слова, воспринимать неудачи как часть процесса обучения, не загоняться по поводу того, что тебя бросили. Ум был житейским, а в плане понимания чужих тараканов – увы, этот дар так и остался у Ирмы Сиберг.
И Ирма, узнав о взаимоотношениях двух конкретных людей, сказала бы, с присущей ей склонности к гиперболизации, что эта история – о сильной, но непоследовательной любви, о разрывах и примирениях, о любви вечного преодоления, - она лишь крепнет от препятствий, которые ей приходится преодолевать, хотя за ними ее ждут все более тяжелые испытания. Любовь для Ирмы – это бег с препятствиям. Расходящиеся, пропадающие из виду тропинки неопределенности, запутанные лабиринты подозрений и предательства, уносящаяся вниз дорога самой смерти: таков ее путь. Это человеческая любовь, которую очень просто спутать с любым другим из чувств, на которые мы способны.

+2

51

Объяснения Мод были приняты к сведению, хотя серб не был удивлен тем, что она попала в первую же лужу с дерьмом. После предложения полезть на дерево за яйцами в его воображении с женщиной происходили еще более страшные вещи в джунглях. Но оставим эту тему и будем более внимательны, направляясь в глубь острова, чем он и собирался заняться ближе к вечеру или завтра.
Радослав был уверен, что вертолетов со спасателями они сегодня не дождутся, если дождутся вообще. А, с другой стороны, что еще им оставалось делать, кроме как надеяться на чудо? Взять Джин за руку, уйти в закат, построить хижину и нарожать куча слабых из-за пристрастия к наркотикам и морально неустойчивых из-за проблем с психикой у отца детей? Это невозможно ни в этом, ни в каком-либо другом мире…
- Так и ты. Мы же вместе обедали.
На этот раз он опустил глаза, глядя на босые ноги женщины. Он помнил этот обед, предыдущий завтрак и поздний ужин на Ямайке. В шлюпке попытался выкинуть все это из головы, но она выжила.
Говорить сейчас о сожалении было бессмысленно, он не сожалел, наоборот, радовался. Но все это было невозможно ни в этом, нив каком другом…подождите…все это уже было.
Обо мне не беспокойся, – он поменялся в лице, убирая все нерешительность и сомнения, снова уставился на женщину, которая остановила его свободной рукой.
Серая ткань футболки опустилась на пояс, он положил обе ладони на пояс, чтобы не оставлять их болтающимися по швам, словно бесполезные придатки. Однако одна из них соскользнула и сжалась в кулак после милой веселой истории о Блейке, с которым Сиберг съела большое количество манго.
Это безусловно была очень важная информация для него, особенно учитывая тот факт, что на левой груди у Джин была татуировка с его именем. Он сжал зубы, мышца дернулась под левым глазом, передавая судорогу ниже к щеке и к скуле – результат давней травмы, в результате которой пришлось лечить лицевой нерв.
Давай поговорим, – усилием воли Слав расслабил мышцы , согласно кивнул и пошел за ней в ту часть пляжа, где оба сели друг напротив друга на теплые камни.
Джин шутила, она опять говорила о том, как ему было нелегко из-за того дела с мертвым менеджером. Эта женщина до сих пор не поняла, что ему было все равно. Хорошо, пусть так все и остается.
Слав внимательно слушал ее, разглядывал лицо Джин ее черные длинные волосы, высокие скулы, капли соленой воды, стекающие от виска по щеке. В голове крутились слова какой-то песни, которую он услышал на лайнере перед крушением “we found ur love in a broken place”. Никакой любви не было, для нее не было, возможно немного ревности.
Мы клевая команда… вся эта херня на пляже, потом там, с Томером, – он не хотел знать о том, что там было с Томером, потому что тогда пришлось бы разорвать их договоренность немедленно.
Если случайно обидела чем – прости, – Радослав покачал головой, а Джин сказала, что ни о чем не жалеет и предложила остаться корешами, ударив его своим маленьким кулаком.
Он бы и рад сказать «нет»,  наклониться к ней и буквально почувствовать соль на ее коже, касаясь своими губами. Но мозг Радослава Кискинова работал по-другому. Решив, что, ввязав ее в свою жизнь, он обрекает  Джин на страдания и вполне вероятную смерть, сейчас серб не сделает шаг назад, а останется на выбранной позиции. Психолог назвал бы это отсутствием ролевой модели отношений, семьи,  рок звезда назвала бы глупостью, он же считал это единственным верным решением.
Мужчина подался вперед, упираясь ладонью в камень, который находился повыше других. Протянув другую руку, он положил ладонь на ее шею, убирая большим пальцем прилипшую к щеке мокрую прядь волос. Для этого человека подобный жест  - откровение, как сказать «люблю тебя».
Мы попробовали, но видно рок звезда и, – он улыбнулся, - финансист не очень удачное сочетание. Я бы не стал есть манго килограммами, – Радослав убрал руку, а спустя несколько секунд сместил тело обратно, убирая руку с камня.
Хорошо, – подмигнул, - встретимся в Нью-Йорке, по пиву, – хотя, конечно, и это будет невозможно.
Секундные сомнения, размышления и нет, снова ничего, только имя, которое вырвалось как-то поспешно:
Джин,  - Слав кашлянул, - на пляже кто-то покончил с собой. Я не знаю подробностей, там сейчас Гелика. Просто будь осторожна, не отходи далеко от француза или…от меня, - от копа и моряка, когда они вернутся.

Отредактировано Radoslav Kiskinov (2011-12-05 20:29:20)

+3

52

- Я лучше буду тусоваться поближе к тебе. Глядишь, и мне ещё добра перепадёт, - она, усмехаясь, подбросила в руке манго и откусила от сочного фрукта. И дальше (с набитым ртом, размахивая фруктом): - Да брось, ты же не думаешь, что мы здесь застряли надолго? Да в каком же, блин, гребаном мире это возможно? У них есть все эти спутники, локаторы, вертолёты и новомодные штучки как у Джеймса Бонда - странно, что нас ещё не нашли.
Джин поднялась на ноги - на камне остался влажный след от её джинсов. Удивительно, с какой лёгкостью мы нарушаем общественные и (если идти от общего к частному) родительские запреты, когда некому нас контролировать. Не ходи в мокрой одежде, не сиди на холодном, не занимайся сексом до 17 лет... Ах да, вы же не знаете эту историю?
Так получилось, что у матери Джин был какой-то мантрический пунктик по поводу 17 лет. Видимо, когда Джин была подростком, Ирма как раз обратилась в очередную религию (а делала она это с завидным постоянством), запрещавшую совокупление до вышеозначенного возраста. И Джин пришлось на Торе поклясться, что её метафизический пояс верности останется закрытым. Правда, они с Блэйком нашли выход своей любви в искусстве, которое Джин наглядно продемонстрировала получасом ранее. Как раз в то время появилась их группа под странным названием Swain’n’honey, а это - ночные посиделки в гаражах, пьяные вечеринки, первые наркотики и вообще сплошные семидесятые. К чести Блэйка стоит сказать, что он свою подружку дождался и пойман на измене не был ни разу, но обо всем ли знала Джин, история умалчивает.
В общем, в её 17-ый день рождения, пьяные и убитые вусмерть, они свалили с вечеринки, чтобы сгонять за гамбургерами в ближайший МакДак. Блэйк захватил с собой гитару, и в лифте начала прикалываться, изображая, как он будет прыгать и кривляться на сцене, когда они станут знаменитыми. Лифт не выдержал экспрессии его выступлений и застрял. Там-то все и случилось. С одной оговоркой. На следующее утро Джин проснулась в полной уверенности, что до сих пор хранит девственность, и, довольная своей невинностью, прожила в девках ещё целый день (благо Блэйк тоже ничего не помнил), до тех пор, пока не вернулась домой и не узнала от Ирмы, что позвонила ей в ту памятную ночь из телефона-автомата и, жуя гамбургер, заявила: "Мама, я потрахалась!".
... Джин несильно сжала руку серба и заглянула ему в глаза.
- Нас спасут, я уверена. Жалко, конечно, тех, кто остался на Селебрити, но мы-то живы. И я не хочу кончать с собой, как та тёлка на пляже. Плохое случается постоянно. У меня регулярно что-нибудь не получается, день за днем, и уверяю: у меня случались колоссальные провалы. Большие, публичные, унизительные и постыдные. Такие, когда все, типа, показывают пальцами и говорят: «В пятый раз у неё нихрена не вышло, вот дура». Тут же приходят продюсеры и говорят: «Джин, ты, конечно, зайка, но знаешь, так не работают. Почему бы не попробовать иначе?» Всегда хочется ответить: «А почему бы вам не отсосать?». Так что не грузись, всё будет хорошо, - она подмигнула Славу и снова откусила от фрукта. - Пойдем на пляж?
Когда они вернулись, Джин подошла к Мод и протянула ей оставшуюся половину манго:
- На, подруга, закинь в топочку.

+2

53

Странное все же существо, человек. Дивное да тупое, иначе и не сказать, всевышний крайне налажал с механизмом реакции в экстренных ситуациях. Какой смысл волать на весь пляж, сея панику в ряды, от этого никому легче не стало. Гелике может и стало, а вот у Кристофера уже срывает крышу. Ладонями он вцепился в ее плечи, достаточно ощутимо, но не так сильно, чтоб нанести вред. Мало ли кто там, какой хрупкости.
Рот закрыла, - рявкнул Кристофер, встряхнув Гелику, так что у той клацнули зубы. – Соберись. Бабу ором не вернуть, кругом люди, прекрати истерику.
Он с удивлением обнаружил, что едва ли узнал свой голос, изменившийся и исказившийся от злобы и нервного напряжения, что копилось с самого начала крушения. Отпустив женщину, он отошел на пару шагов, нервно облизывая пересохшие губы.
Кристоф не был уверен на счет правильности своих действий, раньше он никогда не имел дела с такими экземплярами. Если ребенок капризничает, его нужно оставить наедине со своим припадком, пока он наконец не поймет, что все действия тщетны. Стоит сказать, что и с детьми Кристофер мало находил общего языка.
Гелика вроде была не глупа, но сейчас реагировала как раз по шаблону, стереотипно предписанному слабому полу.
Сгорбившись, он на мгновение закрыл глаза, все надеясь, что когда он их откроет, он окажется дома. Наконец, потирая ладони, он распрямился. Он повернулся к единственному адекватному соратнику. Проникновенно посмотрел на Эрику, и вспомнил, что говорили ему о почестях к трупу. В конце концов, это человек и вообще его потом чёрти изжарят. Тяжко вздохнув, Крис кивнул в сторону, где был мертвец.
Надо что-то делать с ней, пока не начался естественный процесс, - мрачно заключил Мур, и, прищурившись, поднял взгляд на лазурное небо. – Пойду, прикрою ее. Чтоб лишний раз не нервировать окружающих.
Одарив Далтон взглядом «дома меня жди со щитом, женщина», направился к покойнице. Ему немалых сил потребуется, чтоб пересилить себя, снять с каменного тела тонкий свитер. Потом ему потребуется чужая помощь в поисках чего-то похожего на лопату, священника и желательно гроба.

Отредактировано Christopher Moore (2011-12-05 23:19:13)

+5

54

Солнце светило ему в глаза, приходилось щуриться. Утром Радослав не побрился, а это значит, что сейчас лицо уже покрылось еле заметной, однако ощутимой щетиной. Он почесал подбородок, ощущая как сухая кожа начинает пощипывать от солнечных лучей, которые так и липнут к ней, не смотря на ветер кое-какую тень, которую создавали деревья в джунглях. К концу дня у людей с белой кожей будут проблемы с повышенной температурой и возможно даже ожегами.
Джин говорила так наивно, словно она не понимала, что происходит. Возможно так оно и было, так долго жить, имея все, что нужно, всегда означает потерять умение оценивать ситуацию с позиции того, у кого нет ничего. Отсюда купания в одежде, истребление всех запасов воды и пищи за раз...беспечность.
Все изменится.
И правда, странно, что нас до сих пор не спасли, - он снова улыбнулся и поймал ее руку, в которой Джин держала откушенный фрукт.
Удивительно, что "дружба" делает с людьми, совершенно другие правила. Каждый платит за себя, касания не считаются. Можно спать вместе, но только иногда и не снимаю всей одежды. Целый новый мир. Слав укусил фрукт и отпустил его вместе с рукой женщины. Липкий сладкий сок потек от кончиков губ к острию подбородка. Тыльной стороной ладони серб стер его с лица и опустил руку в прибывающую к камням воду, смывая следы нектара.
Все это так воодушевляет. Ты всегда знаешь, что сказать, Джин, - на автомате проговорил он, а потом почувствовал ее руку на своей и, словно очнувшись, поднял глаза: Все будет хорошо, даже, если нас найдут не так скоро, как ты думаешь, -даже, если нас не найдут вообще.
Он поднялся с камня и зашагал по белому песку к разворачивающейся трагической сцене с истерикой по поводу самоубийства. Пока их было трое. Кудрявый мужчина тряс Гелику, чтобы та успокоилась.
– Рот закрыла, - тестостерон из парня просто выплескивался. – Соберись. Бабу ором не вернуть, кругом люди, прекрати истерику.
И да, ее нужно было немного встряхнуть, но...
Хей! Умерь свой пыл! - тяжелый взгляд остановился на мужчине в то время как Радослав протянул руку ладонью вверх, как-бы приглашая Гелику подойти к нему. Возьми складную лопату в шлюпке, она там точно есть, я видел, когда выходил. С этим нужно что-то сделать, - он перевел взгляд на труп, затем на женщину, которая казалась спокойной, - что вообще произошло?
Да, меньше всего он хотел изобразить сценку "в городе новый шериф", но Гелика привлекала слишком много внимания.

+4

55

Кажется, блондинка им поверила. Ну или сделала вид, что поверила. Во всяком случае, Эрика с облегчением выдохнула. Может немое обвинение в убийстве все еще и висело в воздухе, но уже так не давило. В общем, теперь можно было расслабиться и продолжить неспешные рассуждения на тему умершей матери Джека.
Проведя ладонями по лицу, чтобы окончательно успокоиться и вернуть себе способность здраво мыслить, Далтон кинула мимолетный взгляд на Гелику. Вот тут-то и началось веселье. Сначала на губах блондинки мелькнула коварная улыбка, в следующую секунду спокойное выражение лица сменилось на панику, а затем над пляжем пронесся вопль, способный заглушить взлетающий боинг. Глаза Эрики в ужасе расширились, рот приоткрылся в немом удивлении. Если бы челюсть могла отваливаться, как это бывает в мультфильмах, она бы уже давно совершила столь нехитрый маневр. Твою мать…
Гелика голосила, как пожарная сирена. Естественно, столь отчаянные крики не могли не привлечь внимания остальных спасшихся. На троицу мгновенно обратились все взгляды: испуганные, заинтересованные, равнодушные. Именно этого Эри и старалась избежать. Хотелось избавиться от трупа как можно тише, не привлекая особого внимания, чтобы лишний раз не нервировать людей. Но мисс Фокс решила сделать сей факт достоянием общественности. Причем у нее это отлично получалось. Актерище, блин. Сжав пальцами переносицу, брюнетка прикрыла глаза. Угораздило же ее заварить эту кашу. Наверняка с подачи Гелики на них с Кристофером теперь будут странно посматривать. Конечно, все поверят, что женщина покончила жизнь самоубийством, но на самом-то деле никогда не помешает вести себя настороже. Вдруг эти двое все-таки приложили свои тощие ручонки к этому делу.
Блондинка все кричала, пытаясь достучаться до Эрики и Криса. Ее якобы волновало, почему они молчат. Ну а что говорить-то? Слова наружу лезли не самые благозвучные, да и желания оправдываться не было. Но тихонько устроиться под пальмой, накрывшись листьями и заснув, тоже не получится. Сегодня Далтон наверняка не один раз придется рассказывать о еще одной внезапной смерти, идущей бонусом к жертвам на лайнере. Ну я тоже молодец, не нужно было строить из себя психолога и лезть с утешениями к той даме. Неожиданно рядом послышался чей-то резкий озлобленный голос, и Эрика была вынуждена отвлечься от своих размышлений. Она ожидала увидеть рядом с Геликой кого угодно, но только не Криса. Тихий и спокойный фотограф, который вроде бы предпочитает куда более мирные способы решения проблем, сейчас выглядел настоящим самцом. Может, конечно, с девушками надо быть нежнее, но в случае с блондинкой такой способ, как «встряхнуть», был единственным верным. – Он прав, - с железными нотками в голосе произнесла Эрика, смотря на источник шума.
Она хотела еще что-то сказать, чтобы утихомирить Гелику, но вокруг них постепенно образовывалось кольцо, и многие интересовались, что же, черт вас за ногу, случилось. – Самоубийство. Она поняла, что сына не вернуть, и приняла лошадиную дозу снотворного, - Эр покосилась на труп, а затем взглянула на мужчину, который, собственно, первый поинтересовался.
Похоже, каждый посчитал своим долгом спросить о случившемся. Вопрос звучал на разные лады, в ушах уже неприятно гудело. Бросив несколько коротких фраз о самоубийстве и услышав нечто вроде «о боги, как же так!», Эрика в миллионный раз вздохнула. Была все-таки единственная маленькая отдушина. В очередной раз поймав взгляд Кристофера, девушка попыталась передать все те крепкие и красочные фразы, крутящиеся на языке. Оставалось надеяться, что им на двоих хватит оставшейся пачки сигарет, чтобы успокоиться и унять раздражение.

+3

56

Одежда была развешана, ботиночки стояли рядышком друг с другом, соприкасаясь верхушками и напоминая двух пьяных друзей, которые не в силах разминуться. А Мод стояла, стояла и возвышалась над ними, с мрачным выражением лица, подобно тому, как строгий отец стоит у сына-подростка над душой и собирается сделать ему выговор, ведь тот взял его кассету с порнушкой!
Пальцы ног самую малость погрузились в песок, горячий наверху, и чуть прохладный внутри. Ткань белья должна была высохнуть очень быстро – она уже теплела, хотя маленькие капли периодически медленно сползали по телу вниз. Темные волосы, короткие, но густые, свисали до плеч безжизненными веревочками.
Джин и Слав подошли (к слову, Мод была настолько поглощена вопросом стирки, что и не заметила, как их отсутствия. Да и пара метров – это не отсутствие…). Певица отдала ей половинку надкусанного манго, сочного, что продуктовые магазины обзавидовались бы. Слав направился к истеричной блондинке, вокруг которой понемногу собирались люди. Несомненно, Джин захочет последовать за ним.
Мод поблагодарила её за фрукт и легонько кивнула на серба, продолжая:
- Вы идите, а я подойду позже, как одежда высохнет…, - пауза, - хватает на пляже и одной девицы в неглиже…
Бретелька от лифа, отданная ради перевязки ладони Эрики в шлюпке, больше не могла скрывать маленькие шрамы от огнестрельного ранения: недалеко от ключицы спереди, и на верхушке спины сзади. Навылет, ёпт. Это не могло радовать – шрамы украшают мужчин, и у Мод не было никакого желания посвящать в вопросы недостатков своего тела остальных. Но что уже можно сделать? А ничего.
И «ничего» - в буквальном смысле. Взгляды других людей, пусть они и не так близко, заставляли женщину чувствовать себя звездой-преступницей под прицелами фотокамер. Так и хотелось возопить: Вы что – женщину в белье впервые видите? Мы же на пляже, в конце концов!
Ближе всех к ней находился Томер, которому, наверное, было плевать на то, что кто-то там покончил с собой.
А тебе разве нет? И то, что на тебе мало одежды – не оправдание, а так…жалкая отмазка…

+3

57

Oh, I was a real man stealing all the trade
I was strong and self-made, well-paid, so groomed, persuasive
You were walking home that night, too kind to be illusive
Where do you live? What do you give? Who are you with?
And how you getting home?
Does everybody know right now exactly where you are? Woah
Step inside's a step too far

Все это напоминало детский садик "Вишенка" младшая группа, мужчина воспитатель, которого по приданиям американского кинематографа выгнали из армии или направили на спец. задание в это самое учреждение, вышел на середину игровой площадки, покрытой песком и властным тоном задал несколько вопросов.
Так и захотелось промолчать, но уговор есть уговор, а в руках серба еда, что после наркотиков - самое то.
Присутствует! - громко анонсировал Томер, а затем поймал брошенный фрукт, выставив руку вперед и подмигнул Векославу.
Продолговатый как большая картофелина с красноватой кожицей фрукт удачно лег в ладонь. Томер какое-то время наблюдал за беседой серба и Джин. Слова уносил ветер, а вот лица и были очень даже красноречивы.
Разговор, которого оба хотели избежать, много прикосновений, которые меняли выражения лиц. Все ясно, у них был секс и ревнивая сербская собака лежит на сене, подкупая каждого, кто захочет залезть звезде под юбку. Мысль о том, что Слав не так прост рассеялась, Томер решил сменить вид.
Неподалеку в воде плескалась и плескала свои вещи та самая женщина из грязи. Сейчас, когда потоки дерьма были смыты с ее кожи, перед ним предстал совершенно иной образ, тонкой подтянутой барышни с темными волосами и выразительными глазами. Ее позвоночник изогнулся, когда девушка наклонилась, чтобы ополоснуть вещи в море, свет играл с влажной кожей, черное белье подчеркивало все нужные места.
Француз достал из кармана канцелярский нож и принялся отрезать кусок за куском от фрукта, отправляя их в рот.
Здесь очень жарко, вещи быстро высохнут, - заговорил он, когда двое странных птиц (язык не поворачивался назвать их голубками) ушли.
У меня еще осталась половина фрукта, а здешние крики мешают пищеварению. Не хотите прогуляться по пляжу, заодно и обсохните, а я найду покой. М, Мод? - он стоял в тени, прислонившись к пальме, в одной руке нож, в другой фрукт.
Не дождавшись ответа, двинулся мимо конструкции из палок, под мышкой был пиджак и журнал.
Аllé à! - он обернулся, остановив взгляд на девушке.

+3

58

Как и предполагала Мод – Томера абсолютно не колыхало наличие трупа и суета, которую подняли по этому поводу. Звучит отвратно, согласитесь. Суета…повод…лучшей формулировки и подыскать трудно. А саму Мод…Ей нужно было прийти в себя. Сначала лайнер, потом болото, что дальше? Её укусит какая-то древесная букашка, давно не видавшая тела человеческого? Кстати, о хомо сапиенс: Томер ненавязчиво предложил прогуляться куда-нибудь подальше, сославшись на шум, поднимаемый выжившими, и Мод была более, чем «за».
Уж лучше красоваться в белье перед одним мужчиной, чем перед – сколько людей всё еще разгуливало по пляжу? – в общем, перед большой толпой. Главное, не уходить слишком далеко – с такими прогулками никаких вещей не напасешься.
Она бросила взгляд на уходящую Джин, и вновь обернулась, под окликом француза. Что значило это короткое Аllé à! – она не имела ни малейшего понятия, языки никогда не были её сильной стороной.
- Иду, - лаконично ответила женщина и сделала несколько шагов в его сторону. Очень неразумно было оставлять на пляже вещи, в числе которых – ни много, ни мало – был пистолет. Хорошо, что во внутренний карман куртки грязь так и не добралась (под заказ сшита, с фига ли?), а перед стиркой женщина успела быстро переложить его под свитер, а потом и обратно, короче, целый спектакль для одной себя! Но сейчас было не то состояние, чтобы переживать из-за вещей. Сейчас Мод не полицейская, и далеко не человек, который клялся помогать и обеспечивать безопасность человеков.
Горячий песок на секунду окутывал ступни, и вновь отпускал от себя. Уильямс не чувствовала жару так сильно, как остальные: с её посвежевшим от воды состоянием и пляжным внешним видом – этого было достаточно, чтобы просто ощущать тепло и не мучиться.
Она шла молча, благоразумно помня о том, что произошло, когда она решила завязать разговор в последний раз. Навязываться снова и потерпеть фиаско? Нет, спасибо. Разве что только поблагодарить – это другое дело. Он ведь, скорее всего, так и не услышал тогда того простого «спасибо», произнесенного глухим голосом. Испуганным, еле обретающим знакомые нотки. Вот что с людьми творит боязнь смерти.
- Спасибо, что вытащил меня оттуда, - призналась Мод, продолжая смотреть себе под ноги, - я твоя должница.
Уильямс искренне надеялась, что повода для возвращения долга так и не появится – ей не хотелось, чтобы с кем-нибудь, и с её спасителем тоже, произошло что-то нехорошее на острове. Но почему-то в голове сразу всплывала история о десяти негритятах…
Наверное, этот человек привык к женской болтовне, беспечному щебетанию, лишенному глубокого смысла, а она не привыкла болтать по поводу и без. Она вообще не могла похвастаться веселым, беззаботным нравом, и легко подходила под определение «зануда».
Майк…царство ему морское…однажды сказал ей в то время, как они сидели в машине, устроив слежку: « - Знаешь, а я ведь искренне верю, что наступит тот прекрасный день, когда твой самоконтроль познает сбой и одному лишь Богу известно, какая шизанутая баба сидит в тебе там, под бронежилетом». Время шло, а чудо так и не свершилось.

=== Место высадки 3

+2

59

Мод, похоже, была более заинтересована в компании Томера - что ж, кесарю кесарево... Джин пошла к толпе, и подоспела как раз к тому моменту, когда Слав, вступившийся за Гелику, начал выяснять обстоятельства произошедшего. Сиберг не очень это интересовало - вид мертвого тела ей был неприятен, а она знала не понаслышке (рест ин пис, Кейн), что спустя некоторое время после смерти выводящие органы расслабляются и... В общем, по пляжу потянулся запашок.
Бруклинские сортиры!
Джин молча отошла, быстро подошла к шлюпке, порылась под сидениями - именно там были сложены вещи "на всякий случай" (так вот ты какой, Всякий Случай). Последний привет от организаторов круиза: наряду с медикаментами и питьевой водой им подкинули лопаты. Странный выбор, но ведь пригодился? Она схватила лопату и направилась к остальным шлюпкам, так что вернулась уже с тремя инструментами - они были маленькие, складные, такие вроде называют саперными.
Настроение, приподнятое после разговора со Славом, испарилось. Чужая смерть действовала угнетающе, особенно здесь и сейчас. Заставляло задуматься - если эта женщина предпочла смерть ожиданию спасения, будет ли то спасение? И чтоб не думать об этом, нужно было что-то делать. В данном случае - избавиться от самоубийцы (краем уха Джин слышала, что она закинулась таблетками, и отнюдь не колесами) как от напоминания всем им.
Странно, но я чувствую себя виноватой.
Неужели теперь всегда, видя труп, она будет вспоминать Кейна? О черт, неужели она собралась часто видеть трупы? А ведь она пожалела и поняла убийцу Камиллы Крэйг...
- Не хочется вас отвлекать, - в голосе проскользнул сарказм, который покоробил ее саму. - Но давайте уже покончим с этим, а? Нет тела - нет дела.
Она не стала отдавать лопаты мужчинам - им еще труп тащить, а развернулась и направилась в сторону к женщине; избегая смотреть на нее, прошла мимо, туда, где за камнями было небольшое пространство, где пляж переходил в местность, занятую растительностью - на расстоянии от воды, достаточно пригодное место для могилы.
Джин бросила две лопаты на землю. Убеждая себя, что ей не жалко эту женщину, она начала копать - неумело, грубо, резко, надавливая на клинок слишком сильно. Губы были поджаты, и она часто моргала, но сдержала слёзы. Жалость к другому? Жалость к себе? Волосы лезли в лицо, но Джин этого не замечала. Она была слишком сосредоточена на том, чтоб никто не заметил, какую бурю эмоций вызывает в ней происходящее, как оно подавляет, угнетает, вызывает отчаяние (хотелось надеяться, что это она еще от кокса не отошла). Груз выкапываемой земли словно ложился на её плечи - а что, если их не спасут?
Отличная картинка, мечта для желтой прессы: всемирно известная рок-звезда роет могилу босиком. Зашибись.
И вдруг Джин отчетливо поняла, почему чувствовала себя виноватой. Если самоубийство - это мольба о помощи, которую никто не услышал, то все можно было изменить. И где была она, когда эта мольба прозвучала? Развлекалась с Томером. Дабл зашибись.
Натянутое оправдание, но ведь гораздо лучше правды, которая звучит следующим образом: она убила человека, и изменить этот факт уже не сможет, сколько бы могил не вырыла и в скольких бы позорных смертях, к которым не имела отношения, себя не винила.

+4

60

- Мертва! Мертва! Мертва…- её крик постепенно переходил на шепот, а потом снова срывался на крик. Гелика в полном  ужасе наблюдала за всем происходящим, за людьми, которые не уставали задавать один и тот же вопрос. Блондинка никак не реагировала на окружающих, она лишь отрицательно трясла головой, словно не веря происходящему вокруг. Хлоп-хлоп. Её взгляд не переставал бегать из стороны в сторону. Мужчина, кажись его звали Кристофером, видимо решил взять ситуацию в свои руки, ну или просто так сильно разозлили его крики Гелики. Блондинка ощутила, как он с силой стал трясти её за плечи. Она машинально отмахнулась, но не тут-то было…
- Убери от меня свои руки! – крикнула она ему в лицо, - Живо! – и тут тон был уже совсем другими. Никакой истерики. Никакой паники. Лишь вызов, который бросала Гелика мужчине. Зря он с ней так грубо. Нужно быть нежным и ласковым, нужно хотя бы уметь казаться таковым. Хищно сощурив глаза, Фокс пристально смотрела на Кристофера, выжидая момента, чтобы врезать ему по лицу. Если он сейчас же не отпустит её..
« ..клянусь, что завтра твой труп найдут в ближайшей сточной яме, дорогой мистер…как вас так.. Мур. И это будет второе самоубийство. Представляете?»
Напряжение выросло до максимума. Бум!
-Хей! Умерь свой пыл!
- Слав… - Гелика заметила его приближение, и тут же изменила своё настроение, оно само как-то резко изменилось. Кристофер в секунду убрал руки с плеч девушки, и та, кинув гневный взгляд на обидчика, подошла к Векославу. Она посмотрела ему прямо в глаза и тяжело вздохнула. Состояние Фокс можно было оценить, как – на грани истерики. Совсем, совсем на грани.  Ну ЯКОБЫ естественно. Мы же с вами говорим о Гелике, а значит говорить нужно в условном наклонении.
- что вообще произошло?
- Смерть…она везде..смерть..забрала её, - ирландка говорила что-то не вполне связное, поэтому ответить поспешила Эрика. Действительно, хоть кто-то ведь должен сохранять рассудок. Молодец, Эрика.
- Мне страшно. Зачем она это сделала? Зачем убила себя? Как хорошо, что ты рядом..- она взяла его за руку, их пальцы переплелись, - Так мне намного спокойнее.
Состояние девушки улучшилось, несколько глубоких вдохов и выдохов, и она практически в порядке. Положив голову на плечо к мужчине, Гелика закрыла глаза. На заднем плане плыл какой-то посторонний шум. Они выясняли, что делать с телом, где взять лопаты, куда закапывать и дальше по списку. А мисс Фокс было уже как-то совсем параллельно до всего этого. Она заварила эту кашу, весь этот шум, всю эту панику… Цель достигнута!
« Убийцы» пойманы на месте преступления, она никаким боком не причастна, и как приятно, что в глазах посторонних теперь читается страх. В глазах всех читался самый настоящий страх. Разве, что… Почему-то в светлых глазах мистера Ютта блондинка не смогла прочитать абсолютно ничего. А говорят, что глаза – зеркало души. Это явно не про этого мужчину. Что же тут получается? Или же поговорка просто нагло врёт, или же Слав просто напросто не боится. Но такое невозможно! Страх перед смертью, перед убийством, будь то самоубийство… Он чтО? не боится?
- А вам не проще будет закапывать её…- он уловил её тихий голос и повернул голову, - по частям… - совсем тихо проговорила Гел, чтобы только Слав её услышал.
- Ноги, руки, голова…Ты понимаешь, о чём я, - на совсем заговорщической ноте закончила блондинка.
« Расчленить и закопать. Это было бы любопытно»
Ещё раз посмотрев в глаза мужчине, она ещё раз ничего там не увидела и отвернулась.
- Не хочется вас отвлекать - Но давайте уже покончим с этим, а? Нет тела - нет дела.
О, Фокс сразу узнала её. Та милая девушка, что помогала ей на пляже, что имела какие-то непонятные отношения со Славом. Гелика прекрасно её помнила. Решительность этой брюнетки сразу поразила мисс Фокс, ещё тогда на пляже. Сейчас это впечатление только усилилось. Закончив свою недолгую речь, Джин направилась в поисках места захоронения. Гелика на секунду замешкалась, а потом, отпустив руку Слава, пошла за Джин.
- Пошли..- как бы сказала она мужчине, и поспешила догнать Сиберг. Видок у той был, мягко говоря, потерянный.
- Ты в порядке? – спокойно произнесла Гелика, пытаясь быть по максимуму мягкой, - Спасибо за помощь на пляже…
Она обошла брюнетку, словно пытаясь найти к ней подход. Аккуратно, аккуратно.
- В голове не укладывается, что она ЭТО с собой сделала…Боже… - голос полный трагизма и драмы, - Кстати, Джин, у тебя нет на примете одежды, в которую я могла бы переодеться? - и голос уже другой и интонации, словно Гел не составляет никакого труда говорить сначала о смерти, а затем об одежде. Да расплюнуть!

+5



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC